4625

Брэд Питт: «Нет» - самое сильное слово в нашем бизнесе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Кто «оденет» ломоносовых? 05/11/2014
В танке Брэду Питту пришлось буквально жить.
В танке Брэду Питту пришлось буквально жить. / «Ярость» / Кадр из фильма

«Если надо было, я отжимался до изнеможения, ел и спал в этой железной коробке», - признаётся актёр. 

И вообще, сдержанно говорит Брэд Питт, на съёмках пришлось несладко. Что объяснимо: фильм «Ярость» - про Вторую мировую, а конкретно - про танк, который вступает в схватку с немцами. И у сержанта по прозвищу Уордэдди (по-русски это что-то типа «Отец-командир») только одна задача - сделать так, чтобы экипаж выжил.

Досье
Брэд Питт, актёр. Родился в 1963 г. в Шауни, шт. Оклахома, США. Окончил Колумбийский университет, факультет журналистики и рекламы, но поехал покорять Голливуд. Первый успех пришёл лишь в 1994 г. В 2014 г. наконец женился на Анджелине Джоли, у них 6 детей (в т. ч. 3 приёмных).

Сильное слово «нет»

Серхио Кокс: Брэд, вы же наверняка понимали, на что идёте, - я имею в виду физические нагрузки. Так почему всё-таки согласились? 

Брэд Питт: - Во-первых, я интересуюсь историей. Я видел ужасные фотографии того военного времени, читал книги о Второй мировой. И на своей шкуре испытать, каково это - ежедневно выживать на войне (пусть в данном случае и невзаправдашней, киношной), - оно дорогого стоит. Плюс я фанат режиссёра Дэвида Эйера, начиная с фильма «Крутые времена» и заканчивая его «Патрулём». Уверен, что могу научиться чему-то у этого человека. У Дэйва экстраординарная жизнь. Взять хотя бы тот факт, что он служил на атомной подводной лодке. 

- Ну вы-то были не в лодке, а в танке...

- Да, это отдельный разговор... (улыбается). По сюжету наша команда - одна из немногих, кому удалось выжить. Да, наши танки уступают немецким. Поэтому мы давили их числом. Условия выживания тяжелейшие. В начале фильма мы теряем одного из членов экипажа, поэтому приходится взять нового солдата. По сути, принять его в нашу семью. Ведь танк - это место с весьма ограниченным пространством. В этой металлической коробке мы едим, спим, писаем (уж извините!), сражаемся плечом к плечу. Хотя у каждого всё равно есть свой уголок. И тут к нам вбрасывают этого нового парня! Дело даже не в том, что он новичок. Хотя из-за того, что у него нет навыков воевать, он понижает наши шансы на выживание. Всё гораздо хуже - этот парень по-прежнему верит в идеалы мирного времени: всепрощение, гуманизм. Но на поле боя от них толку мало. И это становится головной болью для моего героя. Ему нужно заставить парнишку отказаться от его взглядов и приготовить к тому ужасу, который ожидает его на войне. Приучить, что на фронте нужно не думать, переживать, рефлексировать, а действовать. Иначе погибнут все. Если один из членов экипажа совершит одно-единственное неверное движение, домой не вернётся никто. А у нас был приказ - выжить!

- На экране ваш герой строг и суров. А на площадке вы тоже чувствовали ответственность за ребят? 

- О да! Весь процесс съёмок стал отличным пособием по развитию у меня лидерских навыков (смеётся). Если нам надо было отжиматься, я первый принимал упор лёжа. Делал всё, чтобы показать, что я выкладываюсь на полную катушку. Моей обязанностью было задать настроение в команде независимо от того, в кадре мы в данный момент или нет. Я по своей натуре не очень разговорчив, но в этой металлической коробке мне нужно было сделать всё, чтобы мы почувствовали себя единым целым. А ещё мне хотелось предостеречь их от опасностей нашей профессии, когда молодых актёров порой «отжимают» и отправляют на скамейку запасных ещё до того, как они смогут полноценно освоить профессию. Им нужна чистая голова на плечах и чтобы их научили, когда нужно сказать «нет». «Нет» - самое сильное слово, которое только есть в нашем бизнесе. Оно порой помогает тебе остаться самим собой.

Мужские страсти

- На съёмочной площадке вы прошли «курс молодого бойца». А сами-то в молодости служили в армии?

- Нет, в те годы я был слишком безрассудным и был уверен, что военная форма, существование по приказу и прочие «радо­сти» - это точно не для меня. В тот момент мне было гораздо важнее разобраться с самим собой: чего я хочу от этой жизни. Теперь же, имея за плечами опыт съёмок в «Ярости», с огромным уважением отношусь к тем юношам и девушкам, которые выбрали для себя военную стезю.

Кадр из фильма «Ярость»

- Вы позволяли детям приезжать на съёмочную площадку? Ведь танк - это мечта любого мальчишки, даже если его отец Брэд Питт.

- Это точно! Мой самый старший сын, 13-летний Мэддокс, о танках знает всё. Я не преувеличиваю - он реально оказался ходячей энциклопедией, поэтому, когда мы начали съёмки, я периодически обращался к нему за консультацией. Мэддокс у нас вообще самый любознательный - вечно что-то читает, роется в Интернете. Он таким был с самого детства - это не наша с ­Анджелиной заслуга. Привёз я на съёмки и своего младшего сына. Ноксу Леону всего 5 лет, и он знать не знает, что такое война. Сперва он перепугался страшно - мы снимали одну из сцен боя. А вернувшись домой, немедленно уселся рисовать танк. Видимо, в нас, мужчинах, живёт какая-то прирождённая страсть к технике. Даже если назначение этой техники - убивать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество