aif.ru counter
84811

Митя Фомин: это уже не тайна, я не пел в группе HI-FI

Митя Фомин.
Митя Фомин. © / Предоставлено пресс-службой

Владимир Полупанов, АиФ.ru: В прошлому году вышел ваш совместный клип на песню «Разбуди меня» с группой HI-FI и Павлом Есениным. Это была разовая акция, или ты вернулся на прежнее место работы?

Митя Фомин: Я уже не мыслю себя в прежних рамках. Это было воссоединение группы HI-FI в золотом составе. Мы не встречались и не выступали вместе более 10 лет. Всё думали над поводами для воссоединения и никак не могли придумать. Сергей Жуков отмечал 22-летие группы «Руки вверх» в «Олимпийском», и я предложил ребятам — чем не повод. Идею все восприняли с воодушевлением. И всё случилось.

Скажу тебе честно, я ожидал большего внимания к этому воссоединению. Я даже думал, что неплохо было бы проехаться по городам-миллионникам. Мы спели вместе новую песню. Но, к сожалению, не были услышаны так, как хотелось. С прискорбием отмечаю, что вроде бы хорошая песня («Разбуди меня» — Ред.), но она осталась почти незамеченной, не прозвучала, как должна была.

 В клипе Павел Есенин мелькнул всего лишь на несколько секунд. А ведь все эти 10 лет, которые ты работал в группе, он пел вместо тебя.

— Да, это уже не является тайной — я просто «анимировал» эти песни. Я сравниваю эту роль с ролью актёров, которые в фильмах «поют» чужими голосами, потому что так решил режиссер. Это была удобная модель существования коммерческого коллектива, который очень востребован. Мы же почти не бывали дома. Хотя у меня всегда были амбиции певца. Я и пришёл в HI-FI с надеждой, что рано или поздно мне дадут возможность петь. Но сколько бы я ни добивался и ни уговаривал менеджмент группы, мне отказывали.

 А чем мотивировали отказ?

— Тем, что публика уже привыкла к этому голосу, что у нас прекрасная модель, обкатанная годами. А если начну петь я, это может изменить судьбу коллектива. Так что не надо ничего менять, петь всё равно будет Есенин. В какой-то момент я с этой участью смирился. Мы были так востребованы, что даже не было времени остановиться, подумать о том, как реализовывать свои творческие амбиции. Конечно, в глубине души у меня скребли кошки. Я думал о том, что долго так не просуществую.

Я играл роль артиста в придуманном эстрадном спектакле. Весь шоу-бизнес, организаторы концертов знали, что Фомин не поёт. Но ни у кого не возникало ощущения фальши, потому что я выходил всегда как на амбразуру и эту роль исполнял прекрасно. Хотя менеджмент группы никогда не хвалил меня, а в глубине души мне этого очень хотелось. Чтобы сказали, что я хороший, незаменимый.

Но это не отменяет того, что я безмерно благодарен, что мне дали такую возможность. Годы, проведенные в HI-FI, многому меня научили. Я заработал друзей, поклонников, врагов, научился общаться с прессой, вести себя на публике, взлетать, падать, а потом снова взлетать. Это были незабываемые 10 лет! Но дальше я так жить не мог. Нужно было двигаться дальше.

Я представлял себе, что мне будет 60 лет и я буду прыгать на сцене под чужой голос. Кстати, я всегда пел поверх фонограммы с голосом Павла Есенина. И когда останавливалась фонограмма, я допевал, выкручивался из любых, неожиданных ситуаций.

Фото: Предоставлено пресс-службой

 А что стало каплей, переполнившей чашу твоего терпения?

— На смену Ксении Олешко пришла Таня Терешина, а потом Катя Ли, которая была первой поющей солисткой группы. Кате позволили петь во всех новых песнях, а мне по-прежнему ни в одной. И тогда я понял, что мне пора. И я ушёл, по сути, в никуда. Но нисколько об этом не жалею. Первым руку помощи мне протянул Максим Фадеев. Он сказал: «Вы мне нравитесь как артист».

 Пронькину и Терешиной тоже не давали петь?

— Думаю, сейчас мы уже можем об этом говорить. Никто из нас не пел. Но сейчас в группе поют все, работают вживую. Я был тем самым протуберанцем, возбудителем сознания и мятежником, который говорил: «Ребята, мы были 10 лет на гребне славы. Но время меняется, поэтому так долго продолжаться не может». Я был первый, кто взбунтовался против этой системы. Но в прошлом году, когда мы временно воссоединились, все старые обиды забылись.

 Максим Фадеев помог в твоей сольной карьере?

 К сожалению, с Максимом Александровичем у нас не получилось поработать в полной мере. В HI-FI у нас не было никаких рамок, регламента и формата. Я одевался, как хотел. Что хотел, то и говорил со сцены. Ходил, куда хотел. Мою жизнь никто и никак не контролировал. За это огромной респект создателю коллектива Эрику Чантурия. Он давал нам полную свободу! При этом он мастер своего дела. Его слова и аранжировки Есенина в первых песнях группы — это было очень прогрессивно. Никто так не писал.

У Фадеева несколько иной подход. Со мной подписали контракт, который сильно меня ограничивал. Мне было велено не дергаться, а ждать. Поскольку я пришёл в чужой монастырь, то ничего не оставалось делать. Я принял эти правила. У Максима Александровича не хватало времени на меня, он долго не появлялся в офисе, не выходил на связь. И мной почти не занимались. Кстати, когда я пришёл к Фадееву и показал ему свой материал, он ткнул пальцем в одну из песен («Две земли», которую написал самарский композитор, работающий под псевдонимом «Теос») и сказал, что с этим материалом можно стартовать. Я стартовал как сольный исполнитель с этой песни. Но мне не хватало концертов. Я бил копытом, рисовал бизнес-планы, приходил в офис и просил: «Дайте мне песню». А мне отвечали: «Дмитрий, ждите. Мы вам позвоним. А пока сидите на попе ровно». А я не мог сидеть. Я привык работать. В HI-FI мы давали по 5-7 концертов за выходные. А после ухода у меня месяцами не было работы. Я выл как зверь. В какой-то момент пришёл и сказал, что больше так не могу и хотел бы уйти. За это я должен был выплатить огромный штраф. Огромный респект Фадееву, с меня не взяли ни копейки за расторжение.

Не знаю, что было бы со мной, если бы не Лёша Романоф, который написал мне песни и привёл меня в компанию «Гала рекордс». Под честное слово Романова мне выделили ссуду, которой я погасил свои долги в «Мальфе» (за съемку клипа и пребывание в продюсерском центре).

 У тебя есть акустическая программа, которую ты исполнишь 8 декабря в Аптекарском огороде Ботанического сада МГУ. Ты эту программу сделал для того, чтобы доказать всем, что ты артист, который умеет работать живьём?

— Эту программу, которой исполнилось уже 3 года, я сделал для того, чтобы показать другого себя. Это был для меня арт-проект, художественный вызов. Я это сделал ещё и для того, чтобы подчеркнуть, что эстрадной песне присущи разные свойства. Песни, спетые под акустическую гитару, приобретают другие краски. Я хотел показать, что эстрадная песня имеет свою глубину. Это еще и дань уважения моему отцу Анатолию Даниловичу Фомину, который прекрасно играл на гитаре, был балагуром и очень любил жизнь.

С тех пор, как ушел из группы HI-FI, я пою только вживую. Иногда доходит до скандалов, телевизионные программы просят выступить под плюсовую фонограмму. Я как осёл упираюсь — только вживую. Но не всегда это удачно получается. Потому что работаю даже на плохой аппаратуре.

Хочу отметить, что за концерт 8 декабря я не получаю ни копейки. Могу позволить себе выступать без гонорара. Все средства пойдут в благотворительный фонд «Линия жизни», с которым мы вместе собрали не один миллион рублей для детей с самыми разными заболеваниями. Концерт пройдёт в тропической оранжерее среди вечнозеленых растений. Зрительские стулья стоят стоят прямо на земляном грунте. Поэтому призываю всех приходить в удобной обуви и без цветов.

 Помимо песен в этой программе ты разговариваешь с публикой и делишься своими историями. Можешь какую-то рассказать?

 Вначале мы играли акустику в интерьере старой советской квартиры. Это было продиктовано тем, что я хотел построить весь концерт на воспоминаниях о детстве. Как я рос, что делал, чем занимался. Немногие об этом знают. Поэтому в нашем райдере было написано, что нам на сцене нужны два старых кресла, круглый стол, скатерть и т. д. И ещё я просил швейную машинку. Потому что мои мама и сестра много шили. Шум швейной машинки сопровождал меня все детство. Помню, как мама распорола свою красивую парчовую юбку и сшила из неё костюм Маленького принца. Накануне вечером ничего не было, а утром я проснулся и пошел в детский сад принцем. Найти машинку для декораций в Москве было нетрудно. Но удивительно, что когда мы были в туре на Дальнем Востоке, швейные машинки и там чудесным образом находились в каждом ДК, где мы выступали.

 В октябре этого года вышел твой клип на песню «На вершине мира», который был снят в Арктике. Зачем тебе понадобилось отправляться за Полярный круг?

 Все свои клипы я стараюсь снимать в необычных локациях. Когда появилась возможность снять клип в Арктике, конечно же, я за нее зацепился. Редкий артист добирался туда. И никто не снимал на Северном полюсе. Мы вступили в диалог с компанией «Росатом», которой я очень благодарен.

Договорились с компанией «Новатэк» — их предприятие находится в закрытом посёлке Сабетта, где ведётся добыча сжиженного газа, и оттуда танкеры его транспортируют по Северному морскому пути. А путь им прокладывает самый мощный в мире атомный ледокол «50 лет Победы», на котором мы и путешествовали. В поселок позволено летать только специалистам. Поэтому мы долго согласовывали маршрут и участников.

В клипе ирландского исполнителя Хозиера я увидел танцовщика Сергея Полунина. Я провел параллель и предложил своему другу, премьеру Большого театра Денису Родькину, принять участие. На мое счастье, он сразу, почти безоговорочно согласился. Он придумал хореографический этюд с балериной Большого театра правнучкой Матильды Кшесинской Элеонорой Севенард. Но их танец мы снимали не в Арктике, а в горах на Красной поляне. Сам клип и несколько влогов из Арктики можно найти у меня на youtube-канале.

 Кто финансировал клип?

— Артист Митя Фомин. У меня нет спонсоров. Да и клип обошелся не так дорого. Не дороже всех остальных моих видеороликов.

 Ты недавно признался, что тебе кто-то из поклонников подарил «Мерседес». Кто этот щедрый человек?

 Не могу раскрывать все карты (заливисто смеется). Могу сказать, что это поклонники, которые могут себе позволить. Этой машине уже больше 10 лет. Но она мне дорога как память и часть моей истории. Когда я только ушел из HI-FI, сидел без денег, концертов не было, думал продать ее. Но не решился. И слава Богу. Эти деньги я бы уже давно проел. Сейчас эту машину можно продать всего за 1 млн рублей. А тогда она стоила 150 тыс. евро.

 Какие планы на Новый год?

— В новый год я хочу работать, для меня это лучший способ встретить праздник. Под конец года я выпускаю новый сингл, который называется «Все будет *******». Песня нашла меня очень вовремя, ведь в следующем году хиту «Все будет хорошо» исполняется 10 лет, и я подумал, что мы должны подчеркнуть эту дату и переосмыслить песню. Но как может быть еще лучше, если уже хорошо? Только так. Премьера трека уже через неделю, 13 декабря, клип выйдет 17 января, в день моего рождения. Снимали мы его в Белгороде в жутких погодных условиях, привлекли около 70 профессиональных актеров и танцоров, и меня там бьют…

А пока всех поздравляю с наступающим 2020! Это цифра, в которой много гармонии, симметрии, порядка, и я желаю, чтобы именно эти составляющие не оставляли вас в Новом году. Пусть будет так, как поется в моей новой песне.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы