aif.ru counter
17.08.2012 15:10
131

Мутко: не справились с медальным планом? Расстреляем!

Виталий Мутко Фото: АИФ

Вернувшийся с ХХХ Олимпийских игр в Лондоне министр спорта Виталий Мутко дал предварительную оценку выступлениям российской сборной в столице Великобритании и пообещал сделать определенные выводы, как в экономическом, так и в организационном плане.

— Прежде всего, я хотел бы поздравить всех наших спортсменов, призеров, чемпионов, их тренеров, регионы страны, которые они представляли, и поблагодарить всех. На основании итогов Игр в Лондоне можно сделать несколько выводов. Первым делом, хочу отметить, что сборная выступила успешно, — подытожил двухнедельный спортивный праздник министр. — Мы участвовали в 34-х видах спорта, завоевали медали в 21-м. Это очень хороший показатель. Мы же когда анализируем выступления, считаем только золотые медали. В мире же сейчас уже считают по-другому. Можно считать общее количество медалей: по этому показателю мы отстали от китайцев всего на 5 медалей. Можно высчитать отношение количество медалей к населению страны. Все эти показатели свидетельствуют, что Россия без вопросов находится в лидерах мирового спорта. Я для себя сделал три главных вывода. Во-первых, можно сделать вывод, что Россия остается серьезной спортивной державой. Таких стран всего 10 в мире. Во-вторых, конкуренция в спорте высших достижений постоянно растет. Только в Лондоне медали завоевали представители 85-ти стран, из них 54 страны завоевали золотые медали. Это значит, что более или менее постоянное количество золотых медалей разбирается все большим и большим числом стран. На пути к Рио-де-Жанейро эта конкуренция будет только усиливаться. И, в-третьих, фактор своего поля очень сильно влияет на результат. Одна из наших задач перед Играми в Сочи — понять, как мы можем этот фактор использовать. В то же время, мы понимаем, что некоторые спортсмены и команды вступили ниже своего уровня и показали не те результаты, которых от них ожидали. Но это не предмет для широкой дискуссии, это тема для профессионального разговора после глубокого анализа, который мы обязательно сделаем.

Триумфаторов Олимпиады уже чествовали, скоро настанет время разбора полетов. Фото: АИФ

В первую очередь этот разговор будет касаться спортивных федераций, которые не смогли выполнить медальный план, составленный на Олимпийские Игры в Лондоне еще четыре года назад. Именно этот план являлся основанием для государственного финансирования.

— Тех, кто не справился с медальным планом, мы расстреляем! — пошутил Виталий Леонтьевич. — А если серьезно, то мы все это будем анализировать. С каждой спортивной федерацией у нас будет отдельный разговор. Если у людей будет трезвый анализ, четкое видение ситуации и продуманный план, программа, как мы можем эту ситуацию изменить, то мы их поддержим. Если же эти выводы и предложения будут неубедительны, попробуем что-то скорректировать. Определенные выводы от экономических, вплоть до организационных будут сделаны. Конечно, есть вещи, которые нужно будет корректировать. Это касается и игровых видов спорта. Ведь команды-то у нас выдающиеся: гандбол, водное поло, волейбол. Я был на многих матчах. Спортсмены у нас золотые, но так проигрывать, как в водном поло в матче с Венгрией нельзя. Будем делать выводы. Будут кадровые тренерские решения. Понимаете, мне не жалко медалей, мне жалко спортсменов. Ведь не они виноваты в поражениях, а, может быть даже, мы.

Особое внимание Виталий Мутко уделил ситуации, которая сложилась с российским тяжелоатлетом Хаджимурадом Акаевым, которые приехал на Олимпиаду с травмой и не смог принять участие в Играх.

— Конечно, я хотел, чтобы выиграл Хаджимурад Акаев — выдающийся спортсмен. Но, когда я приехал в Олимпийскую деревню и увидел, что он возвращается с тренировки и хромает, я заставил отвезти его в лучшую клинику на обследование. Тяжелейшим решением была операция. Выбор стоял между выступлением с неизвестным концом и операцией, которая давала человеку хорошие жизненные перспективы и продолжение спортивной карьеры. В такой ситуации мы не могли рисковать здоровьем спортсмена. Сейчас он себя нормально чувствует. Конечно, можно было, как у нас это делалось десятилетиями: укол, заморозка, выступление на морально-волевых… Но чем бы это закончилось, никто не знал. Я спрашивал, никто не решился дать гарантии, что он сможет после этого продолжить выступления на этом уровне.

Такие ситуации дают повод задуматься над состоянием медицины, исследовательских институтов, фармакологии.

— С нашей стороны мы все делаем. Приехали в федерацию, сели и я спрашиваю, что нужно. Мне говорят, мол, нужна база, нужен специальный сектор с такими-то параметрами, нужен специальный прибор, который будет замерять такой-то показатель. Мы ведь все это делаем, разобьемся, но сделаем. Другой случай. Я пришел, собрал институт… Да там с Лениным половина специалистов работали! И мне начинают рассказывать «вот у нас в Советском Союзе было…». Только это и слышно. Конечно, я понимаю, «было»… Сейчас директором института я поставил молодого кандидата наук и дал ей три года, а дальше посмотрим. Все ее требования будем исполнять. Уже выделили 4 миллиарда рублей. Сейчас строится современнейший институт на Казакова, можете поехать посмотреть. Современнейшее здание с оборудованием по последнему слову техники. Теперь к нам будет приезжать спортсмен и в течение пары дней по нему будет готов доскональнейший отчет по его ошибкам, где он не так толкается, какой элемент неправильно выполняет. И это уже не говоря о работе, которая проводится в фармакологии и медицине. Ведь Олимпийский чемпион — это не только спортсмен и тренер. Это высокие технологии.

Евгений Коротышко. Фото: Reuters

Особенно болельщикам обидно было наблюдать, как золотые медали «уплывают» от российских спортсменов в Олимпийском бассейне Лондона.

— Сложная ситуация в плавании. Все наши медалисты в этом виде спорта готовились к Олимпиаде за пределами России по индивидуальной программе. Почему у нас что-то не получается? Не знаю. Мы делаем все, что от нас требуется. Сейчас руководителям надо не надо жаловаться. Пусть они вкалывают, как остальные. Едут в регионы и вкалывают. Мы за эти четыре года построили 50 бассейнов. Из них 12 — 50-метровые! Пусть едут в Саранск, везут туда тренера, создают центр. В Обнинске есть отличный 50-метровый бассейн. Я понимаю, вы от меня ждете каких-то откровений. Да я больше их, может быть даже, общаюсь со спортсменами. Этот разговор абсолютно профессиональный и не журналистский. Все, что необходимо, будет сказано и сделано, но на обсуждение общественности, думаю, это выносить будет не правильно. Чемпионы России плывут с 10–15 в мире результатом. Значит что-то не так. Значит, мы с семилетнего возраста растим спортсмена неправильно. Значит нужно что-то поменять. Какого-то человека, или группу людей, или всю науку. Дело в специалистах. Дети-то у нас у всех одинаковые и у китайцев, и у американцев. Ключевая фигура в этом вопросе — коуч — тренер. Если тренер умеет ставить прыжки в воду, то умеет. А если не умеешь, то чем я, министр, могу тебе помочь? С нашей стороны мы все делаем. Приехали на базу, сели и я спрашиваю, что нужно. Мне говорят, мол, нужна база, нужен специальный сектор с такими-то параметрами, нужен специальный прибор, который будет замерять такой-то показатель. Мы ведь все это делаем, разобьемся, но сделаем. Но Олимпийский чемпион — это не только спортсмен и тренер. Это высокие технологии. Это лодка, на которой он плывет, ее покрытие, весло… Нужно чтобы не было, как сейчас: мы идем в магазин и покупаем эту лодку. Нужно, чтобы мы ее сами конструировали и производили. Мы к этому идем. Да даже если то же самое плавание взять. Сейчас запретили использовать плавательные костюмы, но даже те элементы, которые остались на спортсменах — высокотехнологичны: специальные вставки, вкладки, накладки… Здесь же все решает доля секунды. Да вы посмотрите на Коротышкина. Он долю секунды проиграл всего, и кому проиграл? Катеру! Это какой-то один лишний гребок…

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество