1671

Подводный театр: что скрывают глубины Галапагосского архипелага?

«Когда рядом с вами проплывает китовая акула, это обычно длится очень долго. Сначала в толще океана появляется её плоская голова, похожая на товарный вагон, затем два маленьких и будто бы подслеповатых глаза по бокам этой головы, очертания огромной пасти. Она движется прямо на вас, приближается, затем сворачивает с курса, и, наконец, самая большая в мире рыба начинает бесшумно скользить мимо на расстоянии вытянутой руки: сначала жабры, затем цепочки белых пятен на серо-голубой шкуре, рыба-прилипала, за ней ещё одна, и ещё, опять пятна, ещё несколько присосавшихся рыбёшек, и только потом - гигантский вертикальный хвост, в два раза выше человеческого роста. Последний взмах этого хвоста - и акула вновь растворяется в голубой бездне...»

Такие впечатления из путешествия на Галапагосские острова в Тихом океане вынес действительный член Русского географического общества, специалист по подводной археологии и руководитель экспедиционного дайв-клуба «Архео» Александр Ингилевич. Он 6 раз посещал этот удалённый архипелаг и вместе с другими дайверами погружался в его глубины. О чудесах тамошнего подводного мира он рассказал «АиФ».

Глубоководная «стиралка»

- Дайверские боты выходят в океан с небольшого островка Бальтра и самого восточного острова архипелага Сан-Кристобаль. На Бальтре находится один из двух местных аэродромов и военно-морская база «Армада дель Эквадор», на Сан-Кристобале - потухший вулкан и столица Галапагосов Пуэрто-Бакерисо-Морено. Сейчас таких специальных судов на Галапагосах четыре - они приспособлены для погружений и проживания на них дайверов.

С причала нас забирает «Зодиак» - резиновая лодка с мотором (по местному - «панга»). С неё дайверы пересаживаются на сафари-бот, стоящий на рейде. Первое место погружения - у острова Сеймур-Норте, который называют «птичьим раем» из-за многочисленных колоний галапагосских чаек и тропических фрегатов. Ещё немного - и мы уже в воде.

Вначале погружение нас не очень-то радует: прозрачность воды явно оставляет желать лучшего. Впечатление, будто мы оказались в какой-то мутной реке, где едва просматриваются очертания песчаного дна. Хочется спросить: где же тут, извините, те самые легендарные чудеса подводного мира Галапагосов? На дне - ничего, кроме каких-то бесформенных куч не слишком приятного вида. Однако, когда проплываешь рядом с такой кучей, она вдруг оборачивается фантастической птицей, делает взмах крыльями и взмывает вверх. А при более внимательном рассмотрении оказывается…  гигантским скатом, за которым тянется шлейф осыпающегося песка.

Зато на следующий день вода кристально прозрачна. Мы ныряем, и оказываемся среди поистине лунных ландшафтов. По точному замечанию писателя-фантаста Курта Воннегута, тоже побывавшего в этих местах, Галапагосы - очень молодые острова, и поэтому они ещё не успели обзавестись живописными бухтами и кораллами. Пейзажи, как и на суше, суровые и «космические»: сплошные вулканические скалы, меж которыми сталкиваются десятки подводных течений.

Самое опасное из них - нисходящие завихрения, которые могут утянуть в глубину даже самого подготовленного аквалангиста. Дайверы метко называют их «уош мэшин» - «стиральная машина». Не дай бог угодить в такую. Зазевался - и попал в подводный водоворот, вращающуюся воронку. Выбраться из неё удаётся немногим…

Во время ночёвки бот стоит в уединённой бухте бок о бок с высоченной каменной стеной, над которой реют тучи фрегатов. Во время штиля видно, как дышит океан: вы не замечаете океанских волн, а просто видите, как борт судна то поднимается, то опускается на три метра относительно скалы - это очередная волна набегает на остров.

Экстаз от китовой акулы

Ещё один морской переход, и мы подходим к самой северной точке архипелага - острову Дарвин. Из-за непредсказуемости местных течений в его окрестностях есть только одно место, где возможно погружение,  - так называемый «подводный театр». Это вулканические уступы, резко обрывающиеся в глубину. По команде гида - дайв-мастера из галапагосских эквадорцев - мы падаем с борта панги спинами в воду. Первая ступень «зрительного зала» - на глубине 15 метров. Течение очень сильное, поэтому приходится цепляться за камни. А для этого нужны толстые и прочные перчатки, поскольку скалы поросли морскими желудями - моллюсками с очень острыми створками. Жёлуди «кусают» за пальцы даже сквозь перчатки.

В предвкушении невиданного зрелища мы рассаживаемся на ступенях, колыхаемые течением, и наблюдаем, как мимо проплывают нескончаемые косяки галапагосских акул и «хаммерхедов» - рыб-молотов. Они возвращаются после брачных игр и движутся необозримой стеной - от дна до самой поверхности. Рыб так много, и идут они так плотно, что живой занавес из тысяч и тысяч серебристых тел кажется абсолютно непроницаемым. Но если попытаться вклиниться в него, то «молотки» не пустят тебя в косяк, а будут обтекать, как чужеродное тело.

В глубинах вокруг Галапагосов можно встретить и «чудо» - китовую акулу. Она появляется почти всегда неожиданно, и ты сначала не можешь понять, что это такое - тень от тучи, закрывшей солнце, или подводная лодка. Длина китовой, как чаще всего называют её одним словом, - до 18 м. Человек на её фоне просто теряется. Она скользит совсем рядом - протяни руку, и дотронешься. Но делать это нежелательно: из соображений безопасности, а кроме того, кожа китовой акулы покрыта защитным слоем слизи, не пропускающим вредные бактерии. Сотрёшь его - и огромная рыба заболеет.

Как реагируют на неё люди? Почти все испытывают всепоглощающий, безумный восторг, который идёт откуда-то изнутри. Тебя просто разрывает этим чувством. При виде китовой взрослые превращаются в детей - в экстазе начинают махать под водой руками и ногами. Потом на борту панги взахлёб кричат, бурно жестикулируя и перебивая друг друга: «А она прошла совсем рядом со мной!», «А я плыл прямо над ней!», «А я чуть не уцепился за её плавник!». А кто-то, наоборот, молчит, пребывая в ступоре… Всё это - проявления невыразимого восхищения.

Встретить китовую акулу на Галапагосах - это как поставить точку. Ты видел всё. Верх всего. Словно «Увидеть Париж - и умереть» у Хемингуэя.

Как морские львята играют в ракушки? Где прячется печальная рыба-солнце? Есть ли на Галапагосах затонувшие галеоны? Об этом - в следующем номере «АиФ. Без границ».

Из «АиФ. Без границ» № 48

Читайте по теме:

Удивительные Галапагосы. От пингвинов - до синелапых олушей

Черепашьи острова. Как отдохнуть на Галапагосах?

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество