aif.ru counter
566

Стивен Спилберг: Когда впервые увидел «Боевого коня», я плакал

Фото: Reuters

Во время Первой мировой войны Джоуи отправляют вместе с кавалерийским полком на фронт. Несмотря на то, что Альберт еще очень мал, он едет на поле боя, чтобы найти и спасти своего коня.

– Вы говорите, что «Боевой конь» – это история любви, но ведь это еще и фильм о войне, не так ли?

– Эта история уникальна тем, что она и о любви, и о войне одновременно. Правда, я не рассматриваю этот фильм как картину о войне. Это не «Спасти рядового Райана» и не «Братья по оружию», не типичная военная драма. Если вы посмотрите картину, то увидите, что военные действия в ней на самом деле занимают только 15 минут. Я хотел сделать так, чтобы фильм можно было посмотреть всей семьей.

– Вам нравится снимать исторические фильмы?

– Я люблю историю, это был единственный школьный предмет, по которому я получал хорошие оценки. Я не стыжусь того, что не был хорошим учеником. Зато по части истории я преуспел. Думаю, в отношении взглядов на историю я в большей степени европеец, чем американец. Мне кажется, в европейцах все еще есть интерес к истории. А Америку социальные сети захватили до такой степени... Если мои дети вспомнят, что было неделю назад – уже чудо (смеется). Не говоря уже о столетиях!

Мой отец участвовал во Второй мировой войне, в этом месяце ему исполнится 95 лет. Их часть базировалась в Карачи, на территории Пакистана, отец сражался в Бирме против японцев и много рассказывал мне об этом. Так что я рос на историях о войне. Первые фильмы, которые я начал создавать, когда мне было лет 13-15, были в основном о войне! Именно о Второй мировой! Когда человек погружается в хаос войны, он проявляет себя, и нет лучшего способа узнать, о ком твоя история, чем поместить персонаж на поле боя.

globallookpress.com

– Дети как-то влияют на то, какие фильмы вы снимаете?

– Да, моя дочь Дестри очень мне помогла, когда мы снимали «Боевого коня», ведь она 11 из своих 15 лет занимается верховой ездой. Уже восемь лет у нас живут десять лошадей, поэтому можно сказать, что отчасти я взялся за этот фильм, потому что хорошо знаю лошадей. Я сам, правда, на них не езжу, зато знаю, как конюшню от навоза почистить, например (смеется). Так вот, когда Дестри услышала, что Кэтлин Кеннеди (продюсер фильма) отыскала эту книгу и увидела в Лондоне театральную постановку по ней, еще до того, как я отправился смотреть пьесу, до того, как вернулся и рассказал, что она заставила меня плакать, дочь сказала: «Ты должен снять «Боевого коня»! Ты должен сделать это ради меня!». И я сделал.

– Музыку к фильму написал Джон Уильямс, вы работаете вместе уже несколько десятков лет…

– Действительно, в этом году мы с Джоном празднуем 40-летие совместной деятельности. Мы начали сотрудничать в 1972 году на фильме «Шугарлендский экспресс». Джон, самый важный сотрудник, который работал со мной за все время моей карьеры. Он сделал лучше не только меня, но и мои фильмы. Вообще, многие люди, которые сопровождали меня как режиссера всю мою жизнь, уже стали моей семьей. Кэти Кеннеди работает со мной с 1978 года. Оператор Януш Каминский снимал все мои фильмы, начиная со «Списка Шиндлера». Майкл Кан занимался монтажом всех картин с 1976 года, когда мы работали над «Близкими контактами третьей степени». Рик Картер работал в качестве художника-постановщика над пятнадцатью моими картинами.

Но работа Джонни все же больше других влияет на фильм, ведь он пишет музыку, а музыка проникает в ваше сердце в обход разума. Это очень важно. И он – удивительно талантлив.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество