1182

Композитор Владимир Дашкевич: «Если бы Холмс любил попсу, он был бы посредственностью»

«АиФ. Здоровье» № 51. Менее 1/3 россиян довольны своим здоровьем 17/12/2009

Произошло это, когда соседи по коммунальной квартире, чтобы освободить помещение перед свадьбой дочери, перенесли пианино в комнату, где жила его семья. Через несколько лет Дашкевич, все еще продолжая работать по своей первой специальности – инженером-химиком на заводе «Вулкан» – поступил в Институт имени Гнесиных в класс великого Арама Хачатуряна.

За свое творчество Владимир Сергеевич получил звание заслуженного деятеля искусств, удостоен Государственной премии РФ, стал лауреатом национальной кинематографической премии «Ника». Но большинство зрителей знают и любят его, в первую очередь, как автора полюбившейся миллионам музыки к фильмам «Бумбараш», «Зимняя вишня» и, конечно же, «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Кстати, это его произведение признано идеально соответствующим образу великого сыщика не только в нашей стране, но и в Англии, где оно регулярно звучит в музее Холмса на Бейкер-стрит.

Сегодня композитор продолжает активно сочинять для театра и кино.

Не только кино

«AиФ»: – Владимир Сергеевич, ваша жизнь «после Холмса» как-то изменилась?

Владимир Дашкевич: – Композитор – не актер, его не знают в лицо, поэтому, даже если ему удалось создать очень популярную и любимую зрителями музыку, он избавлен от такой  неприятной ситуации, когда все лезут к нему с объятиями, требованиями дать автограф и вопросами о смысле жизни.

«AиФ»: – Насколько я знаю, вы не только для кино музыку пишете…

В. Д.: – Ну разумеется! Ведь киномузыка сегодня является строительным материалом для симфонических произведений, которые, кстати, очень хорошо принимает слушатель, стосковавшийся по сочетанию современности и мелодичности в музыке. Например, из моего «Бумбараша» выросло целое «дерево» – «Большой солдатский реквием», симфонические новеллы «Солдат и смерть», «Веселая война».

А недавно у меня прошел сольный симфонический концерт под девизом «Музыка, рожденная в кино» в Нижнем Новгороде, где прозвучал мой скрипичный концерт, основная тема которого – из фильма «Зимняя вишня».

«AиФ»: – Читала, что музыка к фильму «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» стала основой для балета, и что там собака Баскервилей предстает в качестве женщины-оборотня…

В. Д.: – Образ женщины-оборотня придумал не я, она и у Конан-Дойля такова. Кто внимательно читал, тот помнит, что, когда сэр Хьюго Баскервиль надругался над бедной девушкой, она обернулась собакой и загрызла его. Для меня же важно, что этот образ можно очень интересно станцевать. А еще в сюжете про Холмса есть пляшущие человечки, и это тоже новые пластические возможности, да и сам Холмс – незаурядная романтическая фигура. Он ведь не ставит задачу просто поймать преступника, он всегда помогает тем, кто нуждается в помощи.

«AиФ»: – Значит, скоро мы сможем увидеть на сцене танцующего Шерлока Холмса?

В. Д.: – Мне звонили из Днепропетровского и Харьковского театров оперы и балета, но в Москве, увы, никто этой темой не заинтересовался. Такое впечатление, что наши балетные театры поставили задачу не пускать на сцену современные отечественные сочинения.

Долой попсу!

«AиФ»: – В свое время вы участвовали в проекте «Ты – суперстар». Были членом жюри. Ох, и досталось от вас некоторым исполнителям! Как они реагировали на вашу критику?

В. Д.: – Я старался никого не ругать и не хвалить, а просто высказать аргументированно свое мнение. Например, Катя Лель отнеслась к моей критике вполне адекватно, а вот Надежда Бабкина устроила скандал из-за того, что я поставил ей не десять баллов, а восемь. Но у нее, на мой взгляд, нет ни особых вокальных данных, ни чувства стиля, ни хорошего художественного вкуса. Я объяснил ей, что она, ученица выдающегося мастера фольклорной школы Дмитрия Покровского, вместо того чтобы продолжать его традиции, превращает фольклор в попсу.

«AиФ»: – Вы не любите попсу и не скрываете этого. Откуда такая ярость?

В. Д.: – Авангард и попса – две стороны одной медали. Авангард разрушает музыкальную форму, а попса из этих обломков «строит каморки для бомжей», в результате люди начинают мыслить, как бомжи, и это ведет к серьезным социальным проблемам. Никто, к сожалению, не задумывается о том, как сильно музыка влияет на самооценку людей.

Я помню, как потрясла нас, дворовых мальчишек, Седьмая симфония Шостаковича. Она колоссально повысила самооценку каждого, кто ее слушал: люди поняли, что могут победить фашизм! В свое время музыка Верди стала импульсом для создания Италии как единого государства. Впрочем, такую же роль сыграла и великая русская музыка ХIХ века.

А вот попса и авангард снижают самооценку, задают масштаб, который ведет к измельчанию личности, делает мысли человека коротенькими, как у Буратино. Кстати, не случайно Холмс играл именно на скрипке – это характеризует особенности его мышления. Если бы он любил попсу, он был бы такой же посредственностью, как инспектор Лестрейд. В России объединяющим силовым полем всегда служила великая русская культура, она до сих пор еще жива, но попса наносит по ней удар за ударом.

«AиФ»: – Владимир Сергеевич, а внуков своих вы к серьезной музыке приобщаете?

В. Д.: – К сожалению, это поколение для музыки потеряно, потому что слишком мощная индустрия дурновкусия сейчас работает, и она калечит прежде всего детей и подростков. Правда, моя дочь, по профессии детский невропатолог, уже несколько лет как выбросила телевизор, и внуки прекрасно без него обходятся.

Движение – жизнь!

«AиФ»: – С вашими домашними все понятно. Но ведь у вас еще и четвероногие члены семьи имеются. Кот Персик и собачка Долли как-то участвуют в творческом процессе?

В. Д.: – Они, конечно, помогают расслабиться. Поиграешь с ними – и спадает напряжение, уходит усталость. А еще я заметил: если Персик прыгает на мои партитуры, значит, он их одобряет, и обычно – не ошибается. Моя жена Ольга подобрала его в метро крошечного, еще слепого. Тогда у нас была собака – дворняжка. Мы тоже ее подобрали, потому что она просто погибала. Так вот, котенок сразу же ткнулся к ее соскам и пробудил в ней материнский инстинкт. Самое удивительное, что от его усиленного сосания у собаки вскоре появилось молоко, и она его выкормила!  Потом, когда ее не стало, Персик затосковал, и мы приобрели Долли, она – ирландский той-терьер, очень общительная и подвижная, а Персику это полезно для поддержания формы, ему ведь уже семнадцатый год.

«AиФ»: – А вы как свою форму поддерживаете?

В. Д.: – Я делаю получасовые пробежки по утрам. Считаю, что в первую очередь для подержания хорошего самочувствия нужна вентиляция легких, нужно снабдить кислородом мозг, а это возможно только на свежем воздухе. Никакой бассейн или фитнес этого не дает. Начал я этим заниматься лет тридцать назад, когда у меня случился приступ аритмии, и кто-то рассказал мне о беге трусцой. Для меня такая пробежка – как завод для часов.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество