aif.ru counter
02.07.2009 17:48
1577

Учитель Майкла Джексона: «Никто не хотел убивать Майкла. Но всё-таки его убили»

— Среди ваших учеников более 100 обладателей Грэмми — нюх на супер-звёзд у вас явно есть. Можете назвать несколько самых ярких певцов, появившихся на мировой эстраде за последние 10 лет?

— Признаюсь, я не очень слежу за мировой эстрадой. Но вот недавно по телевизору видел маленьких певцов — 16, 19 и 8,5 лет. Вот эти дети пели лучше, чем большинство взрослых исполнителей, которых я когда-либо слушал. Один из них — Деклан Гэлбрейт, он из Великобритании. А ещё мне понравился победитель последнего Евровидения — он из Белоруссии, но выступал за Норвегию (Александр Рыбак. — Прим. ред.). Или вот ещё певица Джэйд, тоже из Британии и тоже пела на Евровидении.

Ещё есть Кристина Агильера — с прекрасным голосом, но вот поёт не всегда очень хорошо. Зато может выбирать между многими стилями. Или ещё один американец Джош Гробан (был моим учеником, кстати). Он хорошо начинал — первый же альбом стал платиновым, — но в последнее время стал петь хуже. Или Мадонна. Она устраивает потрясающие шоу из года в год, но поёт только на два голоса — «от головы» и «от груди». Нет у неё в голосе того, что есть у Нелли Коул, Аниты Бейкер, Барбары Стрейзанд и т. д. И тем не менее, никто из этих потрясающих певиц не достиг таких масштабов, как Мадонна — потому что она умеет сделать представление.

— Так значит одного голоса недостаточно для того, чтобы стать звездой?

— Думаю, у настоящего певца должен быть, конечно, красивый голос и умение с ним обращаться. Но кроме того, певец должен хорошо выглядеть и уметь хорошо двигаться. Он должен выбирать правильную музыку и тональность, должен уметь подавать себя публике. Нельзя просто выйти на сцену и ждать, что тебя полюбят только за то, что ты красавчик. Во время выступления надо буквально раскрывать свою жизнь перед публикой, устанавливать с ней контакт. То есть, надо быть и хорошим актёром.

— Кстати, среди ваших учеников были и актёры — не только по призванию, но и по роду профессиональной деятельности...

— Да, многие из них получили награды Американской киноакадемии. Например, Вупи Голдберг — она замечательно поёт в «Действуй, сестра» и «Действуй, сестра-2»; или Ким Бейсингер в «Секретах Лос-Анджелеса». Замечательный голос (хотя «Оскара» пока нет) у молодой актрисы Джессики Биль.

— Раз уж мы заговорили о ваших учениках, самым великим из них был, пожалуй, Майкл Джексон. Как вы думаете, в чём феномен этого человека? Он ведь стал не просто звездой — настоящим символом эпохи и культуры.

— Всё просто. Вы хоть одного человека можете назвать, кто танцевал бы так же, как он? Никого. А кто так же поёт на две с половиной — три октавы? Поют, но не так, как он. А вспомните все сумасшедшие вещи, которые он выделывал! Он же очень эксцентричный человек, очень простодушный и юный. (Почти на протяжении всего интервью Риггс говорит о Джексоне в настоящем времени.) Он детей обожает. Один раз увидел у меня фотографию внучки и говорит: «Отдай её мне». Но это же моя внучка, говорю, а он отвечает: «Отдай». Отдал, попросил у дочери другие, а он и те выпросил. Сказал, она такая красивая — я не мог отказать. Вот такой он. Любил детей любых возрастов и любил людей вообще. Причём всех без разбору — всех цветов кожи.

— Но, говорят, он был очень одинок...

— Думаю, да. Он же был большой звездой, настолько большой, что люди просто боялись к нему подступиться. А кто не боялся, того не пускали. Вокруг него всегда была куча людей, которые его защищали от всего и ото всех. Представьте, что вы мой друг и звоните мне по телефону. Попадаете на секретаря, а тот спрашивает: «А вы по какому вопросу?» Вам-то хочется ответить, мол, не ваше дело, просто дайте нам поговорить — а вам в ответ: «Оставьте сообщение, ему передадут». Вот Майклу никогда не передавали сообщения.

— Расскажите, каким он был учеником. Любил учиться, работать над собой?

— Он был очень упорным, работал не покладая рук. Над синглом «Триллер» — который стал его величайшим хитом, — мы работали по 6 дней в неделю, это тяжкий труд.

— В представлении обывателя жизнь певца — скорее, каникулы, чем тяжкий труд. Как на самом деле?

— Для любого человека — не только певца — очень важно блюсти себя. Но большинство начинают браться за голову, только когда что-то случится; люди не понимают, что надо постоянно следить за собой, соблюдать собственную дисциплину. Вот это и есть настоящая работа. Певец, он ведь как музыкальный инструмент, расстроиться может от малейшего воздействия. Например, надо всегда быть аккуратным с едой. Я вот с тех пор, как приехал в Россию, начал есть на ночь, а от этого происходит рефлюкс — заброс желудочного сока в горло. Голос от этого отвратительный. Некоторые думают, что это ничего, изредка можно. А я говорю нет, нельзя. Нельзя пить алкоголь, потому что от этого связки отекают. Нельзя курить, потому что сигареты высушивают глотку и так далее.

— То есть певец практически как спортсмен?

— Именно так.

— У вас были любимчики среди учеников?

— Может, и да, но я им этого никогда не показывал. Это прозвучит грубовато, но с учениками я безжалостен. Если что-то неправильно, я всегда говорю всё напрямик. У меня такой подход: будь ты хоть королевской особой, ты всегда прежде всего человек, а о людях надо заботиться. Вот я забочусь так — не даю ученикам зазнаваться. Даже маленькие дети должны работать наполную, делать всё, что умеют. Особенно если таланта не много, но очень хочется.

— Вы продолжаете следить за учеником после окончания обучения?

— Да. Например, очень внимательно слежу за Гробаном. Начинал он потрясающе. Ему сейчас почти 30, а он уже заработал около 100 миллионов долларов. Но поёт уже не так хорошо, как раньше, что, в общем, расстраивает.

— Как думаете, кто-то из ваших — или не ваших — выпускников сможет сравниться с Джексоном?

— Нет. Кто-то умеет петь, кто-то танцует. Танцуют вообще все — Мадонна, Джэнет Джексон, Рудольф Нуриев и т. п. Но Мадонна не танцует, как Джексон, а, чтобы оценить мастерство того же Нуриева, надо обладать особыми познаниями в балете. Я как-то обедал с Нуриевым, он хотел научиться петь. Пригласил меня жить у него на время обучения. Но я не успел: он скончался...

Так вот, таких артистичных певцов, как Джексон, тоже нет. Когда он пел, он всегда играл и делал это отменно, профессионально. Когда он снимался в кино, его готовил Марлон Брандо. Он был действительно особенным.

— В одном из интервью вы сказали, что Майкла убили. Как это произошло?

— Никто не хотел убивать Майкла, его все любили. Так что, думаю, это произошло по трагической случайности. Он принимал разные лекарства по предписанию врачей, но какие-то из них, видимо, не сочетались. Вот я думаю, что последний укол и остановил его сердце. Точно не знаю, но слышал от близких людей, что в этот момент врач, приехавший на вызов, тут же запаниковал и выбежал из машины. А больница была всего в полутора километрах...

— Вокруг Майкла Джексона всегда ходило много слухов и домыслов. Многие из них, довольно нелицеприятные, попадали в прессу. Как думаете, он принимал это близко к сердцу или такие звёзды, как он, учатся не обращать на это внимание?

— Думаю, да, этого сильно его задевало. Майкл любит детей, любит взрослых, любит всех. Он сам как ребёнок.

Помню, как обыскивали его дом, как выворачивали наизнанку все ящики и шкафы. Я тоже был там и не видел ничего, что могло бы его скомпрометировать. Я вот женатый человек был, сейчас вдовец. Но у меня 7 детей, и я люблю детей, особенно маленьких. И этому меня научил Майкл. Потому что малыши только-только появились на свет, только что они были с Богом — они самые чистые, самые непорочные и искренние. Когда люди вырастают, они становятся черствее, жизнь их бьёт, бьют другие люди — вот они и начинают защищаться. Весь жизненный багаж, какие-то душевные раны не дают людям раскрываться и быть искренними друг с другом. Поэтому взрослые могут быть не теми, кем кажутся, и не теми, кем они могли бы быть. А вот Майкл был как ребёнок. Поэтому хотел проводить своё время с детьми: с ними он чувствовал себя в безопасности. Со взрослыми никогда не знаешь, где правда.

За 21 год я ни разу не видел, чтобы он обидел ребёнка, как-то расстроил его. Он был прекрасным отцом для своих троих детей, отлично заботился о них. Помню, мы были в Италии в гостях у режиссёра Франко Дзеффирелли. И тут Майкл пропал. Весь дом, все слуги и гости разыскивали его и не могли найти. Уже подумали, что его похитили. И тут Дзеффирелли распахивает огромные двери в свою гостиную, а там Майкл сидит на полу и играет с детьми.

А когда мы были в Лондоне, он заставил открыть специально для него магазин игрушек. Он ходил по рядам, заходил в отдел кукол и брал сразу 7 штук. Потому что девочкам они понравятся. «Ух ты, какой джип!» — показывал пальцем на машинки и говорил, что мальчики будут в восторге. И покупал двадцать. С ним было 5 или 6 человек, чтобы таскать все эти покупки. А потом он всю ночь не спал, читал инструкции и вставлял батарейки в машинки. А потом ехал в детскую больницу и всё раздавал. Вот такой он был.

Как-то раз Майкл узнал о маленьком мальчике, который сильно обгорел при пожаре. Он ужасно пострадал. И Майкл пришёл прямо к нему в палату — а мальчик был весь в повязках, и в бинтах осталась только маленькая дырочка, через которую он разговаривал, — и мальчик сказал: «Не знаю, что мне теперь делать». А Майкл сказал: «Не волнуйся, я буду о тебе заботиться всю твою жизнь». И он заботился — только всю свою жизнь.

У меня миллион таких историй. Потому что Майкл всегда был там, где нужна была помощь. Потому что он мог себе это позволить — и всегда помогал тем, кто в этом нуждался.

— Он долго не появлялся на сцене после скандала. Он хотел выступать в последние годы?

— О да. А ещё он очень хотел приехать в Россию — он же был тут, и ему очень понравились русские люди. Как-то, помню, звонит дочка одного высокопоставленного московского чиновника и говорит: «Майкл, не могу поверить, что это вы». А он: «Ой, и правда я», — как будто сам удивился. (Смеётся). Она очень просила его приехать и даже обещала позвонить отцу, чтобы тот помог с концертом.

— А вы сами к нам зачем приехали?

— Я очень хочу открыть в России школу пения. У меня много русских друзей — Дмитрий Хворостовский, Владимир Чернов, — они потрясающие певцы и очень нравятся мне как артисты. Вот я хочу, чтобы в России у молодых людей был шанс научиться петь так же хорошо. И студию тоже хочу открыть здесь.

Мне вообще очень нравится Россия, я хочу вернуться и даже остаться в этой стране. Когда я был в России в прошлый раз, ваш министр культуры вручил мне государственную награду, мою первую крупную награду вообще. И я подумал: и почему мне пришлось ехать в Россию, чтобы получить награду? Почему-то в родной Америке меня никто не наградил. А потом меня пригласили на «Фабрику звёзд», и когда я вошёл в зал, люди начали вставать. Я такого, честно, не ожидал. А ещё Оксана Пушкина пригласила меня на свою передачу — и всё в России. Я это очень ценю, потому что в Америке никому нет дела. Поэтому я и приехал.

Правда, по-русски пока не говорю. (Во время нашего разговора выяснилось, что Риггс знает по-русски слова «спасибо», «до свиданья», «голова» и «грудь».) Многие русские певцы поют «от головы» или «от груди», а всё должно идти вместе, поровну. Иначе получается крик, а не пение. Я учу не кричать, а именно петь. Но вообще русские люди очень талантливые. Не знаю почему, но Господь разбросал свои дары над Россией очень и очень щедро.

— Так значит, в ближайшие годы мы увидим в России рождение суперзвёзд?

— Очень на это надеюсь! И сделаю для этого всё, что смогу!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество