1073

Александр Зубков: «Ошибка в Ванкувере - вина тренерского штаба»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. Утопия стала реальностью? 16/01/2013
Александр Зубков. Фото: www.globallookpress.com

150 км/ч. Когда на такой скорости  летишь с ледяной горы, то темнеет в глазах от давления, а от сильной вибрации трескаются зубы... Бобслеисту Александру Зубкову 38 лет. Ровно половину своей жизни он занимается тем, что «сворачивает» эту гору.

В преддверии чемпионата мира по бобслею  «АиФ» пообщался с самым легендарным пилотом страны, чтобы понять, почему  тот остаётся на бобах.

«АиФ»: - В олимпийском Ванкувере во время спуска погиб грузинский спортсмен Нодар Кумариташвили. Жуткая авария произошла с бобслеисткой Ириной Скворцовой. Девушка перенесла 50 сложнейших операций, чтобы встать на ноги... Вам не страшно после таких трагедий выходить на трассу?

А.З.: - Страха нет только у дураков. Причём с возрастом обостряется ещё одно чувство. Чувство ответственности  за экипаж, за разгоняющих, которые сидят за спиной пилота и верят в него  (Зубков участвует в соревнованиях двухместных и четырёхместных бобов. - Ред.). Поэтому ты сначала думаешь о том, чтобы благополучно довезти всех до финиша, и только потом о том, как это сделать быстро...

Если говорить про Кумариташвили, то здесь, к сожалению, имел место непрофессионализм. В Ванкувере был очень сложный трек,  огромные скорости. Он не справился с перегрузками. Я видел его заезд - в какой-то момент Кумариташвили уже не контролировал сани, он был как манекен. Вполне возможно - потерял сознание. А Ира Скворцова... В её трагедии виноват «человеческий фактор» (на  немецкой бобслейной трассе из-за ошибки судьи столкнулись два экипажа. - Ред.).  Очень жалко девочку. Хорошо, что она идёт на поправку. Но... Я думаю, что всё это - как бы судьба. Может, я и ошибаюсь, но думаю именно так.

Пишите письма

«АиФ»: - В бобслей вы пришли из санного спорта. Как я понимаю, не последнюю роль в этом сыграл финансовый вопрос...

А.З.: - Это был конец 90-х, в санях вообще не было денег, мы катались, стыдно сказать, за счёт FIL - организации, которая поддерживает отсталые страны...

«АиФ»: - Альберт Демченко в те годы не только ездил на санях, но и подрабатывал таксистом.

А.З.: - Меня эта участь тоже не миновала. Утром тренировался, а вечером возил людей,  чтобы заработать хоть что-то. Чего там говорить, сложное было время. Но справились. Хотя, если честно, переход в бобслей  тогда дался нелегко: пришлось ведь всё начинать заново.

Александр Зубков и Дмитрий Труненков на этапе Кубка мира по бобслею в 2012 году Александр Зубков и Дмитрий Труненков на этапе Кубка мира по бобслею в 2012 году. Фото www.globallookpress.com

«АиФ»: - А в бобслее в то время деньги уже были?

А.З.: - В бобслее тоже положение было не из лучших. Но президент федерации, покойный ныне Валерий Лейченко, поддерживал спортсменов, как мог: когда деньгами, а когда и продуктами, которые я, уезжая на соревнования, оставлял дома и знал - семья будет сыта. Это было огромной поддержкой.

«АиФ»: -  На Олимпиаде в Ванкувере вы выиграли «бронзу» в двойке, а потом написали письмо Президенту РФ, в котором рассказали про «цену» медали.  Цитирую: «Наши тренеры думают, как сэкономить на спортсмене и положить госденьги в карман... Мы выходили на старт униженные и незащищённые. С нами обращались, как с рабами...»

А.З.: - Да просто уже не было сил терпеть. Последней каплей стало то, что в Ванкувере наш экипаж перевернулся во время соревнований бобов-четвёрок. Это была 100%-ная вина тренерского штаба. Меня до последнего дёргали, я не получил своевременно коньки, на которых должен был ехать... Но наши руководители всю вину сложили с себя. Обвинили механика...

«АиФ»: - Что изменилось в сборной после этого письма, кроме увольнения ряда лиц?

А.З.: -  Многое. Ещё как изменилось! Сейчас в команде всё делается для спортсменов. С новым  президентом федерации Георгием  Беджамовым  можно решить любой вопрос. И на финансирование грех жаловаться. Нам за хорошие результаты платят вполне приличные деньги. Можно ни на что не отвлекаться и вести целенаправленную подготовку к Сочи.

«АиФ»: - Пилот Александр Зубков и разгоняющий Алексей Воевода в 2010-м вместе брали медаль, вместе выступали против руководства... А спустя какое-то время Воевода сказал, что ждёт от Зубкова извинений. Почему поругались два самых известных бобслеиста страны?

А.З.: - Извините, на эту тему я говорить больше не хочу.

«АиФ»: - Есть ли какая-нибудь вероятность, что вы снова окажетесь в одном бобе?

А.З.: - Нет.

Как в бизнесе

«АиФ»: - После Олимпиады вы объявили о завершении карьеры, стали министром спорта Иркутской области... а затем передумали и вернулись на трассу. Не понравилось быть чиновником?

А.З.: - Политика, честно скажу,  - очень сложная штука.  Ею надо жить, нужно очень хорошо понимать, что вокруг тебя происходит на самом деле. Не скажу, что всё это мне с ходу удавалось, но понемножку вникал... Но, видимо, пока я жить без бобслея просто не могу. 

«АиФ»: - Вам ведь уже 38. Многие именитые пилоты, бывшие вашими соперниками на протяжении почти 10 лет, уже закончили со спортом...

А.З.: - Думаю, всем  понятно, почему я не могу уйти... Серебряная и бронзовая олимпийские медали у меня есть. Не хватает «золота». Тем более что я имею возможность побороться за него в Сочи, у себя дома. Если смогу его взять, это будет самая важная, дорогая победа.

«АиФ»: -  А насколько эта победа станет дорогой в прямом смысле? Сколько, скажем, стоит ваш боб?

А.З.: - Не буду называть цифр - не имею права, но дорого (цена от 100 тыс. долл., по информации «АиФ»). Причём сама по себе стоимость машины - это не всё. Боб ведь надо ещё до ума довести, совершенствовать. Плюс зап­части. Смело добавляйте ещё 50% от  начальной цены.

Александр Зубков и Дмитрий Труненков на этапе Кубка мира по бобслею в 2012 году Александр Зубков и Дмитрий Труненков на этапе Кубка мира по бобслею в 2012 году. Фото www.globallookpress.com

«АиФ»: - Ваш боб делают австрийцы. Что мешает производить эти машины в России? Не можем  или не хотим? 

А.З.: - Тут ведь в чём дело?  Создать конкурентоспособную машину могут лишь люди, которые постоянно  находятся  на треке, представляют, что и как нужно сделать. Думаю, у нас есть хорошие, светлые головы. Надо только дать этим людям поработать с командой. Когда-нибудь, уверен, так и будет. Но сегодня... Слишком мало времени до Игр в Сочи. За такой срок никакая самая светлая голова боб элитного качества создать не в состоянии. 

«АиФ»: - Насколько  победа зависит от мастерства пилота, а насколько - от качества машины?

А.З.: - Я, пожалуй, оценил бы так: пятьдесят на пятьдесят.

«АиФ»: - Трасса ведь тоже может давать преимущество?  Порой приходится слышать даже о манипуляциях со льдом... 

А.З.: - Да, есть маленькие хитрости. При помощи техники можно оттаять трассу или подзаморозить, что скажется на результатах бобслеистов. В Германии,  например, всегда стараются помочь своим. Мне приходилось с этим сталкиваться. И, может, вы удивитесь, но,   думаю, это правильно. Страна должна делать так, чтобы её спортсмены имели у себя дома преимущество.

Александр Зубков Александр Зубков. Фото www.globallookpress.com

«АиФ»: - Но это же неспортивно?

А.З.: - Неспортивно? В большом спорте, как в бизнесе.  Здесь надо уметь выигрывать, несмотря ни на какие побочные сложности и обстоятельства... 

«АиФ»: - А мы сможем воспользоваться преимуществом своей домашней трассы? Кажется, что пока вы не слишком много проводите там времени...

А.З.: - Мы обкатали сочинскую трассу перед сезоном, сделали почти 40 заездов. У нас есть определённое представление о ней. Но, вы правы, это не так много. Все это прекрасно понимают. Будем работать дальше. Работать так, чтобы после Игр в Сочи нам не было стыдно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах