aif.ru counter
2294

С Луны свалились. Как прошла 4-месячная имитация полёта на спутник Земли?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Кто спасёт Сибирь от пожаров? 31/07/2019
Не считая гравитации, полёт проходил в тех же условиях, что и настоящее путешествие на Луну.
Не считая гравитации, полёт проходил в тех же условиях, что и настоящее путешествие на Луну. © / Международный проект «SIRIUS»

«АиФ» поговорил с одним из членов экипажа – Стефанией Федяй, врачом команды и исследователем Государственного научного центра – Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН.

Жить на камеру

Дарья Буравчикова, «АиФ»: Стефания, зачем нужны такие эксперименты?

Стефания Федяй: У них колоссальное значение для науки! Ведь из «космических» атрибутов в эксперименте нет лишь гравитации, всё остальное – полное воссоздание программы полёта. Мы постоянно контролировали все жизненные показатели – фиксировали, как организмы реагируют на нагрузку, отсутствие света, «космические» продукты. Детально изучали влияние полной изоляции (а именно такой она будет при полётах на Луну) на физиологию и психологию человека. Экспериментальный корабль оснащён большим количеством камер, которые 24 часа в сутки считывают мимику и эмоции каждого члена экипажа. Более того, в ходе такой «репетиции» есть возможность проработать все бытовые детали: например, узнать, сколько еды необходимо на экипаж из 6 человек, чего будет не хватать, а что космонавты не смогут есть уже через неделю, рассчитать, сколько нужно влажных полотенец и сменной одежды. Всего за 4 месяца мы совершили 80 научных исследований.

Читайте также: Два якоря космонавтики. Глава НАСА объяснил, почему никто не летает на Луну

Фото: Международный проект «SIRIUS»

Результаты нашего эксперимента помогут в будущем в организации длительных полётов и миссий на Луну. На самом деле перед всеми знаковыми космическими полётами проводится их отработка в условиях Земли – как в нашем случае.

– Что конкретно было в программе вашей экспедиции?

– По сути, это имитация колонизации Луны. Мы прорабатывали ситуацию, в которой экипаж летит к Луне, облетает её и ищет место для посадки. Потом 4 члена экипажа (и я в их числе) совершают высадку на Луну – чиним ровер (четырехколёсный транспортный планетоход для перемещения по лунной поверх­ности) и ещё неделю остаёмся на орбите Луны – проводим эксперименты, дистанционно управляем лунным ровером. После чего возвращаемся на Землю. Кстати, все работы на Луне велись с помощью технологии виртуальной реальности – в шлеме, т. е. у нас было полное ощущение, что мы реально находимся на Луне, чиним ровер и т. д.

Фото: Международный проект «SIRIUS»

День расписан по секундам

– Состав экипажа был интернациональным: 4 российских участника и 2 американских. На каком языке вы общались?

– В основном на русском. Один из американцев – выходец из России, он понимал русский. Но в эксперименте было много исследований по методикам NASA, когда выполняли их, переходили на английский.

Фото: АиФ/ Дарья Буравчикова

– Не ссорились из-за бытовых вопросов?

– Поссориться на борту из-за того, кто первый чистит зубы или чья очередь убираться в кают-компании, невозможно: все действия до секунд расписаны в циклограмме – особом плане действий, который есть у каждого члена экипажа на каждый день. 

– В экипаже 3 девушки и 3 мужчины – для российских полётов это нетипично.

– Такое соотношение полов, кстати, один из аспектов актуальности данного эксперимента, особенно для России, где на МКС женщины сейчас не летают. До этого проводился короткий эксперимент «Луна» – в его экипаже были одни девушки! Таким образом исследуется психология взаимодействия членов экипажа, потому что уже давно доказано, что во многом успех миссии зависит от отношений внутри экипажа. 

Мы все сдружились, за время «полёта» у нас появились свои традиции. По вечерам много разговаривали (позже учёные сказали нам, что это совершенно нетипичное поведение), смотрели научно-познавательные фильмы. Свой 29-й день рождения я отметила здесь же, на корабле.

Фото: Международный проект «SIRIUS»

Творог в порошке

– Какой режим дня у космонавта, летящего на Луну?

– Подъём в 7, отбой в 23. В дневное время – физические упражнения в «спортзале» (точно такие же, как, например, на МКС) и научные эксперименты. 

Фото: АиФ/ Дарья Буравчикова

– Что вы ели в полёте?

– Еда полностью отличалась от того, что мы едим на Земле. Из привычного были чай и перекусы – печенье и шоколад в строго дозированных небольших количествах. Вся еда была сублимированная – высушенная и измельчённая в порошок, чтобы восстановить её, нужно залить кипятком. Рис, картошка, гречка – и всё в виде лапши быстрого приготовления. Была еда в тюбиках – борщ, например. Были консервы – огурцы, помидоры, рыба. К сублиматам и тюбикам привыкнуть очень сложно. Очень не хватало молочных продуктов и свежих фруктов, овощей, цельного мяса. На завтрак – овсянка либо творог, можно выбрать – сухой, чтобы развести водой, или из тюбика.

– Звучит диетически...

– А на практике я поправилась на 3 кг. Заметила, что, когда завтрак, обед и ужин всегда в одно и то же фиксированное время, порции со временем становятся всё больше.

Читайте также: Полгода в казённой постели. Как готовят людей к полёту на Луну?

– А что с гигиеной?

– Душ можно было принять 1 раз в 10 дней, хотя каждый день по программе были тяжёлые физические упражнения. К тому же мы постоянно снимали показания датчиков, регист­рирующих наше физическое состояние, поэтому были все в клее от электродов. Всё остальное время мы пользовались влажными салфетками и полотенцами, фиксируя, сколько их израсходовали, вода – только для чистки зубов. Для волос – шампунь, который не надо смывать водой. Но это ничего – на МКС-то душа нет вообще, так что нам ещё повезло.

Фото: Международный проект «SIRIUS»

– Что было для вас самым сложным в ходе полёта? 

– Отсутствие естественного освещения. Но нам помогали лампы, специально созданные для эксперимента, они имитировали естественную смену освещения – свет максимально ярко разгорался к полудню и к вечеру гас. Совершенно иное питание. Но главное – полная информационная изоляция! Для современных людей стало привычным, что запрос информации всегда можно удовлетворить тут же: хочешь что-то узнать – гуглишь. Хочешь что-то спросить у близких – пишешь сообщение или звонишь. У нас такой возможности не было.

Фото: АиФ/ Дарья Буравчикова

– Вы не могли общаться с родными? Обычно в фильмах о космосе есть видеосвязь!

– Нет, такого не было. Любой информационный запрос или общение с родными шли через специальный канал психподдержки. Это не мгновенная связь: отправляется письменный запрос, «на Земле» он обрабатывается, через 1–2 дня получаете ответ. По рабочим вопросам можно было обратиться в ЦУП по видеосвязи.

– В полёте обошлось без ЧП?

– Было большое количество внезапных проблем. Часть из них была смоделирована для проверки тех или иных особенностей, но мы об этом, конечно, не знали. Например, внезапный выход из строя оборудования, отключение света. По условиям эксперимента, раз в месяц к нам «прилетал» грузовой корабль, который доставлял продукты питания и расходники для выполнения экспериментов. С ним необходимо было правильно состыковаться и за 20 минут разгрузить все коробки. Однажды мы ждали его вечером, но он не прилетел – мы получили информацию, что стыковка состоится позже, в 2 часа ночи. Встали, присоединили к себе все датчики, надели форму. Снова новости: прибытие корабля откладывается до 4.00. И так несколько раз: корабль прилетел только утром, и мы разгружали его, конечно, уже без прежнего задора. Как позже мы узнали на земле, таким образом изучался прерывистый сон и его влияние на организмы космонавтов.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество