Примерное время чтения: 8 минут
5577

Сомнительный «Эшелон». Автора «Зулейхи» заподозрили в плагиате

Гузель Яхина.
Гузель Яхина. / Виталий Аньков / РИА Новости

Как заметил классик, умом Россию не понять. В нашей родной стране зачастую нет находят поддержки явления по-настоящему талантливые, зато нередко в фаворе оказываются произведения очень спорные.

«Два года провела за изучением документов»

Золотой век отечественной литературы, к сожалению, позади. Как и времена, когда нас справедливо именовали самой читающей нацией в мире. Сегодня и интерес к книгам значительно угас, и достойных авторов не так уж много.

Среди тех, чье имя россияне наверняка слышали, Гузель Яхина. 43-летний лауреат премий «Большая книга» и «Ясная поляна» стала известной благодаря книге «Зулейха открывает глаза», посвященной 1930-м годам и раскулачиванию. Утверждается, что «Зулейха» на настоящий момент переведена более чем на 20 языков мира.

В 2018 году Яхина выпустила роман «Дети мои», в котором рассказывается история российского немца, работающего школьным учителем. Время действия романа — период Гражданской войны, коллективизация, голод 1930-х годов.

Новый роман Яхиной заранее был объявлен самой ожидаемой книгой года. Произведение «Эшелон на Самарканд» вновь затрагивает период первых лет существования советской власти.

«Написав первый роман про раскулачивание, второй („Дети мои“) про депортацию и репрессии поволжских немцев, Яхина темой нового романа взяла еще одну печальную страницу нашей новейшей истории — голод в Поволжье, — пишет колумнист „Петербургского дневника“ Владислав Толстов. — Есть качественная документальная основа — сама Гузель Яхина призналась, что провела два года за изучением документов о „поездах Дзержинского“, на которых голодающих детей вывозили из Поволжья в сытые регионы, и многое написано на основе реальных событий».

«Это как эвакуация из блокадного Ленинграда в 1945 году»

В аннотации к книге, поступившей в продажу, говорится: «„Эшелон на Самарканд“ — роман-путешествие и своего рода „красный истерн“. 1923 год. Начальник эшелона Деев и комиссар Белая эвакуируют пять сотен беспризорных детей из Казани в Самарканд. Череда захватывающих и страшных приключений в пути, обширная география — от лесов Поволжья и казахских степей к пустыням Кызыл-Кума и горам Туркестана, палитра судеб и характеров: крестьяне-беженцы, чекисты, казаки, эксцентричный мир маленьких бродяг с их языком, психологией, суеверием и надеждами...»

Здесь стоит обратить внимание на два момента — утверждение о том, что автор два года провела за изучением документов и на время действия «Эшелона».

Самарский краевед Григорий Циденков, много времени занимающийся изучением истории голода в Поволжье, в «Живом Журнале» пишет: «Действие романа разворачивается в 1923 году. Это примерно как написать об эвакуации из блокадного Ленинграда в 1945 году. Эвакуировали голодающих в 1921-22 гг., в 1923-м всех уже начали возвращать».

Надо признать, что для человека, проведшего в архивах целых два года, госпожа Яхина допускает прямо-таки непростительную ошибку. Если, конечно, эти два года в архивах действительно были.

«Совпадений и нелепостей огромное количество»

У Циденкова на сей счет появились сомнения. В своем блоге, где, к слову, собрано большое количество материалов о голоде в Поволжье, он пишет: «Заставили посмотреть интервью писательницы Гузели Яхиной в пресс-центре ТАСС о ее романе „Эшелон на Самарканд“... Из интервью для меня следует, что весь роман состоит из компиляции и пересказа с минимальными изменениями публикаций моего блога в ЖЖ. За основу взята практически без изменений публикация „Побывать в шкуре уполномоченного по сопровождению голодающих детей в эвакуацию“... Изменений тут всего два: Яхина переименовала Самару в Казань и округлила число детей до 500... Взята серия публикаций о придуманном мной сценарии... Также из этого поста взят материал о подробностях типовой эвакуации... В конце романа Яхина зачем-то публикует список придуманных ею имен-кличек детей из эшелона. Это я в статье об эвакуации детей в Чехословакию в конце статьи провожу их неполные списки из архивов... Стремясь, видимо, уйти от обвинений в плагиате, Яхина, как студент-первокурсник, меняет некоторые детали и добавляет воды в виде собственных вымыслов... Совпадений и нелепостей огромное количество. Ссылки на источники Яхина приводит явно не ознакомившись с ними и т. д. и т. п.».

Циденков приводит ссылки на свои публикации, и каждый желающий может, ознакомившись с «Эшелоном», сравнить, насколько сомнения специалиста по голоду обоснованы.

«В романе „Эшелон на Самарканд“ очень много правды»

Сама Яхина в беседе с порталом «Слово и Дело» все подозрения в свой адрес отмела: „«Я скажу так: в романе „Эшелон на Самарканд“ очень много правды, почерпнутой из архивных документов и кинохроники 1920-х гг. И список главных, но далеко не всех первоисточников (мемуарных книг, писем, дневников) приводится в конце книги. Нет ничего удивительного в том, что другие архивные документы, которые публикуют другие авторы, рассказывают о тех же событиях и ситуациях. Об эвакуационных поездах, которых было очень много, о бедственном положении детей в Поволжье ну и т. д. Я с большим уважением отношусь к той просветительской деятельности, которой занимаются другие публицисты и блогеры, рассказывающие по теме голода. Точка».

То есть смысл объяснения прост — поскольку архивные документы одинаковы, то и публикации, соответственно, имеют пересечения. И никакого плагиата.

Писатель Михаил Логинов, прокомментировавший данную ситуацию «Фонтанке», пишет: «Плагиата не вижу, максимум использование авторского исследования, без указания авторства. Я недавно погрузился в тему (голод 1921 года) и, еще не читая рассуждения краеведа, подумал, что роман о том, как детей из Поволжья везут в 1923 году в Туркестан — это эвакуация из Ленинграда в 1944 году. Он нашел такую же метафору только в 1945. И это меня неприятно удивило: браться за такую сложную тему, настолько не зная её базовые константы. Кратко: Голод в Поволжье прекратился к осени 1922 года».

Зулейха морочит голову

Главная проблема с творчеством госпожи Яхиной заключается в том, что она, погружаясь в весьма непростую эпоху, дает, мягко говоря, своеобразную трактовку событий. Роман «Зулейха открывает глаза», подававшийся как история, вдохновленная судьбой бабушки автора, был написан на основе мемуаров раскулаченных. Каких именно раскулаченных, насколько художественное повествование соответствует реальным фактам и кого обвинять в этом несоответствии — непонятно. Важно то, что в итоге картина времени и событий подается искаженной, но искаженной в определенном направлении — чтобы не подумал читатель, что в советской эпохе могло быть что-то хорошее. Нет, исключительно ужасы и мрак.

Разбору ляпов и передергиваний книги, а также сериала «Зулейха открывает глаза» посвящено огромное количество материалов.

Но вот что интересно — телевизионный показ «Зулейхи», некомплиментарной по отношению к нашей стране, начался на федеральном канале весной 2020 года как раз в тот момент, когда на Россию накатывала первая волна COVID-19 и вводились жесткие ограничения.

«АиФ» писал в апреле 2020 года: «И вот в разгар этих государственных усилий по спасению страны от коронавируса на главном федеральном канале появляется фильм, где государство предстает в виде бесчеловечного монстра, пожирающего жизни несчастных ни в чем неповинных людей. И в голове у граждан возникает мысль: „Если тогда государство творило беззаконие и действовало исключительно из чувства ненависти к народу, то и нынешние ограничения, наверное, не попытка спасения от болезни, а тоталитарный произвол?“... Фанаты антисоветской „чернухи“ за годы усердных трудов настолько увлеклись процессом, что перестали замечать — своим продуктом они давно уже бьют не по советскому периоду, а по российскому государству как таковому».

Протекция оппозиционера ведет к премии?

Большую протекцию Яхиной оказывает писательница Людмила Улицкая. Творческая дама, крайне оппозиционно настроенная по отношению к современной российской власти, не признающая присоединение Крыма к России и испытывавшая открытую симпатию к «Евромайдану», в феврале 2021 года в интервью изданию Die Tageszeitung на вопрос о том, чего боится Владимир Путин, отвечала так: «Понятия не имею. Может быть, он чувствует приближение конца своей власти? По всей вероятности, он готовит для себя преемника, чтобы, как кукловод, иметь возможность управлять им из своего бункера. Все органы власти выполняют свои функции: полиция разгоняет протесты, избивая граждан дубинками, судьи готовятся к процессам в отношении людей, ходящих на митинги. Тюремные надзиратели, наверное, увеличивают количество мест в местах заключения. Что из всего этого получится, никто не может предсказать».

Тем не менее, как видите, протекция госпожи Улицкой имеет достаточный вес, позволяющий запустить на орбиту автора «Зулейхи». А там уже поддержат, приласкают, возьмут произведение на экранизацию.

В сентябре 2020 года Яхиной вручили премию в области культуры за роман «Зулейха открывает глаза».

Умом Россию не понять.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах