Примерное время чтения: 14 минут
13862

Бард Александр Новиков: «Они живут в ужасе, потому что боятся Россию»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. С применением холодного оружия 15/06/2022 Сюжет Спецоперация РФ в Донбассе и на Украине
Александр Новиков.
Александр Новиков. / Максим Блинов / РИА Новости

Руководитель Уральского государственного театра эстрады, автор-исполнитель Александр Новиков в интервью АиФ.ru назвал нечестным поступком гастроли российских артистов в Германии и Чехии и даже рассказал о том, что нужно делать с пленными украинскими нацистами.

Владимир Полупанов, АиФ.ru: — Александр Васильевич, когда наши военные вынимали с «Азовстали» расписных «азовцев», честно говоря, я подумал: «Ну, вот теперь-то в Европе увидят и ужаснутся, кого они защищают в лице киевского режима». Мне казалось, кадры с татуированными свастикой и портретами Гитлера нациков должны были облететь весь мир. Но ничего подобного не произошло. Наоборот, Макрон и Шольц попросили Путина отпустить их. Они там окончательно спятили и ослепли от русофобии?

Александр Новиков: — Всё они прекрасно видят, знают и хорошо владеют информацией. В том, что они требуют выпустить эту нечисть, ничего удивительного нет. Дело в том, что руководство большинства европейских государств насквозь нацистское. Эта стая сегодня бьётся в русофобской падучей, потому что к ней приходит понимание, что когда с нацизмом на Украине будет покончено, им придётся отвечать за поддержку киевского режима. Со страху гадя под себя, они понимают, что когда-нибудь очередь дойдёт и до них. Они живут в этих политических корчах, потому что страшно боятся Россию. И поэтому из последних сил пичкают Украину оружием, надеясь на его мифическую силу, которое никак не изменит ход операции.

Руководство большинства европейских государств насквозь нацистское.

Евросоюз в его сегодняшнем виде — это американский проект. Их и согнали в стадо, потому что стадом легче управлять. Американский ВПК, движимый жаждой наживы, натравливает эту свору на Россию. Они не имеют своего мнения. Но даже если кто-то и подаст здравый голос, его тут же будут рвать на части. Это закон толпы. А для Америки это очень удобная схема — не задействуя свои вооруженные силы, достигать цели.

Поэтому не нужно ждать от них ничего хорошего.

— Вы сказали, что одновременно сочувствуете Сергею Лаврову и восхищаетесь им. Почему?

— Потому что у нашего министра иностранных дел неимоверная выдержка. Дипломат до мозга костей. Благороднейшая речь, позиция, способ оценки событий. И ему приходится общаться с этим полчищем вурдалаков, которые и внешне карикатурны, и озлоблены до невозможности. Поэтому у меня к Лаврову огромное уважение, а с другой стороны — сочувствие. Человеку приходится с таким сбродом решать важные вопросы.

Вы посмотрите на этих карикатурных персонажей. У меня ощущение, что у Блинкена каждый день происходит домашнее насилие, его дома бьют. А неадекватный Байден, обуянный деменцией. А Джонсон, который по ужимкам больше похож на пергидрольного дефективного или спившегося клоуна, чем на премьер-министра. У Дуды на лбу написано, что это представитель страны, которую Черчилль называл гиеной Европы. А Лиз Трасс? У нас дам с такой внешностью и умом называют «марамойками». Посмотрите на постпреда США в ОНН Линду Томас-Гринфилд, у которой физиономия озверевшего вождя из африканских болот. Они в силу внешности изначально озлоблены на весь мир. А озлобленность в отношении России приносит им ещё политические дивиденды и деньги.

И в руках этого лесбо-трансгендерно-альцгеймерного паноптикума вся внешняя политика. Россия как зеркало, в котором они видят свои уродливые рожи и такие же потуги. От этого они звереют ещё больше. Но рано или поздно их время закончится.

— А что, по-вашему, простые европейцы и американцы не видят, как их политики санкциями против нашей страны уничтожают собственные экономики?

— Народ не слеп. Думаю, должно пройти время. Народ сметёт этот политический сброд. Люди уже видят, к каким кризисам в экономике и инфляции привела эта слепая русофобия.

— ВСУ и нацбаты равняют с землей Донбасс, уничтожают мирное население, инфраструктуру, издеваются над нашими пленными. А мы пленных лечим, кормим, не подвергаем пыткам и издевательствам. Разве нужно так вести себя? Ведь эти люди понимают только грубую силу, а хорошее обращение воспринимают, как слабость.

— Мы подписали Женевскую конвенцию и её выполняем. Но моё личное мнение — нужно как можно скорее устроить военный трибунал, который вынесет, надеюсь, самые жесткие приговоры этим нелюдям. Когда их берут в плен, они все белые и пушистые. Все повара, обозники, случайно оказавшиеся в этих рядах люди, которых насильно загнали воевать. А нацистские наколки на них — это «ошибки молодости». Поэтому не надо тянуть с возмездием.

Мне нисколько не жаль тех, которые разжирели здесь, сбежали и утащили всё туда.

— А вам хоть немного жаль наших беглых бизнесменов, у которых коллективный Запад хочет отнять всё нажитое и вывезенное из страны богатство и раздать украинским беженцам?

— Всем этим Чичваркиным и ему подобным ничего другого не остаётся, как поливать Россию грязью из-за рубежа. Потому что они понимают, у них отнимут то, что они туда утащили.

Мне нисколько не жаль тех, которые разжирели здесь, сбежали и утащили всё туда. Завладели ресурсами в мутные времена и перекачали их за границу. Вместо того, чтобы развивать здесь экономику, напокупали себе яхты, дворцы в Лондоне и Монако. А здесь ничего не построили. Если у таких людей отнимают, то ничего страшного я в этом не вижу. Как только коллективный Запад напугал, что отнимет деньги у такого рода олигархов, многомиллиардный отток капитала в офшоры прекратился. Деньги стали оставаться в России, их можно пускать на развитие нашей экономики.

Ну, а тем, кто занимался в России бизнесом, благотворительностью, строил заводы, создавал тут рабочие места, но имеет за границей недвижимость, я сочувствую. Я таких знаю, кто-то есть в кругу моих друзей. Это совершенно другие люди, бизнесмены большого масштаба. Их нельзя смешивать в одну кучу.

— В интервью Владимиру Соловьёву вы сказали, что, находясь за границей, видели по телевизору рекламу концертов наших звезд в Германии и Чехии. Вы считаете, что сейчас не время для таких гастролей?

— Это, конечно, их выбор. Происходит маразматический процесс, который не имеет аналогов в истории человечества. Ехать сегодня в страны, пичкающие Украину оружием, грозящим уничтожить Россию, запрещающим нашу культуру, на мой взгляд, нечестно и непорядочно по отношению к стране, которая сегодня противостоит этой своре. Мне как гражданину и патриоту смотреть на это очень обидно.

— Помню, как чудак с тремя шестёрками на лбу Моргерштерн, уехав в Арабские Эмираты ещё в середине февраля, хвастался, что теперь гастролирует в Лондоне и Праге, а ценник на его концерты начинается от 100 тысяч долларов. Можно только позавидовать.

— Ну, и слава Богу, что многих вымело из России... Пусть там и живут все сбежавшие со страху, побежавшие спасать своё зарубежное имущество. Буря, возникшая в результате спецоперации, на многое раскрыла глаза людям. Это сила, очищающая мир.

— Ну, да чёрт с ним, с Моргенштерном. Обидно, что уезжают такие люди, как Алла Пугачёва, которую лично знаю. Вот ей я сочувствую. Она ведь далеко не Моргенштерн, согласитесь? Это большая личность.

— Это не обсуждается. Действительно так. Их нельзя сравнивать. Пугачёва сделала много для нашей культуры, поэтому я удивлен её поступком. Зачем ей надо было уезжать? Она ничего плохого стране не сделала, ничего крамольного не сказала, чтобы куда-то бежать.

— У вас в репертуаре есть песня «Ухожу воевать», но написали вы её не сейчас, а в 2019 году. Там есть строчки «Но родине больно, и я ухожу воевать». В связи с чем вы её написали?

— Эта песня — размышление любого солдата, вне зависимости от того в какой он армии — нашей или вражеской. Это чувство солдата, уходящего воевать за свою Родину. Эти чувства у всех одинаковые. Песня не привязана к конкретной операции, она вечная и универсальная. Каждый солдат, защищающий свою Родину, испытывает эти чувства.

— О чём сегодня пишутся песни?

— Я не занимаюсь конъюнктурой, не пишу песен о конкретных событиях. Я пишу о чувствах, а не географических точках, в которых что-то происходит. Сегодня, когда всем сердцем переживаешь эти события, чаще всего ничего не пишется. Болею за свою страну, ребят, которые там гибнут. Понимаю, что надо бы что-то написать. Но я лирик. Самые главные чувства в человеке — лирические.

Много раз общался с военными, которые прошли Афганистан, Чечню. Некоторые из них признавались мне, что перед тем, как идти в атаку, слушали мою песню «Помнишь, девочка». Эта песня пробуждает в людях самые добрые чувства. В самые трудные, катастрофические, трагические минуты человек вспоминает всё самое светлое в своей жизни. И слушает не агитационные песни, а о доме, матери, любимой, детях. Обо всём самом светлом, что есть в жизни. Как бы перелистывает всё светлое в душе.

Поэтому лирические песни всегда будут нужны. Душа на время может быть зачарована агитационными и лозунговыми песнями, которых сегодня много. Но это мгновение. А всё остальное — это любовь.

Большой военной угрозы сегодня для страны нет. Поэтому люди живут привычной жизнью. Так, наверно, и должно быть.

— На Донбассе сегодня гибнут наши парни, гражданское население — дети, старики, женщины. А у нас в стране идёт мирная жизнь — проходят концерты, спортивные матчи, по ТВ показывают юмористические программы. Это правильно с морально-этической точки зрения?

— Но это же не война, а специальная военная операция. Вот если была бы объявлена война, в этом случае действуют иные законы. Всеобщая мобилизация и т. д. Операция идёт, но она где-то далеко, обыватель считает, что его это не касается. А с другой стороны — нельзя же поставить всю страну под ружьё и запретить жить привычной жизнью. Да, Запад против нас ополчился. Но это же не все жители Европы, а свора мелких шавок, с которых сняли намордники, пнули под зад с американского континента, и они стали тявкать, перелаивая друг друга. А большой военной угрозы сегодня для страны нет. Поэтому люди живут привычной жизнью. Так, наверно, и должно быть. Ничто так не деморализует общество, как паника и неуверенность в завтрашнем дне. А мы в своем завтрашнем дне уверены. Поэтому так и живем.

— Не так давно у вас случился локальный конфликт с Владимиром Соловьёвым. Он отозвался нелицеприятно о Екатеринбурге, губернаторе. Но на днях вы появились у него в эфире. Конфликт улажен?

— У нас с ним не было конфликта. Я же в гипотетической форме сказал: вот если бы к нему обратились представители организованной преступной группировки, на которую он сам ссылался в своём спиче, адресованном губернатору. А мне эту фразу поставили в прямую речь. В сегодняшних реалиях склока абсолютно неприемлема. Думаю, что он и сам немного переборщил со своими выпадами в адрес нашего региона. Мы с ним легко это в эфире обсудили. Ему было интересно мое мнение по поводу музыкантов, которые собираются на гастроли за рубеж. И по поводу ЛГБТ-танца в екатеринбургской школе. Я свою позицию высказал.

— Вас называют в Екатеринбурге городской легендой. Но концерты в родном городе вы почти не даете. В следующем году исполняется 300 лет городу. Будете принимать участие в торжествах?

— Если пригласят, буду. Многие годы у нас городским отделом культуры заведовала дама, которая по моей информации перед каждым Днем города говорила на совещаниях, что тот, кто даст Новикову площадку для выступления, будет немедленно уволен. Чтобы людей не подводить, я не участвовал в этих концертах. Слава Богу, ее тоже смыло волной. Я люблю свой город и участвую во всех благих и значимых для Екатеринбурга мероприятиях. И я сам, и коллектив Театра эстрады, которым руковожу. У меня две благотворительные организации, мы курируем 12 детских домов. А празднование Дня города — ну, что в этом такого? Один день отгуляли и всё? Это не так важно. Важно то, что ты делаешь. И сколько людей от этого получают радость, удовольствие и помощь. А сольные концерты, не приуроченные к городским праздникам, я даю в нашем городе каждый год регулярно.

— В мире происходят глобальные изменения. По вашим ощущениям, каким он будет в ближайшие годы, к чему придём?

— В ближайшие годы мы очистим Украину, потом денацифицируем проамериканских шавок в Европе. Заставим их уважать Россию. Если они не хотят это сделать добровольно, поставим в такую позу, чтобы они наперегонки отвешивали реверансы и поклоны в сторону нашей страны. Россия много от чего очистится. Всё, что происходит сегодня, для нас будет хорошим уроком, экзаменом и трамплином, чтобы мы, разогнавшись, вошли в завтрашний день в новом качестве. Россия — страна помеченная Богом. Она и создана для того, чтобы противостоять всякой нечисти. Поэтому с ней никогда ничего плохого не случится. Мы всегда побеждали и сейчас победим.

Оцените материал
Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах