aif.ru counter
18.08.2015 12:08
30613

Олег Табаков: «Делать нужно то, что считаешь важным и нравственным»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. «Интересная» математика 19/08/2015
Олег Табаков.
Олег Табаков. © / Фото: Евгения Новоженина / РИА Новости

«Нельзя забывать, что жизнь на нас не заканчивается. А болтовня про санкции, шванкции — это суета сует!» — считает мэтр отечественного театра и кино.

В день своего юбилея, 17 августа, Олег Павлович не стал устраивать званых пышных торжеств. Говорит: «Денег скопил, водки и закуски купил — кто вспомнит, милости прошу!» Впрочем, от торжественных мероприятий ему всё-таки не отвертеться: новый театральный сезон, выход книги, выставка, марафон спектаклей и, наконец, юбилейный вечер... Всё это скоро. А также не за горами уже открытие нового здания легендарной «Табакерки».

«Словоблудие не люблю»

Сергей Грачёв, «АиФ»: Олег Павлович, юбилей, а тем более столь солидный, — это же не просто круглая дата, но и подведение каких-то итогов, наверное, переосмысление своих взглядов на мир, может быть...

Олег Табаков: Мне уже поздно что-либо переосмысливать, менять в своих взглядах. Я прожил свою жизнь довольно интенсивно и, будем говорить, зримо для моих коллег и зрителей. Последние 12 лет зрительный зал МХТ заполнен на 99%! И, как ни странно, никакие кризисы, санкции, шванкции, го...нции на это никак не влияют. Я два раза в месяц, во время предварительной продажи билетов, прячусь за штору у окна на втором этаже театра и смотрю, какого размера очередь выстраивается. И меня радует то, что я вижу. Вот это, пожалуй, главное.

— А зритель, люди вместе со страной как-то меняются? Это вы видите «из-за шторы»?

— Я же не оценщик и не бухгалтер. Чего вы от меня хотите? Вот уже 60 лет из своих 80 я выхожу на сцену, и зрители встречают меня аплодисментами ещё до того, как что-либо скажу.

60 лет! Три поколения зрителей сменилось... Даже мне трудно это представить и осмыслить.

— И всё-таки хотелось бы поговорить с вами на злобу дня... Сегодня в новостях, в правительственных и общественных инициативах регулярно звучат такие слова, как «запретить», «ограничить», «урезать», «ужесточить контроль», и так далее. Что вы думаете по этому поводу?

— А что тут думать? Ну есть такая тенденция, но при всём этом могу свидетельствовать, что власть обращается с театрами, которыми, по крайней мере, я руковожу, по-другому. Как-то странно опять же, нам ничего не запрещают, ничего не урезают...

— Ну как же?! Матом-то со сцены вам всё-таки запретили выражаться!

— Знаете, это разумная мера. На моей памяти только однажды употребление ненормативной лексики в художественном произведении было уместно и закономерно. Я сейчас говорю о монологе капитана милиции в пьесе братьев Пресняковых «Изображая жертву». Там человек пашет-пашет, а на него вешают и вешают всех собак, всё предъявляют и предъявляют претензии. Сделать крайним человека в погонах — это же так просто и удобно. Разумеется, он не выдерживает — и его прорывает. Слушаешь и понимаешь — по-другому тут не скажешь.

А что касается всевозможных запретов вообще, всяких санкций-антисанкций, то это всё пена, которая сойдёт. Всерьёз это даже обсуждать не хочу. Надо просто работать. Делай то, что должен, а там уж Господь рассудит. Принцип очень простой и известный, но мало кто его исповедует в жизни. Пусть банально прозвучит, но человека, как известно, определяют его дела и поступки. Всё остальное — словоблудие и суета сует. Я никого персонально ни в чём не обвиняю, просто живу своей жизнью. И ещё знаю, что, если бы у меня не было нравственного стержня, давно бы всё бросил, сломался. Всё, что не относится к моей профессии, я разгребаю по сторонам. Короче говоря, ещё раз повторю: делать нужно то, что считаешь важным и нравственным.

— Это понятно, когда речь идёт об отдельном человеке. А насколько применим такой принцип по отношению к государственной политике в целом, например?

— Применим точно так же, как и к отдельному человеку! А как вы хотели?! Только я о государственной политике судить не имею права, поскольку ничего в ней не понимаю. Я в театре понимаю кое-что, ну и в кино ещё...

«Счасть есть!»

— Олег Павлович, вы же лукавите сейчас!

— Да, лукавлю и буду лукавить. Мне так удобно. Вот про политику и экономику театров, которыми руковожу, могу без лукавства говорить. Зарплаты у нас, например, сопоставимы с зарплатами, которые люди получают в европейских муниципальных театрах. Не устану это повторять! Где ещё такое есть?

— Не знаю, но в противовес вам хочется напомнить избитое выражение «не в деньгах счастье»...

— Может, и не в деньгах. Но в своей жилплощади определённое счастье всё же есть. Там детей можно делать, рожать и растить... Там можно мать-старуху поселить и обеспечить ей человеческие условия.

— Но вы же знаете, что уровень благосостояния населения падает, а вместе с ним и число тех, кто может позволить себе купить хоть какую-то жилплощадь...

— Я не имею права комментировать подобные вопросы. Про себя могу говорить что угодно. Но и тут мне удивить вас нечем. Я человек традиционной сексуальной ориентации. В 70 лет я «сделал» своего последнего ребёнка. Это очень важно. Человек полноценно живёт до тех пор, пока он способен дарить новую жизнь, любить женщин. А когда ты не можешь уже любить женщину, надо начинать любить природу, землю... (Смеётся.) Ну да ладно, уверен, если не помру, всё будет нормально. И вообще я с оптимизмом смотрю в будущее, на это у меня есть право. Всё-таки я и при советской власти жил, жил при безвластии Горбачёва, потом в новом обществе капитализма с нечеловеческим лицом. Единственное, мне очень обидно, что последние 20 лет мы практически про...ли в плане поиска талантов. Они, таланты, есть, но всё это время мы ищем и находим их, что называется, в «ручном режиме», поштучно.

— А если смотреть шире, то насколько эффективным оказался для страны новый период истории?

— Если вы заметили, я не болтун по своему характеру. Не хочу говорить о том, за что не отвечаю. Знаете, у Суворова были такие стишата: «Я на камушке сижу, на Очаков я гляжу». Вот и я также сижу на своём «камушке» и наблюдаю за происходящим. Жизнь идёт своим чередом. Слава богу, есть люди, которые сочувствуют или симпатизируют той работе, которая ведётся в театрах, дают деньги. Причём дают не в расчёте процент нажить на этом, а просто потому, что неравнодушны. Они понимают, что никто этого не сделает за них. Ну ни на Владимира Владимировича и Дмитрия Анатольевича же всё время надеяться... Надо помнить, что жизнь на нас не заканчивается.

Вот 1 сентября в Театральной школе моего имени новобранцы, как и положено, приступят к занятиям. Со всей России дети учатся. И питаются пять раз в день, между прочим!

— А не многовато ли вы их кормите?

— В самый раз! Они и трудятся у нас с девяти утра до девяти вечера. Если бы перекармливали, у них бы заворот кишок случился, запоры бы их мучили или ещё что-то, а так всё нормально.

— Раз уж речь зашла о ваших детях и детищах, напрашивается вопрос: почему новое здание «Табакерки» уже 10 лет в строительных лесах, хотя уже давно должно быть открыто для зрителей? Классический русский долгострой или кризис сказался?

— Просто опаздывают по срокам — так бывает. Что тут ещё комментировать?! Строители обещали сдать объект до Нового года, и, по моим планам, уже в марте — в день рождения «Табакерки» — начнём играть спектакли в новом помещении. Да меня, по сути, и не волнует, откроется новое здание 1 марта или, например, 30 апреля. Главное, что откроется. А это событие поважнее и посильнее всяких там юбилеев!

11 ярких цитат Олега Табакова о культуре, политике и таланте

Оставить комментарий (9)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество