Примерное время чтения: 5 минут
23570

Водку в бане пили по-настоящему. Как снимали «Иронию судьбы»

Сюжет Наше старое кино
Кадр из фильма «Ирония судьбы или С легким паром», 1975 г.

​16 августа 1976 года в кинотеатрах прошла премьера картины «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» режиссёра Эльдара Рязанова. В отличие от телеверсии, для кинопроката фильм подсократили. Но и в таком виде его с удовольствием посмотрели около 7 миллионов зрителей. Хотя с успехом телеварианта, премьера которого состоялась 1 января 1976 года, прокат сравнить было нельзя — на ТВ фильм посмотрело 250 миллионов человек.

«Эта картина стране не нужна»

Эльдар Рязанов в любом случае был счастлив, ведь его фильм на пути к публике встретил немало препятствий и происков цензуры. Даже после того, как «Ирония судьбы» побила все рекорды зрительской любви, советские чиновники от культуры продолжали критиковать детище Рязанова. В 1977 году фильм был выдвинут на Государственную премию СССР. «Практически все, кто был членом Комитета по государственным премиям, сказали про „Иронию судьбы“: „Эта картина про похождения пьяного доктора стране не нужна, мы не можем её представить к такой высокой награде“». — рассказывал «АиФ» режиссёр.

Но, когда началось тайное голосование, все до единого отдали свои голоса за фильм. «Все они были функционеры! — сетовал Рязанов в интервью „АиФ“. — Говорили одно, думали другое. На деле эти люди оказались лучше тех, кого из себя изображали. Редкий случай. Обычно люди хуже, чем пытаются казаться».

Непростым был и период проб. Кто только из советских актрис не примерялся режиссёром на главную героиню — учительницу русского языка и литературы Надежду Шевелёву. Людмила Гурченко, Валентина Талызина, Ольга Волкова, Светлана Немоляева и многие, многие другие.

«На фильме „Ирония судьбы“ у меня было восемь проб, — вспоминала в интервью „АиФ“ Светлана Немоляева. — Я точно знаю, что Рязанов видел меня в этой роли». По признанию актрисы, она была зажата перед камерой и «не выдержала этого испытания». Ещё больше её заковало страстное желание играть у легендарного мастера и «зависимость от этого желания». Не пройдя пробы, Немоляева была в депрессии и думала — в кино ей теперь не сниматься никогда.

Теперь, когда Светлана Владимировна застает по ТВ «Иронию судьбы», смотрит этот фильм с удовольствием — она умеет абстрагироваться. И Барбара Брыльская в роли главной героини ей очень симпатична, призналась Немоляева в «АиФ»: «Мне кажется, другая актриса вообще невозможна была. И очень пение ей идет, и стихи — это всё не противоречит индивидуальности её, тонкой, женственной, изящной. Недаром Рязанов так долго искал, перепробовал практически всех наших актрис, которые были тогда на виду, на слуху, и которых он любил. И выбор его абсолютно верный».

По признанию Эльдара Рязанова, в польской актрисе он нашёл нужные ему для фильма лиризм, манящую женственность, утонченность. Всё то, что не смогли на пробах показать советские актрисы, привыкшие изображать на экране «радость труда». 

Прелести Брыльской оценил не только Рязанов, но и вся съемочная группа картины. Оператор Вадим Алисов рассказывал, что все они воспринимали красивую польку в первую очередь не как актрису, а как «очаровательную женщину». Однажды к Барбаре во время переодевания зашёл осветитель. Она обернулась к мужчине, разинувшему от восторга рот, и с иронией отрезала: «Закрой дверь, а то перестанешь смотреть на жену».

Единственным человеком, невзлюбившим Брыльскую, была Валентина Талызина, сыгравшая подругу и коллегу Шевелёвой. Но главная заслуга была в том, что главная героиня Надя говорит именно голосом Валентины Илларионовны. Поёт она, если кто-то не знает, тембром Аллы Пугачевой. По словам Талызиной, она дополнила голосом то, что «Брыльская недоиграла». И какова же была обида советской артистки, когда польской актрисе, «не сказавшей и не спевшей в фильме ни слова, дали Государственную премию СССР за „Иронию судьбы“, а мне — нет».

«Они же пьяные!»

Случались на съёмках ЧП и посерьёзнее осветителя, заглядевшегося на актрису в неглиже. Все, конечно, помнят посиделки героев Мягкова, Ширвиндта, Белявского и Буркова, после которых Женю Лукашина отправляют по ошибке в Ленинград. Легендарная сцена в бане снималась отнюдь не в Сандунах, как многие думают, а на «Мосфильме». Под лестницей были установлены скамейки, весы, привезли пальмы в кадках. А артисты в один из дней умудрились принести на съемки настоящую водку, чтобы отметить день рождения Александра Белявского. Александр Ширвиндт вспоминал потом, что после первого дубля все они почувствовали необыкновенное творческое вдохновение, которое к третьему дублю уже просто зашкаливало. «После чего Эльдар Рязанов — человек не очень пьющий и поэтому не сразу понимающий, как выглядит сильное алкогольное опьянение, — крикнул: „Стоп! Они пьяные!“» — рассказывала «АиФ» старший научный сотрудник Музея Москвы Лариса Скрыпник.

На следующий день всех вызвали на выволочку. Теперь уже на съемках Рязанов лично проверял каждую бутылку с водой — не пахнет ли водкой. Белявский, Мягков, Ширвиндт и Бурков посетовали, мол, вчера мы снимались, когда правда были в подпитии. А сегодня только изображаем процесс принятия на грудь. Как же это потом монтировать? Неправдоподобно будет выглядеть на экране... Режиссёр отрезал: «Вот я и посмотрю, с какими артистами мне приходится работать. В противном случае для этих ролей можно было бы найти людей под забором». Кстати, в картине мы видим «те самые» пьяные кадры, где артисты «употребляют» по-настоящему.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах