Примерное время чтения: 6 минут
13488

«Я помню роман Мирошниченко и Абдулова». Лариса Лужина рассказала о подруге

Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Ирина Мирошниченко.
Ирина Мирошниченко. / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Народная артистка РФ Лариса Лужина, известная, кроме прочего, по картинам «На семи ветрах», «Вертикаль», «Любовь Серафима Фролова» вспомнила о своей подруге Ирине Мирошниченко, ушедшей из жизни 3 августа на 82-м году жизни.

«Как обухом по голове»

— Мы дружили с Ирой, часто созванивались. Были почти ровесницы, я ее постарше на пару лет. Поэтому для меня новость о ее уходе — как обухом по голове. Очень больно. Я Иру и как человека любила, и очень уважала как актрису. Помню Ирочку на сцене Художественного театра, помню их роман с Всеволодом Абдуловым — они вместе играли в спектакле «Соло для часов с боем» по пьесе словацкого драматурга Освальда Заградника. В этой постановке был задействован весь цвет МХАТа — Яншин, Грибовская, Андровская. Абдулов с Ирочкой играли молодую пару. Так вот, они не терялись на фоне этих народных артистов, а были очень органичны. И, конечно, даже на сцене было видно, какие у них чувства друг к другу.

Ещё никогда не забуду чеховскую «Чайку», которую поставил Ефремов. Ира играла Машу. Как она делала последнюю сцену, сколько там было боли. Ира очень много сделала для нашего театра. Была очень талантливой актрисой.

Кстати, Володя Высоцкий посвятил нам обеим песни. Есть мнение, что «Дом хрустальный» и «Париж» посвящены Марине Влади. Но это не так. Сева Абдулов был ближайшим другом Высоцкого, и тот, конечно, знал все подробности их романа. Володя Ире Мирошниченко посвятил свою песню в 1978 году «Дом хрустальный», описав в ней отношения Иры и Севы. Песня эта звучит в «Хозяине тайги». Там есть такие слова «Не сравнил бы я любую с тобой — / Хоть казни меня, расстреливай. / Посмотри, как я любуюсь тобой — / как мадонной Рафаэлевой!»

А мне Высоцкий посвятил песню «Она была в Париже», когда мы были на съемках «Вертикали». Я тогда много ездила, в отличие от других актеров.

«Ире завидовали!»

Мы были близки с Ирой, много общались, особенно раньше, когда бывали общие поездки. У многих к Ирине Мирошниченко были претензии, кто-то говорил, что она высокомерная. Не знаю. У меня этих претензий не было — со мной Иронька всегда была очень доброжелательной и общительной, мне с ней было легко. Она была теплым человеком. По крайне мере, со мной. Когда мы звонили друг другу, она меня называла Ларочкой, я ее — Иронькой.

Ещё Ире завидовали, конечно, я это объясняю тем, что она была красивая, много играла, снималась. Она действительно была невероятно яркой, жизнь прямо брызжет! Прекрасно одевалась. В этом она пошла в свою маму, которая тоже была актрисой. Она от мамы унаследовала и внешность, и манеру одеваться, краситься. Они вместе с мамой приезжали на фестиваль «Киношок» — Ира там всегда была с ней. Мирошниченко маму безумно любила, больше собственной жизни.

Мама тоже всегда хорошо выглядела, было приятно на них обеих смотреть. У них были невероятно близкие отношения. Ира маму боготворила и считала ее лучшей подругой. А ещё Иронька была очень привязана к своей собаке... Такса у нее была. Как она ее любила, вы не представляете! Она была очень добра к своим питомцам. Когда Мирошниченко похоронила кошку, приезжала к той на могилу с цветами на кладбище домашних животных. И кошке, и собаке-таксе Ира поставила памятники.

Ирина Мирошниченко.
Ирина Мирошниченко. Фото: РИА Новости/ Илья Питалев

«Это огромная глупость была»

Мне больно говорить об Ире в прошедшем времени — я будто часть себя похоронила с ее уходом. Мы из одной эпохи с Ирой, поэтому не просто дружили, но и понимали друг друга так, как не могли бы нас понять люди других поколений. Она состоялась в театре, замечательно пела. У нее был очень приятный голос. Мне нравились ее концерты.

Во всем она состоялась. Единственное — так и не смогла стать матерью. Она не имела детей. Это, конечно, огромная глупость была наша женская по молодости — мы, актрисы тех лет, считали, что профессия — это главное. Сегодня же артистки рожают по трое-четверо, и молодцы! А мы всю себя клали на алтарь профессии. Нас как-то так воспитали, что работа — главное. А потом, с годами, когда понимаешь, что дети женщине обязательно нужны, уже поздно... Слава Богу, что я хоть одного успела родить. А Ира — нет. Она очень переживала по этому поводу.

От одиночества Мирошниченко спасали театр, домашние питомцы, кино — всему этому она отдавала себя без остатка.

Мы с Иронькой вместе играли в фильме «Тайны мадам Вонг» 1986 года режиссёра Степана Пучиняна по сценарию Станислава Говорухина. Это приключенческая лента. По сюжету советский теплоход «Иван Бунин» совершает рейс в Тихом океане по маршруту Сидней — Гонконг. В числе пассажиров оказывается глава крупного пиратского синдиката — неуловимая мадам Вонг и её подручные. Ирина играла мадам Юлия Вонг, глава синдикатов пиратов. А мне досталась роль фрау Шульц, директора круиза теплохода «Иван Бунин».

У нас было не так много общих сцен, но и их тем не менее хватало для того, чтобы понять, каким профессионалом была Ира в кино. Она очень много сделала для нашего кинематографа. Мне очень больно и жалко, что она ушла. И еще я думаю, что это все-таки не грипп... Но человека нет уже. Ужасно. Пусть земля Ире будет пухом.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах