31120

Пахмутова против «Битлз». Артемий Троицкий - о советской поп-музыке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Трудная задачка. К чему пришло школьное образование? 23/06/2021
Музыкальный критик Артемий Троицкий.
Музыкальный критик Артемий Троицкий. / Валерий Мельников / РИА Новости

«Кобзон, несомненно, был сильным и убедительным вокалистом. С голосом у него всё было в порядке. Но артистом он был скучным – на сцене был абсолютно статичен, смотреть на него было крайне неинтересно», – заявил в интервью «АиФ» музыкальный критик ­Артемий Троицкий.

«Миллион алых роз»

Владимир Полупанов, «АиФ»: – Артём, спустя годы песни советских композиторов, таких как Тухманов, Пахмутова, Шаинский, Бабаджанян, Зацепин и т. д., кажутся несомненной ценностью, шедеврами, особенно на фоне бездарных современных хитов. Но почему мелодичная советская поп-музыка так и не стала популярной на Западе? Ведь эту музыку можно было адаптировать для западного слушателя, переведя тексты на английский. Или всё-таки это продукт сугубо для внутреннего пользования?

Артемий Троицкий: – Конечно, многие произведения классической советской эстрады несут на себе знак выс­шего качества. В основном это касается песен 50-х, 60-х и ­70-х гг. На мой взгляд, в ­80-е эта традиция в значительной степени выродилась, а в 90-е вообще исчезла. Я в те времена любил рок, но помню, что уже тогда думал о некоторых советских эстрадных песнях с их в том числе и чисто пропагандистскими текстами, как, скажем, песня Пахмутовой «И вновь продолжается бой»: «Какая же классная мелодия!»

Где-то в начале 80-х я сос­тавил для подпольного самоиздатовского рок-журнала список своих любимых песен на русском языке, где наряду с андеграундными хитами Майка Науменко или Бориса Гребенщикова стояли песни Андрея Петрова из фильма «Человек-амфибия» или песня Пахмутовой «Нежность», ранние произведения Тухманова. На самом деле это классные песни! «Неж­ность» по своей мелодической грациозности не уступает лучшим хитам тех же «Битлз», скажем – Yesterday. Пахмутова, Островский, Бабаджанян, Фрадкин, Френкель и т. д. (это только начало списка, можно было бы назвать ещё десятки фамилий) сочиняли потрясающие песни, которые действительно являются золотым фондом.

Они не стали известными на Западе по той простой причине, что никто этим не занимался. Если бы нашлись какие-то ушлые западные издатели, которые стали бы целенаправленно вести работу по продвижению мелодий советских композиторов на Западе, думаю, что это была бы отнюдь не безнадёжная авантюра. Кстати говоря, некоторые песни стали хитами за пределами СССР. Но это были единичные экземпляры. «Миллион алых роз» был популярным хитом, правда, не в Америке и не в Британии (в англоязычных странах эта песня не пошла), а в Восточной Азии – Японии, Южной Корее. В Финляндии некоторые советские песни, например «Я люблю тебя, жизнь», тоже были невероятно популярными. Но дальше соседних стран дело не пошло. А у советских организаций – скажем, того же ВААП или Союза композиторов СССР – для этого не было ни ноу-хау, ни бюджета, ни опыта, ни связей.

– Кто из ­советских артистов, на ваш взгляд, был самым «западным» с точки зрения внешности, голоса, артистизма? Чей талант можно было бы конвертировать за пределами страны?

– Некоторые советские эстрадные кумиры 60–70-х эмигрировали на Запад: Вадим Мулерман, Лариса Мондрус, Аида Ведищева, Жан Татлян. Правда, большой карьеры за рубежом никто из них не сделал. Думаю, отчасти это связано с тем, что эмигрировали они, уже будучи не очень молодыми людьми, во-первых. И, во-вторых, сильно не уверен, что у них было всё в порядке с английским языком. А на вопрос «Кто из наших звёзд мог бы прославиться на Западе?» у меня есть готовый ответ: «Если говорить о наших эстрадных артистах, то мне приходят на ум два человека – это Муслим Магомаев и Алла Пугачёва».

Магомаев – обладатель и шикарного голоса, и прекрасной внешности. К тому же он прошёл итальянскую оперную школу. Думаю, что западные продюсеры могли бы сделать из Муслима Магомаева артиста мирового масштаба. То же самое касается и Пугачёвой, которая артистична, динамична, обладает прекрасным голосом. Алла Борисовна сделала робкую попытку пробиться на Запад, выпустив в Швеции сильный в музыкальном отношении альбом «Алла Пугачёва в Стокгольме» (1985 г.). Пугачёву подвел плохой английский – по-английски она пела откровенно плохо. Поэтому дальше Швеции дело не пошло. И опять же было уже поздновато. На момент выхода пластинки Алле было 36 лет. Думаю, если бы её продвижением на Западе занялись в 70-е гг., она могла бы стать звездой международного калибра.

– Лидер «Алисы» Константин Кинчев когда-то спел: «Каждый в душе Сид Вишес, а на деле Иосиф­ Кобзон», выразив тем самым отношение русских рок-музыкантов к официальной советской эстраде. Кобзон действительно её олицетворял. Он был большой личностью – с этим сложно спорить. Многим людям он помогал, вплоть до того, что решал квартирный вопрос. Можно вспомнить эпизод с вызволением заложников в Театральном центре на Дубровке просто. Но с точки зрения музыки насколько он был велик? Его называли русским аналогом Фрэнка Синат­ры. Это сравнение имеет право на жизнь, на ваш взгляд?

— Думаю, что сравнение Иосифа Кобзона с Фрэнком Синатрой справедливо в том смысле, что Синатру тоже обвиняли в связях с мафией. Правда, связи Синатры американским ФБР доказаны так и не были. Что касается Иосифа Кобзона, то его дружба с япончиками, тайванчиками, отариками и так далее хорошо известна. Кобзон, несомненно, был сильным и убедительным вокалистом. С голосом у него всё было в порядке. Но артистом он был скучным – на сцене был абсолютно статичен, смотреть на него было крайне неинтересно. Он пел всё подряд – от лирики до коммунистических гимнов – и сам ничего не сочинял. И в этом смысле был артистом сугубо несовременным.

Всему есть место

– Мало кто из молодёжи, из поколения нулевых, слушает классику эстрады и рока. Песни «Битлз» или спетые Магомаевым молодым уже не кажутся такой же незыблемой ценностью, какой являются для нашего поколения. Не кажется ли вам, что популярная музыка всё-таки имеет свой срок годности?

— До недавнего времени существовал непреложный закон, что у каждого нового поколения своя музыка. В 50-е царил Элвис Пресли и Чак Берри, в 60-е – «Битлз», «Роллинг Стоунз», а у нас – Муслим Магомаев и Эдита Пьеха, в 70-е – «Лед Зеппелин», «Пинк Флойд», у нас – Алла Пугачёва, в 80-е – «Депеш Мод», а у нас – «Аквариум», «Кино», «Машина времени» и т. д. Была чёткая сменяемость артистов, каких-то стилей и направлений.

Сейчас этого, в общем-то, нет. Сейчас параллельно мирным образом сосуществует самая разная музыка. С одной стороны, рок, с другой – рэп, с третьей – более слащавая попса. Для музыки ностальгической, для тех же «Битлз», в этом многоструйном потоке находится место. Этому есть и косвенное доказатель­ство. На Западе сейчас началась повальная кампания по скупке авторских прав на знаменитые песни. Пошла настоящая волна закупок и перекупок. Потому что старая классическая эстрада и рок воспринимаются сегодня как инвестиция в элитную недвижимость. А элитная недвижимость в цене только растёт.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество