1534

Вечно на орбите. Рогозин раскрыл детали работы будущей космической станции

Дмитрий Рогозин.
Дмитрий Рогозин. www.globallookpress.com

Новая орбитальная станция, которую планирует запустить Роскосмос, сможет находиться на околоземной орбите вечно. Об этом в интервью «Комсомольской правде» заявил генеральный директор госкорпорации Дмитрий Рогозин.

АиФ.ru разбирался в том, что означает термин «вечная станция» и что будет дальше с МКС.

Экипажи будут заниматься обслуживанием аппаратуры

«Сама архитектура новой станции будет открытой, — сказал Рогозин. — В чем проблема МКС, например? Это гигантская конструкция, она очень дорогая. Чтобы было понятно: сейчас она с солнечными батареями размером примерно с футбольное поле. Но невозможно выдернуть один модуль и заменить его на другой».

Открытая архитектура означает возможность убрать один модуль, который выработал свой ресурс, и поставить на его место новый, доставленный с Земли. Таким образом, постепенно меняя отработавшие своё элементы конструкции, можно добиться того, что станция будет находиться на орбите сколь угодно долго, то есть вечно.

Дмитрий Рогозин сравнил будущую космическую станцию с планкой Пикатинни — системой, используемой в стрелковом вооружении для крепления различных вспомогательных частей (прицелов, тактических фонарей, сошек и пр.).

«Новая станция будет сродни планке Пикатинни. Это позволяет оперативно менять некое оборудование. Внешний борт нашей новой станции, который обращён к Земле, будет постоянно нагружен самыми разными космическими аппаратами. Они смогут вести как обычное визуальное наблюдение, так и в инфракрасном режиме, режиме радиолокации, видеть сквозь ночь, туманы. На внешний борт, который смотрит от Земли, можно поставить аппаратуру для мониторинга космического пространства, слежения за орбитами многоспутниковых группировок, за космическим мусором, за приближением каких-то объектов к Земле, которые могут нам угрожать, — объяснил глава «Роскосмоса». — Станция будет платформой, которая будет нести на себе колоссальную нагрузку приборов, аппаратов. И эти аппараты не будут нуждаться в собственных солнечных батареях, в двигателях для корректировки своих орбит. Эту задачу будет выполнять сама станция».

Экипажам останется только заниматься обслуживанием этой аппаратуры, уточнил Рогозин.

 

Термин предложили 6 лет назад

Но разве МКС не является «вечной» станцией? Ведь она тоже состоит из модулей.

«Пионеры космонавтики, разрабатывавшие концепции орбитальных станций (Константин Циолковский, Герман Оберт, Герман Нордунг), изначально считали их капитальный характер чем-то само собой разумеющимся в отличие от космических кораблей и спутников, — говорит научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. — Когда дошло до практической реализации и появились станции „Салют“ и Skylab, технико-экономическая ситуация того времени определяла их проектный характер: станции создавались для решения конкретных задач на ограниченное время, менее года.

С переходом к модульным станциям «проектная» концепция стала уже привычной. Поэтому станции „Мир“ и МКС имели заданные сроки существования: 5 и 15 лет соответственно. Однако в ходе работы „Мира“ выяснилось, что станция может эксплуатироваться гораздо дольше, чем было изначально запланировано. „Мир“ проработал 15 лет, и затопили его не по техническим, а по экономическим соображениям. Схожая ситуация сложилась и с МКС: её запланированный срок составлял 15 лет, а она работает уже 23 года».

Именно Иван Моисеев, будучи тогда членом Экспертного совета при gравительстве РФ, предложил в 2015 году проект «вечной» станции, упомянув её в докладной записке на имя руководителя «Роскосмоса» Игоря Комарова. В то время шла разработка Федеральной космической программы на 2016-2025 годы.

«Это было предложение в рамках обсуждения проблемы „Что после МКС?“ — вспоминает Моисеев. —  Тогда хотели использовать новые (ещё не запущенные, но уже созданные) модули МКС в качестве основы для будущей национальной орбитальной станции. В рамках этого предложения и возник термин вечная станция. Технически это означало бы обеспечение лёгкой (заранее запланированной) замены жизненно важных модулей на новые, что можно делать неоднократно. Однако в то время это предложение не вошло в Федеральную космическую программу из-за возникших финансовых проблем».

Что будет с МКС?

Что касается Международной космической станции, то её дальнейшей эксплуатации неопределённо долгое время мешают ограничения по гарантии на срок службы ключевого модуля «Заря» — самого первого блока станции. Он был создан РКК «Энергия», принадлежит американской корпорации Boeing, но передан в пользование России. В настоящее время гарантия, выданная на этот блок, действует до 2025 года. Модуль «Заря» обеспечивает, в частности, поддержание орбиты МКС. Без него станция неуправляемо сойдёт с орбиты и упадёт на Землю в течение нескольких месяцев.

«Замена модуля „Заря“ не планировалась и не планируется, поэтому по окончании срока гарантии станцию придётся топить. В апреле этого года было принято решение о выходе России из проекта МКС, но документально оно ещё не оформлено, порядок и сроки его реализации не разработаны, — напоминает Иван Моисеев. — Направлением дальнейших работ в пилотируемой космонавтике названо как раз создание национальной „вечной“ станции. На мой взгляд, это решение сильно запоздало: возможность реализовать его без длительного перерыва в пилотируемых полётах кажется маловероятной».

А дальнейшая судьба МКС теперь зависит от США. Они неоднократно меняли свои планы по эксплуатации станции, в настоящее время рассматривают возможность продления её работы до 2030 года и далее, возможно, с переводом в режим коммерческой эксплуатации. После апрельского решения о выходе России из проекта МКС американцы создали рабочие группы, которые должны проработать процедуры отстыковки российского сегмента станции и замены его функционала на новый.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество