Примерное время чтения: 7 минут
2619

Эмир Кустурица: «Люблю Россию! Буду повторять это до конца жизни»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Более 120 тысяч человек эвакуированы с Донбасса. Чем им можно помочь? 02/03/2022 Сюжет Легендарные актеры и режиссеры кино
Эмир Кустурица и The No Smoking Orchestra на концерте в рамках юбилейного XV Зимнего международного фестиваля искусств в Зимнем театре в Сочи. 23.02.2022 г.
Эмир Кустурица и The No Smoking Orchestra на концерте в рамках юбилейного XV Зимнего международного фестиваля искусств в Зимнем театре в Сочи. 23.02.2022 г. / Сергей Пятаков / РИА Новости

На открытии фестиваля «Дух огня» в Ханты-Мансийске легендарному режиссёру Эмиру Кустурице вручили приз «За вклад в мировой кинематограф».

Знаменитый сербский кинематографист и музыкант ответил на вопросы «АиФ». Разговор начали, конечно же, с главной новости — 21 февраля Кустурица был назначен главным режиссером Театра Российской Армии.

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Эмир, поздравляю с назначением! И сразу встает вопрос: как руководить огромным театром в России и при этом жить в другой стране? Будете ли вы получать российское гражданство, как французский актер Жерар Депардье?

Эмир Кустурица: Конечно. Понимаете, в Сербии в основном живёт та категория людей, которые любят Запад, Запад всё для них. Особенно высока концентрация любителей Запада в Белграде — это, считай, Сербия в миниатюре, вы там не услышите ни одной новости с критикой Запада. Эти люди меня назвали апатрид. (Лицо без гражданства. — Ред.) У меня есть собственная этно-деревня, которую я люблю, она в 70 км от Сараево. Кюстендорф — единственное место, где мне комфортно, я его специально построил, потому что не мог и не смогу никогда принять распада моей страны Югославии. А в нынешнем Сараево, где я родился, меня не любят.

— Но почему?

— Потому что я говорю то, что говорю и буду говорить до конца жизни: я люблю Россию. В Боснии и Герцеговине меня тоже прозвали апатридом. Но я не апатрид, у меня есть гражданство! У меня французский паспорт, у меня сербский паспорт. И да, я хочу — это одна из моих идей — стать российским гражданином. Я играю музыку здесь 20 лет. Я люблю вашу литературу. Книги читаю на русском — у вас очень хорошие писатели: Водолазкин, Гузель Яхина. Очень хороший писатель — не могу сказать, что это новый Пушкин, но всё же — Захар Прилепин. Я люблю ваши советские фильмы. И в целом чувствую себя, как часть, как молекула этой культуры. Я хочу стать достойным гражданином России.

— Русский драматический театр — это особенный мир со своими устоями, традициями, особенностями. Как кинорежиссер Кустурица собирается выстраивать отношения с артистами театра? 

— Я не знаю много русских театральных актеров, я не знаю много сербских актеров и уже не знаю западных актеров, потому что всё изменилось с тех пор, когда я в последний раз был там. Да и современные фильмы смотрю не так часто. И вообще считаю, что мода на походы кино скоро закончится. Кинематограф ждет судьба оперы.

— В каком смысле?

— Массовый интерес к опере давно закончился: в Москве есть две больших оперных площадки, и в Питере люди собираются послушать оперу в одном месте. Так же будет и с новыми фильми. Полагаю, их в будущем будут показывать только на кинофестивалях, которые я считаю очень хорошей вещью. Потому что люди собираются там вместе.

— А обычный зритель, что же, не сможет посмотреть новых фильмов?

— 10 лет тому назад я уже сказал, что кино будет идти в городе в каком-то одном большом супермаркете. Люди будут ходить туда так же, как сейчас — на оперу. Думаю, что в будущем у каждого будет дома огромный экран, где люди и будут смотреть кино. А большинство фильмов будет выходить на онлайн-платформах.

Тем не менее у меня есть два сценария. К примеру, старая идея сделать фильм «Наказание без преступления». Это такой парафраз Достоевского.

— Возвращаясь к Театру Российской Армии. Вы собираетесь перенести на сцену фильм «Летят журавли» Калатозова. Но зачем? Ведь спектакль по пьесе «Вечно живые» Розова уже идет в этом театре. И какие у вас еще есть идеи как у руководителя?

— Во-первых, нет-нет, я не руководитель, я главный режиссер. Там есть директор и художественный руководитель. А я — главный режиссер. Во-вторых, в фильме много линий, которых нет в пьесе. В-третьих, конечно, у меня есть идеи. Если бы у меня их не было, я никогда бы за это не стал браться. 

Я, кстати, не собираюсь просто переносить на сцену сюжет картины Калатозова . А хочу еще и рассказать судьбу фильма и его создателей. Их жизнь была драматичной, сюжет фильма во многом автобиографичен. Точно так же я собираюсь ставить и другие спектакли на основе советских фильмов о войне. Я думаю, что это хорошая задумка: сюжет драматического фильма на сцене соединится с драмой его создателей, прошедших войну. Также я планирую проводить в Театре Российской Армии фестиваль, показывать свои спектакли и военные фильмы на нескольких платформах, это будет мультиплекс.

— Я правильно понимаю, что весь ваш репертуар будет основан на военной теме?

— Да. Потому что военная тема — это судьба человечества. Есть очень хороший историк американский, его зовут Сэмюел Хантингтон. Он написал книгу «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка», посвящённую миру после холодной войны. Он сказал, что в конце ХХ века и в ХХI веке будет война цивилизаций. Например, у вас здесь — православная христианская цивилизация. Она совсем другая! Также он утверждает, что в будущем Европы не будет. Сейчас в Европе сильные нации, но от них не услышишь ничего здорового. Поэтому их не будет через 50 лет.

— А кто будет?

— Русская православная цивилизация будет. Будут мусульмане. Если политика США наконец-то станет здоровой, то будет Америка.

Что же касается моих личных прогнозов, я всегда думал, что от Владивостока до Португалии должна быть самая лучшая культура — русская. Если бы эта территория стала одним целым, всё это пространство выиграло бы.

— Давайте теперь о совсем насущном. Сколько Кустурице понадобилось времени на обдумывание предложения, поступившего от Сергея Шойгу?

— Нисколько, я сразу согласился. В последние 20 лет мы очень хорошие друзья с Шойгу. Как мы подружились? Секрет. (Смеется)

— Вы всемирно знаменитый человек. Какую же зарплату предложил вам министр обороны? Или будет гонорар за каждую постановку?

— Я думаю, что они сами будут думать, сколько мне нужно. Я не говорил с ними о деньгах. Просто сказал, что мне надо, когда буду приезжать в Москву: мне нужно, где спать. Шойгу ответил: мы тебе будем платить. Я сказал: «Это не важно. Важно то, что будут хорошие проекты».

— Вы готовы работать в Театре Российской Армии бесплатно?

— Бесплатно, я думаю нет. Но маленькая плата — почему нет. Мне же надо кушать здесь, разве нет?

— У всех разные представления о том, что такое «много», «мало» денег. Маленькая зарплата для вас это сколько?

— Понимаете, деньги я уже заработал. Мне теперь интересно именно make sense, делать то, что наполнит жизнь смыслом. Когда я в своей этно-деревне почти 10 лет назад организовал международный фестиваль русской классической музыки, я не думал о том, как много денег заработаю на этом. Но небольшую прибыль он всё же приносит.

— И последний вопрос — про прекрасный пол. Скоро Международный женский день. Любите ли вы русских женщин так же, как любите русскую культуру?

— Конечно. Русские и сербские женщины — самые красивые в мире.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах