291

Отдых в Нормандии: Без оригинала паспорта в казино не пустят

Этот город туманной Нормандии называют 21-м округом Парижа. По набережным лениво прогуливаются семьи миллионеров, в шезлонгах загорают глянцевые красавицы, а в волнах плещутся яхты. Здесь Коко Шанель впервые ввела моду на золотистый загар, а Клод Лелуш увековечил это побережье, сняв культовую ленту «Мужчина и женщина».

Дом, который построил Ротшильд

Нажмите для увеличения

Летом 1913 г. европейские таблоиды захлёбывались от возмущения: пара полуобнажённых сумасбродов прилюдно купалась в водах Ла-Манша средь бела дня. И это были не кто-нибудь, а будущая икона стиля Коко Шанель и предприниматель Артур Кейпел - её любовник. В то время морские купания не были приняты в приличном обществе, это было вызывающе. За ними наблюдали сотни разодетых в душные костюмы мужчин и женщин, загадочным образом появились фотографы и снимали происходящее для истории. «Я женщина и часть стихии, так почему же мне нельзя купаться в море, пусть и слегка раздетой?» - комментировала потом свои забавы сама Коко, лёжа на берегу в окружении молодых модников.

К этому моменту Шанель уже открыла в Довиле свой первый бутик. Там продавались шляпки, больше похожие на хулиганские панамы, рыбацкие блузы, куртки и другие удобные для спорта и отдыха вещи. Сегодня в Доме моды Шанель почтут за честь работать тысячи моделей, но тогда единственными манекенщицами были её родственницы Адриана и Антуанетта. Они ежедневно дефилировали по улицам города, удивляя публику смелыми туалетами.

А удивить богачей, приехавших в Довиль, - задача не из лёгких. Этот курорт называли резервацией для миллионеров, где те могут спокойно насладиться роскошью. Он появился в 60-х годах XIX в. благодаря графу де Морни, который был не только известным политиком и финансистом, но и единоутробным братом Наполеона III. Решив создать по соседству с рыбацкой деревушкой «город удовольствий» с пляжем и виллами, он инвестировал гигант­ские средства в строительство железной дороги - теперь от Парижа до Довиля можно было добраться всего за несколько часов.

Всего лишь за три года там было возведено 40 вилл по оригинальным проектам. Эти места оценило и семейство Ротшильдов: барон Анри купил землю у автора бессмертной «Госпожи Бовари» Гюстава Флобера и построил виллу Страсбурже, которая стала главным историческим памятником окрестностей. Официальный статус памятника старины не мешает в наши дни принимать на вилле постояльцев - цена за ночь здесь достигает тысячи евро.

Другая достопримечательность - старейшее казино в Европе. Появилось оно в 1912 г., сразу же переманив из казино в городке по соседству Трувиль не только клиентов, но и директора заведения. Опытный управленец Эжен Корнюше знал, как сделать казино популярным среди богатых людей: он поднял цены на алкоголь и еду в несколько раз и не пускал гостей без смокинга. «Французы - снобы. Мы любим, чтобы в зале блистали хрустальные фужеры и дорогие куртизанки. Пусть глоток воды стоит, как бутылка шампанского в обычном ресторане», - говорил он и не прогадал.

Сегодня в казино Барьер такие же строгие правила: без оригинала паспорта в заведение не пустят даже голливудскую звезду, а курить внутри можно только в герметичной капсуле. Зато везёт в этом казино по-крупному: в 2007 г. иностранец благодаря рулетке выиграл 800 тыс. евро. Но выиграл - не значит получил, так как ему пришлось заплатить ещё и налоги, которые съели львиную долю суммы.

Любовь на набережной

Но ни любовь к деньгам, ни снобизм не мешают наслаждаться главным чудом Довиля - его побережьем. Широкая песчаная полоса напитана водой и оттого блестит как зеркало, а на берегу стоят разноцветные парасоли, ставшие символом курорта. Вдоль пляжа тянется деревянная набережная - Променад де Планш, построенная в 1923 г. Её называют главной набережной французского кино. Во-первых, потому что в Довиле проходит фестиваль американского кино и прямо вдоль набережной стоят кабинки для переодевания, названные в честь голливудских звёзд - Шона Коннери, Элизабет Тейлор, Джека Николсона, Джона Траволты и других. А во-вторых, здесь прогуливались герои культовой картины Клода Лелуша «Мужчина и женщина».

Именно после этого фильма Довиль оказался на пике своей популярности: это был один из первых примеров кинотуризма, когда люди специально ехали туда, где разворачивалась история любви героев. Сам же фильм получился едва ли не случайно: Клоду Лелушу заказали рекламный ролик для компании «Рено», а он предложил сделать игровое кино с тем же крохотным бюджетом. Режиссёр позже придумал историю о том, что ему не хватило денег на цветную плёнку, и именно по-этому в фильме чередуются цветные и чёрно-белые эпизоды.

На самом деле съёмочная группа не бедствовала. Анук Эме отказалась от общего гримёра и потребовала, чтобы на площадке от неё не отходил личный визажист. Затем она захотела поселиться в 5-звёздочном отеле Рояль Барьер, принадлежащем знаменитой сети Люсьена Барьера, владеющего отелями и казино класса люкс по всей Франции. На этом капризы звезды не закончились - Эме отказалась сниматься на яхте: «Я ненавижу холодную воду и ненавижу море. Можно использовать комбинированные съёмки, а на ваш катер я не полезу». Уговорил актрису её «возлюбленный» - партнёр по картине Жан-Луи Трентиньян. Он отвёл её в гавань на востоке Довиля, где стоят яхты миллионеров, и предложил просто забраться в любую. «Нас же оштрафуют», - растерянно лепетала Эме, а Трентиньян уже был на борту. «Ты звезда, тебе можно всё», - беззаботно отвечал он, раскупоривая бутылку вина, призванную побороть все фобии.

Страх перед морской стихией у Эме пропал. Она согласилась сниматься дальше, но ухаживаниям Трентиньяна предпочла любовь «мертвеца». Музыкант Пьер Бару играл её погибшего мужа - брюнет с обаятельнейшей улыбкой, он сделал Эме предложение на той самой набережной де Планш. На свою свадьбу они пригласили всю съёмочную группу, где ещё раз отметили успех Лелуша - фильм удостоился двух «Оскаров» и полсотни других наград, включая премию католической церкви за целомудрие, с которым были показаны отношения между мужчиной и женщиной.

Источник фото: globallookpress.com

Княжна, Ив Сен- Лоран и Мужик

Папа Римский в Довиле нечастый гость, а вот «русский ангел Наташа» жила там несколько лет. Так называли внучку Александра II Наталью Палей, которая в 20-е годы уехала из России. Утончённая красота княжны и её «французская» фигура - широкие плечи и узкие бёдра - хорошо вписывались в новую модную волну. Палей стала работать манекенщицей в доме Люсьена Лелонга - создателя прет-а-порте и руководителя журнала «Elle». Впоследствии она вышла за него замуж и счаст­ливо провела десять лет, показывая коллекции мужа в Париже и развлекаясь в лучшем обществе Довиля.

Однако увидеть русскую красавицу чаще всего можно было не в фешенебельном ресторане, а на ипподроме «Ла Тук»: Палей обожала лошадей и опасности скачек. Довиль считается одной из главных европейских площадок для гонок высокого класса и продажи чистокровных лошадей, а регион вокруг него - это масса конезаводческих хозяйств. Наталья училась верховой езде у лучших жокеев - она не боялась ни падений, ни нагрузок. Ею восхищались и сами наездники, но, к сожалению, они выглядели мужественно только на лошадях - вес жокея такого уровня не должен превышать 40 килограммов. «Они не только ниже меня, но и едят гораздо меньше!» - поражалась манекенщица, вынужденная годами голодать для сохранения фигуры.

Спустя много лет Ремарк будет описывать Наташу и её вечный голод в романе «Тени в раю», где героиня поглощает каст­рюлю гуляша и носит с собой шоколад и орехи, чтобы избежать приступов гипогликемии - недостатка глюкозы в крови. Он, как никто другой, хорошо представлял будни манекенщицы, ведь писатель был её любовником на протяжении десяти лет.

Другим модным резидентом этих мест был модельер Ив Сен-Лоран, который жил в особняке 1874 г. с неоготическими креслами из розового дерева времён Карла X и люстрой в голландском стиле за 60 тыс. долл. В доме имелось 9 спален, хотя кутюрье жил только вдвоём со своим любовником Пьером Берже и французским бульдогом, которого звали по-русски - Мужик. Кстати, это был уже Мужик Третий, так как предыдущих двух французских бульдогов звали так же. Лоран жил в поместье с 80-х годов, а после его смерти дом приобрёл за 9,5 млн евро российский бизнесмен Симан Поварёнкин. Так что, вполне вероятно, атмосферный Довиль уже совсем скоро будет похож на Куршевель, облюбованный миллионерами из России. Поэтому там надо успеть побывать до того, как исчезнет магия французского курорта, камерного и изысканного.

«АиФ. Без границ» N 37 за 2012 г.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество