aif.ru counter
1283

На игле. Как в Крыму будут решать проблемы с водоснабжением

Сюжет ЖКХ: Ситуация в регионах

Крым потребляет 2 миллиарда кубометров воды в год: половину обеспечивала Украина через Северо-Крымский канал, почти половину – возобновляемый местный сток из водохранилищ, 7% подземные воды, еще 5% – опресненная морская вода.

По Северо-Крымскому каналу вода из Каховского водохранилища на Днепре шла в северные и восточные районы Крыма. Его главная задача – это орошение сельскохозяйственных земель и водоснабжение Керчи, Феодосии, Судака, Симферополя и ряда других городов. 

В годы независимости Украины значительная часть оросительной инфраструктуры полуострова была заброшена и пришла в негодность или вообще демонтирована. В Крыму в 2000-е гг. существовало более 10 тыс. км оросительной сети и 15 тыс. км — дренажной. Сейчас часть сети отведения воды необходимо восстанавливать: несколько десятков сел круглогодично или сезонно подтапливаемые.

Кстати, не стоит забывать и об изношенности канала, ведь пока днепровская вода приходила, в землю ее утекало до 40%.

К необходимому приходу поливной воды в Крым нужно, считают специалисты, относиться «с открытыми глазами», чтобы не наступать, как в пословице, на одни и те же грабли. В ближайшие годы, если этот вопрос не будет решен, Крыму предстоит столкнуться с большими переменами, вплоть до климатических.

«Через СКК перебрасывалось в Крым 2,1 млрд. кубов воды, а поверхностный сток всех рек полуострова — 900 млн. кубометров, — объясняет декан географического факультета Крымского федерального университета (КФУ) Борис Вахрушев. – Только представьте, какие изменения эта новая вода внесла в экосистему, у нас даже изменился режим осадков, температурный режим, больше стало туманов… Не будет этой воды — и Крым снова ждут перемены».

Российские специалисты предложили уже не один проект по водоснабжению. Но вот только далеко не всегда Крыму они подходят. К примеру, идея о постройке плотин для водохранилищ в долинах всех крупных рек, а дальше, мол, естественным путем они наполнятся. Вроде все просчитано, но… для «нормальных» рек. А в Крыму они особенные: в подземных карстовых полостях протекает больше воды, чем на поверхности. И все классические гидрогеологические характеристики здесь не работают. Можно «закопать» деньги в плотины, а водохранилища останутся пустыми, да еще долины «накроют» два-три катастрофических паводка.

Зри в скважину!

Если прочитать прессу за последние два месяца, создается впечатление, что в Крыму найден рецепт спасения полуострова — бурение артезианских скважин. Правительство подробно информирует о строительстве новых водозаборов, о количестве воды, которое они дадут. То, что полуостров обратился к своим подземным ресурсам — решение вынужденное, «авральное».

Все артезианские скважины, когда-либо пробуренные на полуострове, находятся на учете в специальном кадастре. В Крымской гидрогеологической партии имеется информация о каждой из них: сколько может давать воды, состав воды, уровень ее минерализации, техусловия обустройства, и многое другое. Часть их закрыта, часть — утрачена, некоторые используются, причем порой - нелегально. Не так давно такую информацию, причем со списком предприятий, которые незаконно и бесконтрольно «высасывали» артезианскую воду, подготовило госпредприятие «Вода Крыма», а прокуратура уже взялась за нарушителей.

«Некоторые скважины — на самоизливе, — рассказал «АиФ-Крым» Борис Вахрушев. — Например, в окрестностях села Донское Симферопольского района когда-то был огромный тепличный комплекс, для которого использовали гидротермальные воды с температурой 25-27 градусов. Сейчас теплицы разрушены, скважина была заварена, но металл проржавел, и уже лет десять замечательная теплая вода самотеком идет на поверхность. И таких скважин очень много: например, на Тарханкутском полуострове чуть ли не реки текут из таких самоизливающихся скважин».

В прошлые годы в разных районах «расковыривали» затампонированные артезианские скважины местные жители. Так что, часть текущего и пропадающего зря подземного богатства — на их совести. Кстати, пропадает не только вода, но и… земля. Это, кстати, ответ на вопрос, почему нельзя использовать для полива подземные воды: в них, как правило, высокое содержание минеральных солей, значит, неизбежно засоление почвы.

На том же Тарханкуте самовольно открытые и брошенные скважины могли стать непригодными. Там два водоносных горизонта: верхний содержит не очень хорошую воду, нижний — чистую, высокого качества. Горизонты надежно изолированы друг от друга слоями глины. Но артезианская скважина пробивает эту природную защиту и, когда она заброшена, вода из разных горизонтов смешивается, в нижний слой попадают всевозможные загрязнители из верхнего.

В общем, Крым, приступив к разработке подземных вод, нуждается в большой инвентаризации артезианских скважин, хотя бы в равнинной части полуострова. Требуется выяснить, изменились ли их характеристики, состав воды, изучить состояние, дать прогноз и рекомендацию по использованию. Это огромная работа, не на один год. А, между тем, Крым лишился двух компетентных учреждений — Института минеральных ресурсов и казенного предприятия «Южгеоэкоцентр».

 

Фото: Пресс-служба правительства Республики Крым

 

Не на те же грабли

Популярной в Крыму оказалась идея о переброске воды из российских рек. Так, президент Крымской академии наук Виктор Тарасенко объяснил, что на кубанскую воду рассчитывать не стоит — ее не хватает жителям Краснодарского края. А вот использовать Дон для водоснабжения Крыма можно: в устье реки сбрасывается 30 миллиардов кубометров воды, и отбор 2 миллиардов возможен. Перебросить ее можно по трубам, проложенным через Азовское море.

Система Северо-Крымского канала (СКК) позволила бы дать воду сельхозпредприятиям разных районов полуострова.

Без воды извне сельскому хозяйству, наверное, не выжить. Но важно и не повторить те же ошибки, которые были допущены больше сорока лет назад при строительстве и запуске канала. Например, слияние ответвлений СКК с притоками крымских рек, а кое-где такое «братание» имеет место: например, на реке Биюк-Карасу. «По всем стандартам, вдоль канала должны находиться лесополосы, — отмечает доцент кафедры геоэкологии КФУ Лидия Соцкова. — Растения переводили бы поверхностный сток в подземный, препятствовали проникновению воды в почву. Но ничего этого нет. Дальше: на орошаемой территории Керченского полуострова повысился уровень залегания грунтовых вод. Там почва – глинистая, значит, очень быстро вода поднимается до критического уровня. Особенно опасна ситуация возле морских заливов и соленых целебных озер. На ликвидацию последствий работы канала денег ушло больше, чем на его строительство».

Кстати

От некоторых идей крымские учёные стараются предостеречь уже сейчас: например, от увлечения опреснительными установками. Дело в том, что при трансформации морской воды в пресную возникает вопрос: куда девать соль? Ее утилизация влечет удорожание и без того недешевой воды, а сброс куда-либо — проникновение в подпочвенные воды и засоление земель.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы