18192

Что не съем, то…

Сюжет Евромайдан: акции протеста на Украине
Игорь Виттель
Игорь Виттель Commons.wikimedia.org

«В революционные бури люди, едва годные для того, чтобы грести веслом, овладевают рулём», — сказал французский лексикограф Пьер Буаст. Поскольку он пронаблюдал Великую Французскую революцию живьём, надо полагать, что основания для таких заявлений у него были достаточные, а словом он пользоваться умел — в числе прочих достижений он успел составить Универсальный словарь французского языка.

Но оставим французского покойного учёного и лексикографа и вернёмся к нынешним дням и свежей украинской революции. Революцией, впрочем, это явление назвать можно очень символически — предполагается, по определению, что революция несёт смену одного политического режима другим. А предпосылок к этому мы на Украине никак не наблюдаем в первую очередь потому, что оппозиция не представляет там собой никакого единого фронта — если завтра, скажем, решившие вмешаться в события зелёные глазастые инопланетяне, загадочно посвистывая, уберут красивыми лучами Януковича, его правительство и всех сторонников, то совершенно непонятно, кто займёт освободившиеся места. Зато довольно легко себе представить, какая драка за эти места начнётся.

Вторая причина, по которой сложно назвать происходящее на Украине революцией это то, что режим меняться не будет. Вы — не знаю, а я не вижу среди оппозиционеров никаких строителей конституционной монархии, теократии или ещё каких-то режимов, принципиально отличающихся от имеющегося. А насильственная смена одного правительства на другое называется не революция, а переворот. Революциями подобные преобразования называют уже победители и делают это постфактум, для благозвучия. Согласитесь, что «Великая Октябрьская Социалистическая революция» звучит лучше, чем «октябрьский переворот» или «попытка переворота». Но историю, вообще, пишут победители. А мы в данный момент смотрим, как эта история происходит.

Андрей Сидорчик.

Значительно больше, чем революцию, происходящее на Украине напоминает гражданскую войну: войска на одной стороне, граждане на другой, а правительство уже начинает пользоваться термином «террористы» вместо «оппозиция».

И, учитывая, что единой оппозиции пронаблюдать все ещё не удалось, зато есть уже достаточно смертей и сообщений о пытках «пленных», нельзя обвинить правительство в терминологической неточности: люди, которые берут «в плен» губернатора, приковывают его наручниками к сцене и начинают издеваться и избивать, не могут считаться политической силой или преследовать политические цели. Будем реалистами: публичные пытки, казни и экзекуции не относятся к арсеналу современной политической борьбы — по крайней мере, в местах, претендующих на звание цивилизованных. В Сирии, например, можно и сердце политического противника вырезать и съесть на виду у обрызганных кровью камер. А в Ливии Братский лидер и руководитель первосентябрьской Великой революции Каддафи, если помните ещё такого, экзотически одевавшегося полковника, был изнасилован штыком перед смертью — видимо, тоже в рамках политической борьбы.

Из интересных моментов надо отметить взятие в Киеве Главпочтамта, телевидения и — удивительно — консерватории. Положим, что отчасти сработал вбитый в школе принцип про «взять почту-телефон-телеграф», поэтому телевидение и почта в этом контексте выглядят ещё более-менее логично. Консерваторию же, по заявлениям протестующих, «взяли в аренду», и она будет служить ночлежкой для революционеров. Кому и сколько платят за эту импровизированную гостиницу непрошеные арендаторы, совершенно непонятно, но, признаться, довольно сложно увидеть какую-то логику в этих боях за здания. В целом, это напоминает поединки в какой-то среднестатистической компьютерной стратегии, где надо тупо поменять «флажки» на зданиях на свои, и чем больше своих флажков на карте, тем лучше: +15 к морали, удвоена добыча дерева, нужно больше золота — вот это всё.

На фоне всех этих абсурдных телодвижений, включающих также погромы и захваты госзданий в других городах страны молодежью из разных оппозиционных группировок, очень интересно звучит выступление в Брюсселе председателя Комитета по иностранным делам Европейского парламента Элмара Брока.

Он заявил о том, что настало время обсудить введение со стороны Евросоюза санкций не только в отношении Украины, но и в отношении России, а также подчеркнул, что Евросоюзу не стоит концентрироваться исключительно на санкциях и надеяться на их немедленный эффект, поэтому нужно рассматривать и другие способы решения конфликта. Я не очень хорошо представляю себе, какие другие способы видит г-н Брок — разве что танки неких европейских держав, подходящие к границам Украины? Авианалёты — как в Косово? Отряды наёмников?

Вообще же получается, что если Украина не прислушается к Европе, то в её отношении просвещённым Западом будет применена тактика «так не доставайся же ты никому» — жанр, в котором любят выступать горячие жители Ближнего Востока, щедро плескающие в лицо отказавшим женщинам кислотой. То есть развалить всё напоследок до основания, чтоб остались одни горящие развалины с украинскими флагами. Как любят говорить на Украине, что не съем, то надкушу?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах