Примерное время чтения: 2 минуты
2362

Денис Фонвизин: «Собственность и безопасность каждого колеблется»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Кто «оденет» ломоносовых? 05/11/2014
Денис Фонвизин, гравюра 1893 года.
Денис Фонвизин, гравюра 1893 года. Public Domain

Денис Фонвизин, писатель, 1783 г.:

— Представим себе государство, объемлющее пространство, какового ни одно на всём земном шаре не объемлет и которого по мере его обширности нет в свете малолюднее. Государство, раздробленное на много больших областей и состоящее, можно сказать, из двух только городов. Причём в одном живут люди большею частию по нужде, в другом - большею частию по прихоти. Государство, многочисленным и храбрым своим воинством страшное. Государство, движимое друг другу противоречащими указами, но не имеющее никакого твёрдого законоположения и, тем более, законоисполнения. Где слово чиновника есть всё - и закон, и суд. Государство, где человек одного состояния имеет право быть истцом и судьёю над человеком другого состояния, где каждый, следственно, может быть завсегда или тиран, или жертва. 

Там есть государство, но нет отечества. Нет граждан, но есть подданные.

Тут кто может, повелевает, но никто ничем не управляет, ибо править долженствовали бы законы, кои выше себя ничего не терпят. Повелевают же здесь люди, отягощённые чинами и наградами, но - не разумением и знанием. От произвола сих последних всё зависит. Чиновник горд, нагл, коварен, алчен к обогащению, сластолюбец, бесстыдный ленивец. Нравственная язва становится всеобщею, все сии пороки разливаются и заражают государство. Какой чин, какой знак почести, какое место государственное не изгажено?

Собственность и безопасность каждого колеблется. Души унывают, сердца развращаются, образ мыслей становится низок и презрителен. Коварство и ухищрение приемлется главным правилом поведения. Никто не намерен заслуживать - всякий ищет выслуживать.

Таковое положение долго устоять не может. При крайнем ожесточении сердец все частные интересы в одну точку соединяются. Вдруг все устремляются расторгнуть узы нестерпимого порабощения. И тогда что есть государство? Колосс, державшийся цепями. Цепи разрываются, колосс упадает и сам собою разрушается.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах