aif.ru counter
20.01.2016 00:03
6790

Космодром или «времянка»? «Восточный» готовится к первому пуску

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. Кто остановит падение рубля? 20/01/2016
В корпусах монтажно-испытательного комплекса, где соберут ракету и спутники, на первый взгляд всё готово.
В корпусах монтажно-испытательного комплекса, где соберут ракету и спутники, на первый взгляд всё готово. © / Александр Колесниченко / АиФ

В штабе стройки в кабинете Юрия Волкодава, руководителя «Дальспецстроя» (подразделение Спецстроя России, отвечающее примерно за половину работ на космодроме на сумму 60 млрд руб.), на подоконнике стоит... кувалда. Самая дешёвая, с грубой деревянной ручкой. «Нашёл её в одном из проходных каналов. Не бросать же, денег стоила…» - поясняет Волкодав, назначенный в «Дальспецстрой» весной прошлого года. После бардака, которым сопровождалось начало стройки в 2012 г., воровства, потерь и дорого­стоящих переделок в спасении забытого кем-то из строителей копеечного инстру­мента можно увидеть и жест отчаяния.

Справка
В 2007 г. Роскосмос направил в Совет безопасности РФ документ о необходимости создать в России собственный граждан­ский космодром (Плесецк в Архангельской области - военный). В сентябре 2007 г. в качестве места строительства было выбрано место - Свободненский район Амурской области. В 2010 г. началось проектирование стартового комплекса под одновременно разрабатываемую ракету среднего класса повышенной грузоподъёмности «Русь-М». Но в 2011 г. от этой ракеты отказались. Строитель­ство инфраструктуры для ракеты «Союз-2» началось в 2012 г. (на втором этапе предусмотрено создание инфраструктуры для ракет «Ангара»), генподрядчиком был назначен Спецстрой России. Затраты на первый этап космо­дрома оценивались примерно в 130 млрд руб., первый пуск был намечен на конец 2015 г. Разбираться в 2014 г. с многочисленными проблемами на стройке президент Владимир Путин поручил вице-премьеру Дмитрию Рогозину. Работа сопровождалась скандалами и возбуждением двух десятков уголовных дел, в том числе по фактам воровства и мошенничества.

Подземное царство

Проходными каналами - 18 км подземных коридоров для укладки кабелей и трубопроводов - соединены все здания на стартовом комплексе. Спускаться страшновато: в каналах пока нет света. Когда прикрутят лампочки, нужно будет уложить в лотки кило­метры кабелей. Кстати, с укладкой 27 км оптоволоконной линии между удалёнными объектами космодрома связана одна из, как говорят, показательных для всей стройки историй. Во внутренних документах (есть в распоряжении редакции) компании-субподрядчика «ФНК инжиниринг» говорится: по проекту - поле, а на деле - п­ереход через реку, другие коммуникации и дороги, которые нужно обходить. Некоторые кабельные колодцы оказались запроектированы там, где из соседних дренажных труб должна сливаться вода, а в проекте вообще не предусмотрены затраты на обустройство вахтовых городков, завоз в тайгу техники и т. д. В результате реальные расходы компании выше сметных на сотни миллионов рублей! 

«На график строительства ни разу не наложился график финансирования и обеспечения проектно-сметной документацией», - подтверждая данные «АиФ», делится своими печалями и Юрий Волкодав. Отвечая на обвинения строителей в «сырости» проекта, Иван Якушкин, гендиректор компании-проектировщика космодрома «­ИПРОМАШПРОМ», в комментарии «АиФ» выдвигает свои претензии: у генподрядчика, Спецстроя, «отсутствует система работы с поступающей рабочей документацией и проведение своевременного анализа в­носимых в проект изменений», могли бы их изучать и побыстрее. 

Изменений в проекте, впрочем, было выше крыши. Прежде всего «замена» ракеты. Хаоса на стройке добавила попытка заменить импортное оборудование: что-то в 2014 г. попало под западные санкции, что-то стало чудовищно дорогим из-за падения курса рубля. Импортного в проект затолкали по максимуму, причём от конк­ретных производителей и без конкурсов. Обошлось ли без чьей-то корысти и сговора? «Импортозаместить», кстати, удалось далеко не всё. 

Над стартовым столом ракету уже ждёт мобильная башня обслуживания.
Над стартовым столом ракету уже ждёт мобильная башня обслуживания. Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

Где деньги?

Были и другие поводы говорить о коррупции. Работы оплачивались по нормативам 2001 г., но с поправочным коэффициентом. За похожие работы на соседних объектах Федеральный центр ценообразования «выписывал» разным подрядчикам разные коэффициенты плюс-минус 25%. Госэкспертиза процентов на 30 срезала сметы всем подряд, когда работы были уже выполнены, оборудование закуплено, причём за деньги самих компаний. Ведь даже средства, которые государство запланировало на космодром в 2015 г., дошли до стройки лишь к лету. Вот так эффективно у нас работает система...

Что в результате? Множество компаний попало в финансовую яму, из-за чего они были вынуждены уйти со стройки или вовсе разорились. И это не считая фирм, которые с самого начала пришли на проект без средств, персонала и техники, занизили цену, выиграли конкурсы на субподрядные работы, хапнули авансы и «отвалили». Юрий Волкодав рассказывает, что пытается отсудить 12 млрд руб.: «Это наши деньги, прощать мы их никому не будем». Но несколько исков и претензий было предъявлено и самому ФГУП «Дальспецстрой». Так, например, Тихоокеанская мостостроительная компания (ТМК, чьи рабочие во время «прямой линии» с Владимиром Путиным прошлой весной рассказали о невыплатах зарплат), как сообщалось в декабре, требовала 442 млн руб. по уже сданным объектам. И ещё около 3 млрд по объектам, где работы у них не принимают. Рабочие ТМК перед Новым годом написали в Кремль, что поручения президента насчёт зарплат не выполнены.

Стройка на основных объектах космодрома на первый взгляд закончена. Части ракеты «­Союз-2» уже приехали из Самары и лежат в контейнерах в огромном «ракетном» зале монтажно-испытательного комплекса. Ракета ждёт инженеров, которые соберут её в единое целое. Специалистов самарского РКЦ «Прогресс», если всё пойдёт хорошо, поселят в новеньком общежитии города Циолков­ский. Города, который возводит предприятие «Спецстройтехнологии» (другое подразделение Спецстроя), впрочем, ещё нет. За три дня до Нового года смотровые ордера на служебное жильё получили сотрудники Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (­ЦЭНКИ) - будущие жители единственного к тому времени готового дома из обещанных 4, да и то подключённого к электро­сетям по временной схеме. 

На Новый год строители «Восточного» слепили себе снежную бабу.
На Новый год строители «Восточного» слепили себе снежную бабу. Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

«Спецстройтехнологии» возводят на космодроме несколько других важных объектов. Например, Комплекс средств измерений, сбора и обработки информации (КСИСО). Это глаза и уши космодрома. Закончить работы глава предприятия Александр Никитин обещает 10 февраля. Но, как рассказывает наш источник, вода к К­СИСО и после этой даты пойдёт по наскоро проложенным трубам: для окончания своей части работы одному из субподрядчиков точно потребуется больше времени. Кроме того, для штатной подачи электроэнергии нужны новые трансформаторы взамен 4 французских. Что случилось? Сгорели к чертям из-за перепада напряжения в сети, но договоры с сетевиками на подачу электроэнергии на космодроме были, мол, оформлены так, что в потере очередных миллионов бюджетных денег вроде никто и не виноват... Что ещё может сгореть на Восточном в самый ответственный момент? За что ещё государству придётся платить по второму и третьему разу?

К слову, летом «спецстроители» получили из бюджета на окончание работ 20 млрд руб. субсидии. С помощью этих денег, по словам Юрия Волкодава, на стройке, по крайней мере «расшили неплатежи». Но частные подрядчики жалуются: деньги размазали тонким слоем и всех проблем не решили. «Долг перед нами значительный, просрочка за уже поставленное электрооборудование составляет 2-3 месяца», - подтвердил «АиФ» Олег Васильченко, гендиректор компании «Энергосервис», в январе ему обещали начать оплату. Должником тут, впрочем, была компания «Экопрог». Виктор Бурмистров, вице-президент «Экопрога», в свою очередь, рассказывает: сами они пострадали от скачка курса валют. Из-за санк­ций пришлось отказаться от оборудования «Сименс». Свою часть работ по монтажу вентиляции, пожарных систем и т. д. на одном из важнейших объектов космодрома - монтажно-испытательном комплексе космических аппаратов - трёх спутников, которые должна будет вывести на орбиту первая ракета, - Бурмистров обещает закончить в январе. Торопятся.

Стройка на Восточном продолжается - без праздников, в две смены, в любой мороз.
Стройка на Восточном продолжается - без праздников, в две смены, в любой мороз. Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

Уж в космос невтерпёж

Но ведь прошлой осенью Владимир Путин сказал, что работы на космодроме нужно закончить спокойно, «без штурмовщины». Куратор стройки вице-премьер правительства Дмитрий Рогозин на том же совещании, впрочем, произнёс слово «апрель». О возможной дате первого пуска «чужим» на космодроме не рассказывают, но работы идут в такой спешке, что понятно: дату в Москве уже нарисовали. О ней недавно «проболтался» гендиректор «Прогресса» Александр Кирилин: 25 апреля. 

Перед Новым годом с инспекцией на космодром прилетала делегация во главе с заместителем Дмитрия Рогозина в Военно-промышленной комиссии Иваном Харченко. Гости интересовались, смогут ли строители работать ещё быстрее, а инженеры сократить время испытаний. И это в ситуации, когда в Роскосмосе, где в последние годы сменилось 2 руководителя, идёт реструктуризация и создание госкорпорации, у спецстроевцев (в «Дальспецстрое» сменились 3 начальника) задержки с получением бюджетных денег и суды с субподрядчиками. А сами подрядчики, которые строили, не до конца понимая, что и почём, ходят под угрозой уголовных дел, банкротятся, бросают объекты на полдороге…

Ждать «сюрпризов»?

Атмосфера на стройке, мягко говоря, нервная. За успех грядущих пусков становится страшновато. Насколько велик риск повторения чего-то похожего на аварию ракеты «Протон» в 2013 г., когда выяснилось, что разгильдяй с мизерной зар­платой вверх ногами забил молотком датчик угловых скоростей? Глава «Дальспецстроя» в своих силах уверен: непредвиденные сложности бывают на любой стройке - даже если вы решили вырыть яму на даче, то камень попадётся, то лопата сломается. Мол, проблемы решаются, зарплаты выплачиваются, всё построено на века и проходит внутреннюю и внешнюю экспертизу. Так, на самых главных трубопроводах - для элементов топлива и т. д. - швы, хоть их там и сотни тысяч, на 100% просвечиваются с помощью рентген-установок. Мол, по большому счёту осталось устранить некоторые незначительные недоделки и по весне посадить предусмотренные проектом деревья и кустики.

Под стартовым столом за полуметровой стеной от «огненного кольца» заканчивается чистовая отделка.
Под стартовым столом за полуметровой стеной от «огненного кольца» заканчивается чистовая отделка. Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

Но, например, в конце декабря в основание будущего инженерного корпуса лишь начали заливать бетон. Сюда должна стекаться информация о системах электроснабжения, вентиляции, пожаротушения и т. д. со всех объектов космодрома. По словам Андрея Охлопкова, замгендиректора ЦЭНКИ, тех­директора по созданию космодрома, во время подготовки к пуску и самого пуска без инженерного корпуса можно и обойтись. Но нет уверенности, что строители не подведут с противопожарной обработкой металлических колонн и заливкой полов в монтажно-испытательном корпусе, которые уже один раз заливали, но нарушили технологию и т. д. Пока идут эти работы, спутники привозить попросту некуда.

Однако на космодроме, по нашим сведениям, морально уже готовятся запускать ракету любой ценой: собирать спутники в небольшом герметичном ангаре внутри комплекса - единст­венное место, где можно обеспечить необходимый восьмой класс чистоты. Вместо системы пожаротушения ставить на дежурство обычные пожарные машины, ну а после пуска консервировать оборудование, возвращать строителей, заканчивать стройку, избавляться от пыли, заново настраивать оборудование.

В командном пункте пульт пуска уже готов передать команду «на старт».
В командном пункте пульт пуска уже готов передать команду «на старт». Фото: АиФ/ Александр Колесниченко

Опыт больших проектов в России, а до того в СССР, показывает: лечь костьми в тайге и отправить ракету в космос можно и с не вполне достроенного космодрома - с «времянки». То есть как в анекдоте: «Как взлетела? Да с помощью лома (или кувалды, символом которой может стать та, из кабинета Юрия Волкодава) и какой-то матери…»

Но зачем торопиться с вводом в эксплуатацию незаконченного космодрома? Кому нужна и выгодна эта гонка с вымученным и показушным запуском, да и в результате сам такой космодром? «АиФ» продолжит разбираться в проблеме.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество