Примерное время чтения: 5 минут
1590

Лариса Лужина:«Дачная гордость – жираф!»

«АиФ. На даче» № 18. Гриб с секретом 23/09/2011

Сделано руками моих мастеров

– Моя дачная гордость – жираф. Ни у кого такого нет! Он высокий – голова над забором торчит. Я всегда говорю ему «Здравствуй!» И сразу появляется улыбка на лице. Мне его сделали строители. Нашли в лесу поваленную сосну, вырезали туловище, обстругали, разукрасили. Кстати, вся мебель – шкафы, лавки, стулья – тоже создана руками моих мастеров.

Уборку на даче делаю аврально. Потом думаю: как хорошо, когда чисто. Длится это счастье недолго. Прихожу домой. Нет бы поставить туфли в шкаф, я их брошу! Ничего не могу с собой поделать, мама меня к порядку не приучила в свое время, хотя сама была очень аккуратной.

Хочу все и сразу!

Некоторые стоят вниз головой, сажают овощи, ухаживают за деревьями, выращивают цветы. А мне нужно, чтобы все сразу: посадил растение – и оно сразу расцвело. Но так не бывает. (Смеется.) Посадила пару кустов черной смородины, и то только потому, что узнала секрет «Кончаловки». Настаиваю водку на черной смородине по рецепту писательницы Натальи Петровны Кончаловской. Очень вкусный напиток получается.

Чувствую себя комфортно

Когда-то цыганка нагадала мне много мужей, но сказала, что в конце жизни я останусь одна. Так и вышло. Но, честно сказать, мне не хочется никого с собой рядом видеть. Я вполне комфортно себя чувствую. Может, оттого, что, пока я более-менее востребована, приходится много ездить. Творческие встречи, гастроли. Я настолько устаю, что довольна, когда дома никого нет и не надо ни с кем разговаривать. И потом, я не считаю, что одинока. У меня двое внуков, прекрасный сын, невестка. В общем, все в порядке.

Настоящий артист никогда не халтурит

Чем наполнена моя жизнь сейчас? Играю в антрепризах и репертуарных спектаклях. Считаю, что и в сериалах можно сниматься. Но не в сиюминутных, которые сегодня посмотришь, а завтра забудешь. В больших сериалах производителям уже фантазии не хватает: что бы еще такого напридумывать? Скажем, в «Любовь как любовь», где я снималась в главной роли, 320 серий. Поначалу мы с Сергеем Петровичем Никоненко чувствовали себя некомфортно: чуть ли не каждую следующую сцену снимает другой режиссер. Но через пару месяцев втянулись. Раньше я тексты дома учила. А сейчас стала, как и все, прямо на съемочной площадке.

Конечно, я бы хотела сниматься в художественных картинах – там больше возможностей проявить себя. Но, если артист настоящий, он никогда не халтурит – даже в самом маленьком эпизоде в бесталанной картине.

Училась у прекрасных педагогов

На картине «На семи ветрах» был достаточно критический момент: режиссер Станислав Ростоцкий увидел, что роль у меня не получается, испугался – ведь от главной героини зависит успех всего фильма. Для меня это была трагедия, я думала: если Ростоцкий снимет меня с роли, я уже не вернусь во ВГИК, не смогу смотреть своим учителям и сокурсникам в глаза. Не смогу вернуться даже домой – мне будет стыдно перед подругами и мамой.

Хорошо, что я училась у прекрасных педагогов – Герасимова и Макаровой. Они обо мне позаботились. Сказали Ростоцкому: «Лариса только на первом курсе института. Это еще сырой материал, глина. Все в твоих руках. Ты должен лепить из нее скульп­туру». Спасибо им, меня все-таки оставили.

К Владимиру Высоцкому я относилась как к другу

Песню «Куда мне до нее, она была в Париже» Владимир Высоцкий посвятил мне. Мы с ним много общались на картине «Вертикаль» – съемки шли 5 месяцев. До этого Володя приходил к нам в общежитие, он дружил с Володарским и моим первым мужем – оператором Алексеем Чардыниным… Высоцкий всегда был душой компании. Мы слушали его песни – они тогда были у него приблатненные. Потом, где-то с 1963 года, он начал писать более серьезные произведения. Когда Высоцкий приходил к нам домой, не мог просто взять гитару и пробренчать, спеть вполголоса. Каждый раз это была полная отдача. Если Володя пел, никто не мог позволить себе даже вилкой стукнуть о тарелку…

Когда Высоцкий прилетел на съемки «Вертикали», сказал: «Я тебе это написал». И спел «Она была в Париже». Тогда еще за границу особо никто не ездил, а я уже побывала в Каннах, Осло, Тегеране, Дублине… Володя в песне описал все, что я рассказывала ему об этих поездках.

Высоцкий пытался ухаживать и за мной, и за Ритой Кошелевой. Но я не откликнулась на его чувства: у меня тогда был муж. Я к Володе всегда относилась только как к другу…

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах