aif.ru counter
11.11.2009 00:05
447

Эдвард Радзинский: «Тоска нынешнего времени в том, что нет идеи»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Вернётся ли в Россию смертная казнь? 11/11/2009

Впрочем, может ли быть иначе, если хозяин дома говорит: «Мой вымышленный мир, составленный  из разных эпох, гораздо интереснее того, что я вижу за окном». «АиФ» пришёл в гости к знаменитому писателю и драматургу, чтобы узнать, чем он живёт сейчас.

«Книга «Александр II» вышла во многих странах. На этот раз - во Франции. Презентация недавно состоялась в Париже и Ницце и была очень торжественной, её открыли посол Франции в России и посол России во Франции.

 Александр II - последний великий русский царь. Он был велик и в начале своего царствования, когда  уничтожил  крепостное право, и в конце его, когда понял: чтобы спасти самодержавие, надо его ограничить. Чтобы увести страну от катастрофы  (по словам Достоевского, тогда «Россия колебалась над бездной»), нужна была конституция. Но пришёл Александр II к этой мысли трагически поздно. К тому моменту произошло объединение необъединимых. Радикалы-революционеры  «Народной воли» боялись, что конституция уведёт страну от революции. А консерваторы во главе с Победоносцевым понимали, что конституция - это конец самодержавию. У консерваторов и радикалов оказалась общая мечта. Царь был обречён.

 К  тому же к концу царствования Александра II ждала частая судьба реформаторов: непопулярность в народе. В основе её лежало падение благосостояния. Потому что путь реформ - это библейский путь Моисея, который вёл свой народ через пустыню. Путь к свободе труден. Это лишения, и многие  готовы вернуться обратно... Всё это было тогда и в России... Усугубил ситуацию и наш русский капитализм, рождавшийся вместе с реформами Александра II.

На сегодняшний день я закончил три романа. Будучи во Франции, ездил по местам героя одного из этих произведений. Человека, который остался в истории под именем Железная Маска. Это роман, но абсолютно документальный. Я надеюсь, что мне удалось невозможное  - понять, кто же был этот персонаж, умерший в  Бастилии в маске, скрывавшей его лицо. В моём романе исследуется жизнь нескольких претендентов на это страшноватое звание - Железная Маска. Кстати, на самом деле маска этого таинственного человека была не железная, а бархатная. Она должна была скрыть его потрясающую судьбу, о которой можно сказать словами Наполеона: «Какой роман вся его жизнь».

«В конце ноября - 21-го - пройдёт мой авторский вечер под названием «Пророк и бесы». По традиции, провожу его не только в Москве в Зале им. Чайковского, но и в самом большом зале Урала - в Екатеринбурге. Мне не хочется раскрывать содержания, тем более что мои выступления - всегда импровизация. Но если кратко, это будут некие итоги  размышлений о трагических закономерностях русской истории, о  мистике романовской династии, о трёх цивилизациях - царской, большевистской и нынешней, и, наконец, об удивительных пророчествах в русской истории. Правда, эти важнейшие пророчества часто оставались в записных книжках, и современники о них не узнавали... Ибо, как известно, беспощадная цензура в России существовала не только при большевиках, но и при Романовых. И при Николае I наш поэт печально написал: «Что впору Лондону, то рано для Москвы». Государя Николая I называли Палкин. Не  только большевики, но и Лев Толстой. Царь правил жёстко и говорил: «Я не только не позволю никому ругать моё правление, но я не позволю его и хвалить. Я никому не позволяю вмешиваться в свою работу».

 «Вторая законченная книга - история из эпохи Александра II. В ней  - два дневника: царя Александра II и моего героя - осведомителя Третьего отделения. Это история Третьего отделения - секретной русской службы, власть которой оказалась могущественнее власти царя. И эти тайные  игры «патриотов» во многом способствовали гибели империи».

«Тоска нынешнего времени в том, что нет идеи. Придумывается  праздник 4 ноября. Но что здесь праздновать? Ведь заканчивается Смутное время не новой идеей, а той же самой - идеей самодержавного московского царства. Выбирают в цари не князя Пожарского, который освободил страну, а юношу, у которого нет никаких достижений, кроме  одного - принадлежности к угаснувшей династии. Русь родила прежнее самодержавие московских царей, которое, как доказала Смута, нежизнеспособно. И потому в XVII веке уже таятся тени 1917 года.

 Мы поём гимн, два раза переписанный. В первый раз Сталина автор заменил на партию, потом убрал партию и напомнил про Бога. И не зря мы поём этот переделанный гимн на старую мелодию. Они у нас в душе - все три понятия - и партия, и Сталин, и Бог. А в головах у нас - мешанина от много раз переписанной  Истории. Переписывала большевистская цивилизация царскую историю, теперь мы   переписываем  большевистскую. И опять с оглядкой на Власть. То Иван Грозный злодей, то он великий политик  и государственник. Такая же безумная путаница со Сталиным. Россияне, вроде бы согласно недавнему телеопросу, выбрали  Иосифа Виссарионовича чуть ли не любимой фигурой в нашей истории. Но на самом деле народ не Сталина выбрал. Просто он эту сегодняшнюю жизнь НЕ выбирает! Она ему не очень нравится. Ибо Россия не склонна к капитализму. Все наши народные  поговорки, начиная с «Трудом праведным не наживёшь палат каменных», против богатства, против стяжательства».

 «И наконец, третья книга - жизнь Сталина. Здесь действуют несколько подлинных персонажей, дневники которых я использовал. Эта как бы попытка   воскресить нашу  Атлантиду - затонувшую большевистскую цивилизацию. И рассказ, как прыжок в светлое будущее закончился террором и кровью. Как революция, в который раз в истории уничтожив врагов, заботливо истребила затем и своих верных детей. И мечты о свободе завершились всеобщей несвободой, и страна  Великой Утопии стала страной Великой Бюрократии.

Так завершились эти высокие идеалистические мечтания о мире без денег и наживы, о том, как презренным золотом будут мостить  улицы... «Я хату покинул, пошёл воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать». В Гренаде!!! Расстреливая беззащитную царскую семью, несчастного больного мальчика, который беспомощно ползал по полу, и беззащитных девочек, их убийцы верили, что они - чистильщики грязных труб Истории. Трубочисты революции. В этом - весь ужас!..

Как долго надо было идти к равенству, чтобы получить равенство в рабстве, когда все стали одинаково бесправны! Мой любимый анекдот в советское время: «Человек приходит к официальному лицу и спрашивает: «Скажите, я по конституции имею право на…» Тот его сразу прерывает и говорит: «Конечно имеете!» - «Значит, я могу». - «Не  можете!» Этим всё кончилось».

 

Досье

 

Эдвард Радзинский родился в 1936 г. в Москве. Писатель, драматург, историк. Окончил Московский историко-архивный институт. Широкая известность пришла после того, как режиссёр Анатолий Эфрос поставил в Театре имени Ленинского комсомола его пьесу «104 страницы про любовь». Пьесы Радзинского шли в театрах СССР и всего мира, их ставили знаменитые Товстоногов, Гончаров, Фокин, Виктюк.

В 90-е годы начал писать прозаические произведения о великих исторических личностях. Книги о Сталине, Николае II, Александре II, Распутине и др. изданы в крупнейших мировых издательствах и стали бестселлерами.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество