aif.ru counter
2624

Владимир Вдовиченков: «Я – добрый папа!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Пластик наступает! 18/09/2019
«Дорогой папа».
«Дорогой папа». © / Кадр из фильма

Главный герой картины – Вадим Дюмин (Владимир Вдовиченков), владелец большой торговой сети, у которого на носу большая и важная сделка с китайскими коллегами. Но обстоятельства внезапно складываются так, что Вадиму предстоит завоевать доверие не будущих бизнес-партнёров, а почти взрослой дочери, которую он не видел с самого рождения. «АиФ» поговорил с Владимиром Вдовиченковым о том, как найти общий язык с детьми, о выборе между семьёй и работой и о том, тяготеет ли над ним наследство сериала «Бригада».

«Дети должны помнить радость, а не боль»

Игорь Карев, «АиФ»: – Владимир, у режиссёра Михаила Расходникова это второй фильм, посвящённый воспитанию детей. Во «Временных трудностях» методы были достаточно жёсткими, но принесли определённые плоды. В «Дорогом папе» ваш герой пытается завоевать доверие дочери гораздо более мягкими способами. У вас самого двое детей. Какой подход вам ближе?

Владимир Вдовиченков: – К сожалению, так случилось, что сына я почти не воспитывал, и мне сложно что-либо говорить. Но попробую обо­значить свои ощущения: жестокость – всегда плохо. Я мягкий человек, не люблю насилие во всех его проявлениях, и если в семье поделить родителей на хорошего и плохого полицейских, то я буду хорошим. Я всегда готов к снисхождению, и, если дочь скажет, что не хочет идти в школу, я ей разрешу.

– Почему?

– У меня от школы остались плохие воспоминания, я не люблю коллективное воспитание. И я добрый папа. Если бы у меня была волшебная палочка, я бы сделал так, чтобы все родители были добрыми и не обижали своих детей. Дети уязвимы и ранимы, они открыты. Они как губка, в них легко можно влить яд – и они его проглотят. Мои родители относились ко мне по-разному, но кнут я помню, а вот пряники забылись.

– Но может быть, воспоминания о кнуте останавливают кого-то от неблаговидных поступков?

– Нет, не останавливают. Пока сам не пройдёшь через ситуации, ничего не поймёшь. Конечно, страх наказания о­стаётся, а страх, наверное, одна из самых сильных эмоций, которые существуют в мире. Но я не хотел бы, чтобы страх доминировал. Нельзя так. Дети могут забыть радостные моменты, но они всю жизнь будут помнить обиду и боль. Детей нужно любить. Воспитывать, объяснять, что такое хорошо и что такое плохо, необходимо, но желательно это делать на собственном примере. А с помощью страха невозможно ни от чего предостеречь. Ребёнок может сделать наоборот, назло.

Владимир Вдовиченков с дочерью Вероникой, которой сейчас 14 лет.

«Хочу иметь тайны!»

– Ваш герой, выбирая между деньгами и семьёй, в итоге выбрал семью. А вы сами, если бы вдруг оказались на месте вашего героя, какой выбор сделали? Что предпочли бы – семью или работу?

– Я хитрый – и пытаюсь сесть на два стула (улыбается). Моя семья – это кино: я сам в кино, и моя жена (актриса Елена Лядова. – Ред.) в кино. Так что я постарался сделать так, чтобы моя семья стала плюсом к моей работе, а работа стала плюсом к моей семье. Но о личной жизни я стараюсь не говорить, это моё личное пространство.

– Вас задевает, когда вашу личную жизнь всё же начинают обсуждать?

– Не задевает, я уже привык к этому и отношусь спокойно, если выходит какая-либо передача или интервью. На вопрос: «Любите ли вы свою жену?» – отвечаю: конечно, люблю. Когда спрашивают, любит ли она меня, говорю: конечно, любит. А что мы будем делать завтра… обсудим и вместе с ней решим. Но это наше личное дело. Нам хочется иметь свои тайны, свои скелеты в шкафу – как вам, вашим читателям, любому человеку.

– Есть что-то, что может обидеть вас настолько сильно, что захочется сжать зубы и разозлиться по-настоящему?

– Наверное, нет. Но есть профессиональные обиды. Знаете, российские актёры на голову выше всех западных. Потому что мы поставлены в такие условия, когда необходимо выживать, ведя несколько проектов одновременно. И спрос при этом с тебя, как с Брэда Питта, а то и больше, поскольку ты свой. Но условия работы при этом несопоставимы. Чёрт возьми! Отправьте Питта на съёмочную площадку, где нет ни режиссёра, ни оператора… Вернее, номинально они есть, но по факту их нет… И посмотрите, как он будет на пупе вертеться. Но и это не совсем обида, на обиженных воду возят. Это, скорее, досада – живём здесь, а спрашивают, словно ты каждый день приезжаешь из Голливуда. (Смеётся.)

– Звездой вас сделал сериал «Бригада». И например, Сергея Безрукова до сих пор представляют как Сашу Белого. А вы можете сказать, что справились с наследством этого фильма?

– Знаете, меня, наверное, тоже до сих пор представляют как Фила из «Бригады» (смеётся). В этом смысле база осталась. Я служу в Театре им. Вахтангова, и после спектакля поклонники просят дать автограф от имени Фила или от Костяна «Кота» (персонаж фильма Петра Буслова «Бумер». – Ред.). Но бывает и по-другому. Однажды ко мне подошла женщина, я спросил её, от кого ей подписать, а она ответила: не знаю, я ваших фильмов не видела, но была на спектакле, и мне очень понравилось. И тогда я понял, что всё хорошо, что меня тащит не просто какое-то наследие. Что существуют новые роли и я иду верной дорогой. Подростки в основном не видели «Бригаду» или «Бумер», это совершенно другая, давняя история, которую они не застали. Я ни в коем случае не отрекаюсь от Фила. «Бригада» – фильм, который сделал меня узнава­емым, дал возможность выбора других ролей. Возможно, если бы не было Фила, то и я бы не состоялся. Но сейчас я стараюсь идти дальше.

– А у вас есть какая-то идеальная роль, которую вам хотелось бы сыграть, но пока не получилось?

– Наверное, нет. Идеальная роль – это совпадение многих факторов. Должен быть интересный сценарий, интересный режиссёр, хорошая команда. У Буслова в «Бумере» я был готов сниматься и без денег, пойти в «Левиафан» к Андрею Звягинцеву я согласился, прочитав сценарий и узнав, кто ещё будет работать в этом фильме. Та же история была и с «Салютом-7» Клима Шипенко. Ведь съёмки – это часть жизни актёров, мы тратим на них по несколько месяцев.

Единственное исключение – я не могу себя заставить играть подонков. Конечно, я играю персонажей, так сказать, с по­движной моралью, как в «Дорогом папе». Но у Вадима методы, возможно, сомнительные, а цели – хорошие. У всех моих героев хорошие цели, хотя сами они могут быть разные. Но при этом должны доминировать общечеловеческие ценности. Даже в «Бригаде» главным была не стрельба и не рэкет, а дружба и взаимовыручка между героями.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы