aif.ru counter
336

«Толком не могу понять»: фигуранты «Болотного дела» не признали вину

Сюжет Суд по «Болотному делу»
Фото: АИФ

По делу о массовых беспорядках на Болотной площади проходят 28 человек. Рассмотрение дел первых 12 фигурантов должно было начаться еще 24 июня, но из-за неявки адвокатов Александры Духаниной было перенесено. К назначенному времени 25 июня в суд прибыли не все.

Председательствующая судья Наталья Никишина в ходе переклички обнаружила отсутствие в зале самой Духаниной, а также Марии Бароновой. Баронова и Духанина появились в течение десяти минут с момента объявления внеочередного перерыва, чего не скажешь об адвокате обвиняемого Кривова Вячеславе Макарове. Юрист не только опоздал на суд, но и отнял до двадцати минут у судьи, а также наблюдающих за процессом, вступив в конфликт с судебными приставами. Последние отказывались пропустить его в помещение Мосгорсуда, так как у Макарова имелся фотоаппарат, но отсутствовало разрешение на съемку в ходе процесса. Сдавать технику на входе охране Макаров отказывался, так сильно, что даже вызывал наряд полиции и звонил оперативному дежурному по городу.

 

 </span><span class=Все 12 фигурантов Болотного дела отказались признать вину" height="400" src="/pictures/201306/KUL_5621.jpg" width="600" /> Все 12 фигурантов «Болотного дела» отказались признать вину. Фото Романа Кульгускина

За время отсутствия в зале суда Макарова и решения прочих технических вопросов, судья успела поздравить одного из обвиняемых — Андрея Барабанова — с днем рождения. «Группа поддержки» «узников 6 мая» встретила поздравления судьи смешками и гулом. «Я вынуждена сделать сидящим в зале замечание. Эмоции просьба оставить вне зала, вы не в театре», — подчеркнуто вежливо сказала судья. «Сначала спровоцировала на реакцию, а теперь ругается», — зашипела демократическая общественность.

На процессе впервые появились потерпевшие сотрудники правоохранительных органов. У трех омоновцев, расположившихся в первом ряду, каких-то особенных эмоций процесс не вызывал. Построившись по росту, они отрапортовали судье, что ходатайств не имеют.

Зато у обвиняемых претензии к заседанию имелись. Подсудимый Артем Савелов попросил выпустить его и других обвиняемых из «стакана», мотивировав это тем, что большинству из 12 человек, находящихся в стеклянном «аквариуме» в окружении приставов и спецназа, тяжело дышать, а также плохо слышно адвокатов и судей. Савелова было практически не слышно, он говорил, сильно заикаясь и тяжело дыша. Несмотря на это, Никишина потребовала, чтобы Артем повторил все то же самое, но уже не заглядывая в бумаги. Причин для удовлетворения просьб Савелова Никишина не находит. Такое решение она обосновывает тем, что подобные заявления не подлежат обсуждению в процессуальном порядке. На протяжении получаса один за другим к заявленному Савеловым подключаются, как адвокаты всех участников процесса, так и сами обвиняемые.

Они сетуют на то, что в «аквариуме» плохая вентиляция, приставы мешают общению адвокатов с обвиняемыми и.т.д. При этом отмечают, что все происходящее не является «домашней заготовкой», а делается исключительно для того, чтобы в дальнейшем процесс шел без задержек по «техническим поводам».

«Мы не хотим конфликтов с судом и не намерены затягивать процесс, но обратились к омбудсмену Лукину, к Геннадию Онищенко, с просьбой проверить санитарные условия в данном суде», — говорит адвокат Аграновский. «Мы понимаем неизбежность процесса, могу сказать и за отсутствующих коллег: не в наших интересах затягивать процесс», — добавляет адвокат Николая Кавказского Вадим Клювгант. Все как один защитники заявляют о негуманности содержания их клиентов «в клетке».

 

Подсудимые в так называемом аквариуме Подсудимые в так называемом «аквариуме». Фото Романа Кульгускина

«Аквариум» (или на тюремном жаргоне «стакан»), в котором держат десятерых из двенадцати обвиняемых во время заседания, состоит из двух частей. Общаться с адвокатами «узники 6 мая» могут через небольшие окошки и щели. Работа кондиционера ощущается с трудом, даже в зоне для зрителей и адвокатов. Духота стоит серьезная, так что с человеческой точки зрения претензии подсудимых можно признать обоснованными. Тем более, что никто из них ранее не был судим, а обвиняются они не в «особо тяжких преступлениях».

Выслушав обстоятельные доводы защиты и краткие реплики потерпевших — двое из трех потерпевших сказали, что «им в принципе все равно, где находятся обвиняемые и будет ли продолжено слушание сегодня» — и представителей прокуроров, судья завершила подготовительную часть заседания. Суд преступил к следствию. Представительница прокуратуры монотонно зачитала обвинения по каждому из подсудимых.

«Болотное дело» в лицах >>

Трое — Владимир Акименков, Николай Кавказский и Леонид Ковязин — обвиняются в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК). Андрей Барабанов, Ярослав Белоусов, Александра Духанина, Степан Зимин, Сергей Кривов, Денис Луцкевич, Алексей Полихович и Артем Савелов — обвиняются также в применении насилия к представителю власти (часть 1 статьи 318). Марии Бароновой предъявлено обвинение в призывах к массовым беспорядкам (часть 3 статьи 212).

Также в ходе речи представителей объявления было озвучено, что в результате беспорядков пострадали 53 человека, а общий ущерб составил около 29 млн рублей (из них более 28 млн рублей убытков понес ЖКХ ЦАО). По версии обвинения, участники беспорядков повредили асфальта на 28 228 227 рублей 25 копеек, а туалетных кабинок испортили на 73800 рублей. В то же время силы охраны правопорядка утратили 27 шлемов, 14 бронежилетов и 29 резиновых палок (ущерб в 371 тысячу рублей).

Речь государственного обвинителя в зале встречали смешками и ехидными комментариями. Особенно бурную реакцию у публики вызвала фраза из обвинения Ярославу Белоусову. В тексте упоминался некий «неустановленный твердый шарообразный предмет желтого цвета», которым Ярослав метнул в сторону сотрудников полиции. Полицейский Филиппов, в которого попал данный предмет, по словам прокуроров, испытал от столкновения с ним физическую боль.

После перерыва, который запросили адвокаты обвиняемых, заседание продолжилось. Никто из обвиняемых свою вину не признал. Более того, подавляющее большинство из 12 фигурантов заявили, что они не поняли зачитанное обвинение.

«Если нас хотят посадить в тюрьму, чтобы другим неповадно было ходить на митинги, пусть так и скажут — вы обвиняетесь в том, что пошли на Марш миллионов и тем самым виновны, — высказался со скамьи подсудимых Николай Кавказский. — В 3 томе „Архипелага ГУЛАГа“ Солженицын писал: власть обвиняла сначала по политической статье, а потом власть решила политическую оппозицию обвинять в массовых беспорядках, чтобы дела формально были не политическими. Сейчас используются методы, принятые на вооружение еще тем режимом».

«Ваша честь, меня оговаривают. Дело сфабриковано, я толком не могу понять, в чем меня обвиняют», — заявил Денис Луцкевич.

«Я признаю себя невиновным в совершении каких-либо противоправных действий. Кроме того, я считаю себя потерпевшим от действий ОМОНа и руководства полиции, которое организовало бойню на площади. Я был избит. А теперь полицейский, который бил меня дубинкой по голове говорит, что я причинил ему боль», — заявил Сергей Кривов.

«Я владею в полном объеме русским языком, но ничего общего с реальностью текст обвинения не имеет, не было установлено в нем причинно-следственной связи между всеми 12 обвиняемыми. Как у людей, ранее не знакомых, в 17:00 возник преступный умысел, и они начали совершать преступления?», — резюмировала Мария Баронова.

Судебное следствие продолжится 26 июня. Как ожидается, суд приступит к исследованию доказательств обвинения.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы