aif.ru counter
256

Родом из 90-х. На «Кинотавре» вспомнили бандитов и заложников

«Конференция».
«Конференция». © / Кадр из фильма

Многие кинофестивали при составлении графика показов конкурсных фильмов устраивают своеобразные тематические дни — ставят рядом картины, похожие по форме или по содержанию. «Кинотавр» тоже старается объединять ленты на одну (или похожую) тему, хотя замысел организаторов не всегда бывает очевиден сразу. Например, картины, показанные в самом начале — «Хандра» и «Доктор Лиза», — несмотря на разницу в жанрах (комедия и драма), оказались одинаковыми по форме — действие в каждом из них занимает ровно один день, с утра и до вечера.

На четвертый день «Кинотавра-2020» были представлены два фильма, которые тоже вроде разные, но на самом деле рассказывают об одном и том же, хотя и с совершенно противоположных точек зрения.

«Маша» — режиссерский дебют Анастасии Пальчиковой, певицы (она выступала в группе «СуХие» и пела сольно под псевдонимом Gg) и сценариста, получившей «Золотого орла» за сценарий к фильму Валерия Тодоровского «Большой».

Главная героиня этой картины — 13-летняя девочка Маша (Полина Гухман). Она живет в провинции у доброго и понимающего дяди по прозвищу Крестный (Максим Суханов) — тренера по боксу и криминального авторитета. Друзья у Маши соответствующие — это нынешние или будущие боевики, которые занимаются вполне понятным промыслом. А сама девочка мечтает петь джаз и поет при любом удобном случае. Но однажды она понимает, чем на самом деле занимает Крестный и какова его роль в её судьбе.

Пальчикова признавалась, что это личная история — в возрасте Маши она росла в провинциальном городе, видела бандитские перестрелки; однако это, разумеется, не автобиографический фильм. Впрочем, подобные картины, основанные на личных воспоминаниях, на этом «Кинотавре» не редкость. Так, сценарий «Хандры» был написан по реальной истории трех друзей, которые вместе снимали квартиру и покоряли Москву, а «Скажи ей» Александр Молочников снял по воспоминаниям своего детства.

Еще до показа «Машу» активно сравнивали с прошлогодним лауреатом главного приза «Кинотавра» — фильмом «Бык» Бориса Акопова. Сходство действительно достаточно явное — и временем действия, и персонажами. Это те 90-е, которые зрители хорошо знают по различным криминальным боевикам, с разборками конкурирующих банд, стрелками и перестрелками, безумной жестокостью и обилием крови.

Конечно, сложно рассчитывать, что второй год подряд «Кинотавр» назовет лучшим фильм о нашем недавнем прошлом, но шансы на какие-либо призы у «Маши» есть.

Второй фильм этого конкурсного дня — не о 90-х, но об их эхе. В октябре 2002 года чеченские террористы захватили в заложники актеров и зрителей театрального центра на Дубровке — несколько сотен человек три дня держали в зале центра под дулами автоматов; часть террористов были шахидами, также взрывчатка была размещена в нескольких местах зрительного зала. С террористами пытались договориться, но безуспешно — они требовали вывода российских войск из Чечни; впрочем, часть заложников они освободили, а кто-то из захваченных людей смог сбежать сам.

Во время штурма театрального центра 26 октября был применен усыпляющий газ; террористы не успели привести взрывные устройства в действие и были застрелены спецназом. В результате теракта погибли 130 человек из числа заложников.

Фильм «Конференция» Ивана И. Твердовского — о тех людях, которые пережили этот теракт и теперь живут, пытаясь забыть пережитый ужас и не забыть погибших близких. По сюжету картины монахиня Наталья (Наталья Павленкова) приезжает в Москву, чтобы собрать других бывших заложников на 17-ю годовщину со дня трагедии. Ей помогает Светлана (Ольга Лапшина), которая потеряла тогда мужа и сына. У Натальи тоже была семья — во время теракта она была в театральном центре вместе с мужем, сыном и дочерью; но потом, после освобождения, ушла в монастырь. Дочь (Ксения Зуева) её решение не приняла; она одна воспитывает сына, ухаживает за парализованным отцом и очень обижена на мать — но всё равно приходит на эту встречу, которую нынешний директор театрального центра (Ян Цапник) назвал «конференцией».

Эта картина Твердовского — его четвертая работа, которая принимает участие в основном конкурсе «Кинотавра»; в предыдущие годы он получал призы за фильмы «Класс коррекции», «Зоология», «Подбросы», а также успешно участвовал в конкурсе короткого метра. Кроме того, «Конференцию» показали в Венеции — вне конкурса.

Фильм на самом деле важный — это первое художественное осмысление страшных событий 18-летней давности; до этого о терактах 90-х и начала нулевых рассказывали лишь документальные ленты, которые свидетельствуют, но редко выражают отношение. Впрочем, Твердовский тоже подчеркнуто нейтрален — его герои тоже свидетельствуют, рассказывая о том, что происходило в эти дни много лет назад в театральном центре на Дубровке, они подчеркнуто говорят почти без эмоций, словно вся боль уже ушла; осталось включить в фильм кадры из октября 2002-го — и получится готовая документальная реконструкция. Но на самом деле боль никуда не ушла, и документальные вставки будут в «Конференции» лишними — персонажи картины всё же позволяют себе обычную человеческую злость на тех, кто разделил их жизнь на до и после.

Собственно, в «Маше» главная героиня решается на то же самое — просто делает это более привычными для себя методами. У героев «Конференции» подобных привычек нет — и это, наверное, хорошо.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы