aif.ru counter
2161

Мария Аронова: «Я просто умираю, если ощущаю себя брошенной»

«АиФ. Здоровье» № 1. Москва занимает 30-е место в мировом рейтинге вежливости 29/12/2009
Мария Аронова.
Мария Аронова. © / www.russianlook.com

Только выделить время на это общение актриса может с трудом. Ее рабочий график расписан по минутам. Вот и наша с ней встреча проходила в стенах театра им. Евгения Вахтангова, где Аронова блистает сразу в нескольких спектаклях.

Актерское братство

Светлана Кузина, «AиФ»: — Мария, вам повезло служить в прекрасном классическом театре, среди таких мэтров! Как складывались отношения с ними?

Мария Аронова: Наверное, Господь нам всегда дает только те испытания, которые мы можем выдержать. Надо сказать, если бы я с первого раза не поступила в Театральное училище имени Б. В. Щукина, на курс Владимира Владимировича Иванова, я бы, наверное, и актрисой не была. Я просто в ноги кланяюсь тем фантастическим людям, которые по 3–4 раза поступают в театральный вуз. Для меня это невозможно. Во мне нельзя сомневаться! Как только во мне сомневаются, я теряю дар речи, перестаю быть Машей Ароновой и становлюсь каким-то зайцем трусливым.

А в Театр Вахтангова я попала на втором курсе института. Родив старшего ребенка (сына Владика. — Ред.) и выйдя из декрета, вернулась на свой курс. Большое спасибо Владимиру Владимировичу за то, что он дал мне возможность сдать две сессии — зимнюю и летнюю. И на втором курсе, благодаря прекрасной актрисе (царство ей небесное), прекрасному педагогу нашему — Алле Александровне Казанской — я попала в театр, к режиссеру Аркадию Фридриховичу Кацу на роль Белотеловой в «Женитьбе Бальзаминова». И со второго курса началась моя жизнь в театре.

Мария Аронова в спектакле «Обычное дело». 2012 год. Фото: www.russianlook.com

— То есть, вы практически не учились?

— Я занималась мастерством, сдавала экзамены, но основной процент времени проводила в театре. Меня заметили, пошли роли. И так потихоньку, помаленьку... Я просто перенесла документы из института в театр. Принимают здесь с распростертыми объятиями, а дальше все зависит от тебя — как ты себя поведешь. И если вся твоя энергия направлена на то, чтобы выйти на сцену и сделать все от тебя зависящее, то театр к тебе благосклонен.

Здесь я попала в руки Михаила Александровича Ульянова. Я никогда не воспринимала его как великого русского актера, как худрука театра. Это был мой родственник, это был человек, который всегда по-отцовски со мной разговаривал. На его похоронах я абсолютно четко понимала, что провожаю в последний путь, наверное, своего деда... Это была катастрофическая потеря для театра. А еще я кланяюсь в ноги Юлии Константиновне Борисовой за ее поддержку, за то, что была благосклонно принята и приглашена в бенефисный спектакль к Юрию Васильевичу Яковлеву. Людмила Васильевна Максакова неоднократно мне помогала. Я никогда этого не забуду, огромное ей спасибо!

Мария Аронова в спектакле «Лес». 2012 год. Фото: www.russianlook.com

— А каково быть на одной сцене с Владимиром Этушем, который в вашу студенческую бытность был ректором вашего театрального вуза?

— В то время, как и у многих моих сокурсников, Владимир Абрамович вызывал у меня просто животный страх, а потом он стал моим основным партнером в спектакле «Дядюшкин сон» Достоевского, который ставил Владимир Владимирович Иванов. Это — один из самых моих любимых спектаклей. То, что Владимир Абрамович «открыл мне свои объятия», и то, что мы с ним партнеры, уважающие друг друга, это, я считаю, большой поступок со стороны такой личности, как Этуш. Но наши театральные «старики», эти «люди-пароходы», именно так ведут себя в театре по отношению к своим юным коллегам. У нас вообще нет звездности. Если ты правильно относишься к профессии и, скажем так, производишь хороший продукт, к тебе хорошо относятся в театре.

Школа любви

Мария Аронова и Михаил Полицеймако на церемонии вречения премии «Хрустальный Турандот». 2010 год. Фото: www.russianlook.com

— Есть такая теория, что, для того чтобы любить других, нужно прежде всего научиться любить себя. Вы себя любите?

— Я себя люблю постольку-поскольку. Очень часто бываю собой недовольна и, по-моему, у меня достаточно серьезно занижена самооценка. А что касается любви к другим, то основной процент людей я люблю. Материнской любовью. Честное слово! Это, наверное, вообще мой подход к жизни.

Что же касается любви вообще, то я просто умираю, если ощущаю себя брошенной, обиженной кем-то, отодвинутой. Мне очень важно понять, объяснить для себя, за что это со мной в жизни произошло. Мой отец (дай Бог ему здоровья!) с раннего детства учил нас с братом: «Ребята, вы должны запомнить одну вещь: хлопнуть дверью очень просто, только очень мало найдется людей, которые потом помогут вам ее открыть». Он учил нас считать до 10, прежде чем высказать или сделать что-то — то есть, приучал нас к строжайшему самоконтролю!

И мама у меня была личностью огромного масштаба, с такими правильными ценностями, с такими здоровыми понятиями! И к тому же необыкновенно образованна. Она была очень настоящая, моя мама, царствие ей небесное! Все свое свободное время она проводила за какими-то книгами, записями. Все время работала, все время мыслила. Это тот самый высший момент воспитания, когда тебе не обязательно разговаривать — достаточно просто наблюдать за человеком. От мамы, например, мне досталось совершенно чудесное правило, по которому надо воспитывать детей: «Никогда не требуй от ребенка того, чего ты не делаешь сам». Как это верно!

И если у мамы идеальный порядок в шкафу, значит, этот идеальный порядок она может спрашивать и с меня тоже. Во всем этом есть абсолютная справедливость и огромное уважение к нам, детям. У нас была территория, на которую никто никогда не покушался. И я могу сказать, что меня останавливал от каких-то нехороших действий в детстве и юности не мамин контроль, а наоборот — ее большое доверие ко мне. И в том, что у нас с братом правильный подход к жизни, во многом — ее заслуга.

Мария Аронова в сериале «Батальон смерти». 2014 год. Фото: www.russianlook.com

— У вас — взрослый сын и очаровательная маленькая дочка. В их воспитании вы придерживаетесь таких же принципов?

— (Улыбается). Стараюсь.

Тепло дома

— Не секрет, что многие артисты встречают Новый год не дома, а на сцене. А как это происходит у вас?

— Я всегда справляю Новый год дома. Потому что дом также нуждается в поздравлении и не должен пустовать. Эти стены надо обогревать тем, что мы собираемся, встречаем Новый год, продолжаем верить в чудо.

— Что пожелаете нашим читателям?

— Здоровья, стабильности, отсутствия страхов за детей, за внуков. И еще. Хоть я и большая патриотка России, мне бесконечно хочется видеть в Америке, в Голландии, в Бельгии... где угодно, русскоговорящих бабушек и дедушек, которые бы ходили там в кроссовках и шортах. Тогда я нашей страной гордилась бы до конца. А еще я желаю всем терпения, чтобы емкость под названием «русское терпение» как можно дольше не переполнялась!

— Но вернемся к новогодним праздникам. Слышала, что, несмотря на свою занятость, вы — прекрасная хозяйка. Поделитесь рецептом фирменного блюда от Марии Ароновой!

— Могу предложить вам простой рецепт замечательного праздничного гарнира, который мне самой бесконечно нравится, и его любит моя семья. Купите хорошую картошку, лучше, чтобы она была продолговатой. Помойте ее — не чистите, а вымойте, выдраите хорошо-хорошо. Купите хорошего сала или грудинки соленой, порежьте на тонкие ломтики. Возьмите разрезанную вдоль половинку картошки и воткните при помощи зубочистки, в виде паруса, кусочки либо сала соленого, либо корейки. И все это в духовку примерно на час. Вы достанете подрумяненные кораблики! И вот это чудо ставится на стол в качестве гарнира к птице или к мясу. Мы всегда это делаем на Новый год. Это всем очень нравится, особенно радует детей!

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы