217

Познер покидает телеканал «Дождь» ради «Первого»

Владимир Познер принял решение покинуть телеканал «Дождь», после того как ему был поставлен ультиматум.

«Руководство Первого канала поставило передо мной выбор: либо я делаю программу на Первом канале, либо я делаю программу на «Дожде», – рассказал Познер в эфире «Парфенов и Познер» в воскресенье.

«Я свой выбор сделал: я остаюсь на Первом канале со своей программой «Познер», - сообщил тележурналист.

По словам Познера, подобная практика существует в мире и мало кому удается работать на двух каналах.

Ситуацию с уходом Познера прокомментировали литературовед, телеведущий и публицист Александр Архангельский, а также член Общественной Палаты Российской Федерации, публицист Елена Зелинская. Мы задали экспертам те же вопросы – была ли в решении ведущего политическая подоплека, мог ли Познер в период работы на «Дожде» задавать представителям власти более жесткие и прямолинейные, нежели на «Первом», вопросы об оппозиции, и может ли решение об уходе прямо или косвенно повлиять на популярность у телезрителей.

Александр Архангельский:

- В интернете не раз проскальзывали мнения, что Познер на «Дожде» ведет себя «беззубо», в частности в разговоре с премьером Медведевым. Согласны ли Вы с такой оценкой? На Ваш взгляд, как поборник свободы слова и демократии, каковым он себя, в частности, позиционировал в недавней статье «Разоблачение Вольтера» в The New Times, Познер мог бы/должен был бы задавать премьеру более жесткие вопросы?

- Слишком резкие вопросы он никогда не задавал. Насколько я припоминаю, он становился резким только в тех случаях, когда разговор касался национализма и экономической справедливости. В других случаях - нет. В той истории, о которой говорили в интернете - когда Познер заявил, что если Медведев придет к нему на передачу, то он спросит его о том, почему оппозиционные политики не появляются на федеральных каналах. И когда Медведев пришел и дал Познеру тот же ответ, что и Алексею Пивоварову - мол, не зовете, не приходят, - Познер на это сказал только «Принято»... Это, конечно, был вопрос Познера, а не Ларри Кинга.

Познер такой, какой он есть. Он создатель и в то же время дитя «большого телевидения». Меня не удивляло это, и не удивило, что он выбрал 1 канал. Скорее удивило, что он работал параллельно на «Дожде» и 1 канале.

- Считаете ли вы, что у ситуации выбора Познером между «Дождем» и 1 каналом имеется сугубо политическая подоплека?

-Мы живем в некой двояковыпуклой системе, где все имеет политический контекст. Но я считаю, что политика в этом вопросе - следствие, а не причина. А главное в конфликте - контрактная этика, которой в России нет. На Западе никому в голову не придет, что лицо канала может «играть» на разных полях, в контрактах подразумевается, что лицо канала не может не только выступать в передачах других каналов, но даже интервью им давать только по согласованию со своим каналом. Познер говорит, что руководство Первого знало о его предстоящем появлении на «Дожде» и дало согласие; но если бы было заключено формальное дополнительное соглашение, сейчас никто бы сдать назад не смог. Звонили бы из Кремля, не звонили бы – там, где контракт сильнее власти, работают не понятия, а институты.

- На ваш взгляд, выбор Познером 1 канала как канала с большей аудиторией значим для общества? Многие эксперты говорят, что в силу известности Познера в «народе» его деятельность на 1 канале существенно помогает политическому просвещению населения, вкладывает в головы зрителей демократические идеи.

- Если кого-то в «народе» и знают из политических журналистов, то это Познер, чему я не раз бывал свидетелем в поездах, где его немедленно узнавали даже проводницы.

Но надо понимать, что Познер - журналист. Он не идеолог, не публицист. Он проясняет ситуацию, а не вкладывает в головы какие-то идеи. Но что делать - другого Познера у нас для зрителей нет.

Елена Зелинская:

- Как вы оцениваете выступление Владимира Познера в The New Times относительно общественного телевидения в России, в частности, в свете того, что он продолжает сотрудничать с государственным телеканалом, отказавшись ради этого сотрудничества от работы на «Дожде»?

- В том, что Владимир Владимирович с недоверием относится к нынешним проектам организации общественного телевидения в России и его работой на государственном 1 канале нет никакого противоречия. Когда Познеру задали вопрос об общественном телевидении в России, он сказал что в том виде, в котором предлагается осуществлять проект общественного ТВ оно общественным не является. Поскольку, в частности, руководитель канала должен назначаться нормативным актом правительства и так же смещаться с должности. То же относительно совета общественного ТВ – он выбирается из предложенных властью кандидатов и властью же утверждается.

Общественное телевидение в России возможно. Есть и творческий потенциал, и востребованность обществом. Но, повторюсь, в тех рамках, в которых исполнительная власть предлагает реализовать этот проект, его реализация невозможна.

То, что Познер выбрал 1 канал, было его осознанным решением: аудитория 1 канала – самая большая в России, одна из крупнейших в мире. «Дождь» - молодой, энергичный, амбициозный канал, рассчитанный на образованную московскую публику, которую не надо ни в чем убеждать. С этой аудиторией можно говорить, как с самим собой. Но это – узкая аудитория. Владимир Познер предпочел возможность донести свои мысли, взгляды, соображения до максимального числа зрителей.

Программа «Парфенов и Познер» стартовала в начале апреля на телеканале «Дождь». В рамках телепередачи соведущие в студии обсуждают главные события уходящей недели друг с другом и приглашенными гостями. Среди гостей телеведущих уже побывали: экс-кандидат в мэры Астрахани Олег Шеин, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, блогер Алексей Навальный.

В мае Владимир Познер и Леонид Парфенов дали эксклюзивное интервью «АиФ», рассказав какие лидеры нужны России.

 

Оставить комментарий (7)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество