aif.ru counter
5723

Орден Саввы. Безумные идеи и амбициозные проекты мецената Мамонтова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. Бездорожье: не знаешь, куда заедешь — в ХХI век или в XIX? 12/10/2016
Промышленник и меценат Савва Иванович Мамонтов. Государственный историко-художественный и литературный  музей-заповедник «Абрамцево» в Сергиево-Посадском районе. Репродукция фотографии.
Промышленник и меценат Савва Иванович Мамонтов. Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево» в Сергиево-Посадском районе. Репродукция фотографии. © / РИА Новости

15 октября 1841 года в сибирском городке Ялуторовск у одного винного откупщика родился третий сын. Мальчика назвали по святцам, в честь преподобного Саввы Вишерского, чья память совершается 14 октября. Фамилия — Мамонтов.

«Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом» — так Пушкин оценил роль Михаила Ломоносова в отечественной истории. С некоторыми поправками то же самое можно сказать и о Савве Мамонтове. Его называют выдающимся меценатом Серебряного века. Но он, по большому счёту, сам был Серебряным веком. Или, если угодно, нашим искусством в период его фантастического взлёта. Музыка, театр, живопись, скульптура тех лет — всё так или иначе несёт на себе отпечаток личности этого предпринимателя.

Когда речь идёт о фигуре такого калибра, есть большой соблазн снизить планку. К примеру, указать на то, что юный Мамонтов неважно учился. Скажем, в выпускном классе гимназии завалил латынь и был оставлен на второй год. Да и вообще более-менее успевал только по тем предметам, которые ему нравились. Дескать, вот откуда его страсть к артистизму и богеме.

Скульптор, певец?..

Причины метаний Мамонтова между искусством и предпринимательством можно и нужно искать именно в детстве и юношестве. Но гимназия здесь ни при чём. А «при чём» компаньон его отца, учёный и промышленник Фёдор Чижов. «Это был замечательный человек, — признался как-то Мамонтов совсем юному художнику Константину Коровину. — Он сказал мне, когда я был таким же мальчиком, как вы: «Артисты, художники, поэты есть достояние народа. И страна будет сильна, если народ будет проникнут пониманием их».

Русский импрессионизм Константина Коровина: 10 картин

Меценаты или коллекционеры, как правило, представляются всё же несколько эгоистическими фигурами. Да, они покровительствуют людям искусства. Но прежде всего для собственного удоволь­ствия. Однако Савва Мамонтов не укладывается в привычный формат «мецената и покровителя». Он имел ясную цель. И цель эта была больше и выше, чем просто благотворительность. «Страна будет сильна». Сильна пониманием искусства. Мамонтов был в этом крепко уверен. И когда его укоряли за излишнюю вычурность некоторых проектов, реагировал резко: «Надо приучать глаза народа к красивому на вокзалах, в храмах, на улицах».

Савва Мамонтов. Портрет выполнен Ильей Репиным.
Савва Мамонтов. Портрет выполнен Ильей Репиным. Фото: репродукция

Кстати, одним из любимых предметов юного Саввы была древняя история. Очень хочется думать, что он запомнил один античный сюжет. Афинский полководец Ификрат претендовал на роль стратега-главнокомандующего. Его пытались осадить: «Чем ты хвалишься? Кто ты? Конник, лучник, копейщик?» Ответ был великолепен: «Отнюдь. Но умею всеми ими распоряжаться».

Вечный вопрос: что важнее — уметь делать самому или руководить умеющими?

С одной стороны, Мамонтов из первых. Поехав в 1864 г. в Италию изучать основы шелководства и практическую коммерцию, внезапно увлёкся оперой. Ничего особенного, кабы не один факт. Мамонтов запел сам. У него оказался прекрасный бас, и он даже получил ангажемент в опере Беллини «Норма». Спустя 8 лет, снова будучи по делам фирмы в Италии, он знакомится со скульп­тором Марком Антокольским. Вот его отзыв о Мамонтове: «Приехавши в Рим, Савва начал лепить — успех необыкновенный! Вот вам новый скульптор!» Однако композитор Сергей Рахманинов с Антокольским не согласен: «Мамонтов был рождён режиссёром и выказал себя в этой области настоящим мастером».

Художники в гостях у Саввы Ивановича Мамонтова. Илья Ефимович Репин, Василий Иванович Суриков, Константин Алексеевич Коровин, Валентин Александрович Серов, Марк Матвеевич Антокольский. Музей истории и реконструкции Москвы. Фотокопия.
Художники в гостях у Саввы Ивановича Мамонтова. Илья Ефимович Репин, Василий Иванович Суриков, Константин Алексеевич Коровин, Валентин Александрович Серов, Марк Матвеевич Антокольский. Музей истории и реконструкции Москвы. Фотокопия. Фото: РИА Новости

Стратегия вдохновения

С другой стороны, Мамонтов умел именно что распоряжаться. Причём на каком-то даже сейчас не вполне освоенном уровне. Так, запуская амбициозный проект по продолжению Московско-Ярославской железной дороги до Архангельска и далее, на Кольский полуостров, он в числе прочего думает о... художниках. И отправляет двух своих протеже, Константина Коровинаи Валентина Серова, в командировку по Северной Двине. Цель — этюды и подбор натуры для фресок, панно и мозаик, которыми украсятся вокзалы ещё не построенной дороги.

Мастер портрета Валентин Серов. Жизнь художника в картинах

Безумие? Дешёвое прожектёрство? Нет — стратегия. Та самая: «Приучать глаза народа к красивому, чтобы страна была сильна». Результат, впрочем, вышел парадоксальным. Успех работ оказался настолько ­оглушительным, что до вокзалов они не дошли — сейчас полотна Коровина и Серова, привезённые из той командировки, находятся в Третьяковской галерее и Русском музее.

Да и сама дорога едва-едва состоялась. Причина проста. Единоличным решением Мамонтов мог продавить многое, но не всё — на его пути стояли совет директоров и правление. А в продолжении дороги до Кольского полуострова они не были заинтересованы.

Сам Мамонтов понимал, что дорога нужна, и бился за свой проект. Он приводил доводы — его не слушали. Он говорил о стратегической необходимости этого пути — над ним смеялись. «Не дело, дорога будет бездоходная», «Пойдёт по пустынным местам», «Клюкву да морошку возить?» — вот издевательские отзывы из прессы тех лет.

Места действительно были пустынными, и дорога, в общем, шла в никуда — её конечный пункт, город Романов-на-Мурмане, будет основан только лет 20 спустя. В 1917 г. он станет Мурманском. А во время Великой Отечественной войны — единственным незамерзающим морским портом европейской части СССР, который сможет принимать грузы ленд-лиза — танки и самолёты, грузовики и станки. Всё это будут везти по той самой дороге.

Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево»
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево» Фото: РИА Новости/ Юрий Сомов

Абрамцево, усадьба Саввы Мамонтова, вдохновляло художников на создание шедевров. Васнецов там писал своих «Богатырей», Нестеров — «Видение отроку Варфоломею», Серов — «Девочку с персиками». В частной опере Мамонтова пойдут «бесперспективные» произведения, отвергнутые императорскими театрами. «Скучная и неудачная» опера «Руслан и Людмила» Глинки, «неестественная и вычурная» «Хованщина» Мусоргского, где будет блистать Шаляпин. А кое-какие события на главном детище промышленника Мамонтова спустя многие годы найдут отражение в повести Бориса Васильева и фильме Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие...». Старшина Федот Васков и взвод зенитчиц будут охранять ту самую железную дорогу «в никуда», которую всё-таки «продавил» Мамонтов.

Масштаб его свершений увидят и осознают только его потомки. Савва Иванович умер 6 апреля 1918 г. Его уход из жизни мало кого тогда обеспокоил. На могилу принесли всего 4 венка. Два доставили люди искусства: «От семьи Серовых» и «От любящей семьи Шаляпина». Ещё два — инженеры. Надпись на одном из них гласила: «От признательных служащих Северных железных дорог».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы