aif.ru counter
4000

Цивилизация призраков. Возьмут ли информационные монстры власть над людьми?

Мы оказались в мире, к­оторый целиком состоит из информации, – это «­жидкий мир», неизвестно кем населённый.

Willyam Bradberry / Shutterstock.com

Такую мысль высказала «АиФ» учёный в области нейро­науки и психолингвистики, зав­лабораторией когнитивных исследований  Санкт-Петербургского госуниверситета Татьяна Черниговская.

Мир – это имитация?

– Что значит «жидкий мир», Татьяна Владимировна?

– Это не только метафора – в ходу термин «liquid world». Один человек может быть представлен в 10 лицах и никнеймах, и при этом мы не знаем, где он действительно находится, и б­олее того, знать не хотим. Странный мир – непонятно, все в нём живые люди или нет.

И есть основания волноваться: пошла мода на всё цифровое. Даже в Эрмитаже выставка с картинами, нарисованными искусственным интеллектом. На фестивале искусств в С­очи оркестр под управлением Юрия Башмета исполнил музыку, написанную нейросетью. К­омпьютер уже заменяет юристов, журналистов, врачей. С этим ничего не п­оделаешь. Те, кто слишком долго сидит в Сети, всё больше утрачивают связь с реальностью – они ушли в параллельный мир и общаются там с сотнями людей. Из этих сотен кто живой, а кто имитация? Петя Иванов, с которым общается Маша Сидорова? Он тот же самый Петя утром, днём, вечером, завтра и послезавтра? Сколько этих Петь – может, это программа, которая сама себя дублирует? Сделать такое очень легко. Поскольку Маша Сидорова девочка простая, книжек не читала и не планирует, язык у неё совсем примитивный, и сгенерировать его в компьютере ничего не с­тоит.

Кроме того, разъехалось само время – к примеру, если вы летите в самолёте, то который у вас в действительности час? Он через секунду уже другой. Люди общаются онлайн, находясь в разных часовых поясах, – недаром появилось дурацкое выражение «доброго времени суток». А «умные» дома? Пишут: мол, так далеко шагнул прогресс, что можно включить кофеварку у себя на даче, находясь на борту того же самолёта. Но зачем мне это делать? Мы настолько заняты глобальными вещами и спасаем человечество, что, приехав домой, не можем сами ткнуть пальцем в кнопку, чтобы сделать себе кофе? А «умный» холодильник, который вместо меня будет решать, что, в к­аких количествах и когда купить в супермаркете? Всё это похоже на сон или бред. Мы ещё здоровы, не сошли с ума?

– Сегодня для людей, которые потеряли своих близких, создают чат-боты, имитирующие лично­сти умерших – цифровые копии человека на основе его поведения в соцсетях. С этими копиями м­ожно пообщаться виртуально. Как вам такое?

– Многие люди всю жизнь общаются с живыми собеседниками и даже с родными, членами своей семьи главным образом по электронной почте. В чём тут разница, если вдуматься? В­печатление такое, что реальный мир людям вообще-то не необходим, человек согласен на подделку, лишь бы было не так страшно существовать.

Недалеко то время, когда искусственный интеллект осознает себя как некую индивидуальность. В этот момент у него появятся свои планы, мотивы, цели, и, я вас уверяю, мы в них никак не войдём.

Контроль над монстрами

– Нейрофизиологи говорят, что познать человеческий мозг невозможно. Может, это сделает за нас искусственный интеллект?

– Это не исключено и было бы очень страшно. У нас и сейчас-то слабый контроль над тем, что происходит в данной с­фере. А тогда мы его потеряем вообще. Если искусственный интеллект будет настолько силён, что сможет разгадать тайну мозга, это будет означать, что он на порядки сильнее нас – и, следовательно, делать нам здесь больше нечего. Я вечно пугаю всех тем, что недалеко то время, когда искусственный интеллект осознает себя как некую индивидуальность. В этот момент у него появятся свои планы, мотивы, цели, и, я вас уверяю, мы в них никак не войдём. Ну разве что он захочет с нами играть, как в т­араканьи бега.

– Может, пока не поздно, пора заканчивать с созданием искусственного интеллекта?

– Зачем? Прогресс не остановить. Но мы должны изучать это, держать ушки на макушке, чтобы не пропустить момент. Потому что монстры, которые гоняют единицы и нули у себя в цифровой черепушке, м­огут взять власть, как в дешёвом фантастическом сценарии, – например, устроят блэкаут во всех столицах мира или организуют какую-­нибудь генетическую штуку с саранчой – сделают так, что она начнёт плодиться как чумовая и сожрёт весь мир.

Специалисты уже осознали, что онлайн-образование вместо реального, а значит, дорогого – это «для бедных».

Касты образования

– Вы сказали, что способность получить высококлассное о­бразование может стать элитарной привилегией: п­роизойдёт р­азделение на тех, кто б­удет с­пособен ч­итать сложную л­итературу, и тех, кто читает в­ывески, клиповым образом хватает информацию из И­нтернета.

– Да, и я думаю об этом с ужасом. Так уже и пошло. Модная тема – давайте всё переведём на онлайн. Это делать, разумеется, надо. Чем слушать учительницу Марью Петровну, которая 50 лет тому назад прочла плохой учебник по педагогике и с тех пор морочит голову детям, прививая им ненависть к знаниям, лучше поставить онлайн-курс настоящего профессионала. Но лишь в дополнение, разумеется, к той программе, которую учащиеся получают на «живых» занятиях. Дело в том, что любовь к знаниям – позитивный вирус, который переходит лично от учителя к ученику, и никак иначе. Известно, что крупные элитарные университеты в мире даже близко не подпускают онлайн-образование. Они говорят: смотри на здоровье, и даже сами проводят онлайн-курсы, но не учитывают их в зачётах и не принимают как реальный курс.

Специалисты уже осознали, что онлайн-образование вместо реального, а значит, дорогого – это «для бедных». Ещё н­емного – и мы получим кастовое общество. В серьёзных дорогих западных школах, где уж совсем элита из элит, гаджеты запрещены вообще – разрешают на час вечером, позвонить маме и подружкам. Читай книги, учи латынь. Вот откуда пойдёт настоящая элита, а не оттуда, где предлагают выучить английский онлайн за 5 дней, и желательно во сне. Но это влечёт подчас страшные социальные послед­ствия. Если будут касты, значит, одни будут только жевать, глотать, пить пиво и красить губки, а другие что? На каком языке эти касты будут общаться?

– Вы сказали: «Отнюдь не все могут выдерживать высшее образование. Да и всем оно, может, и не нужно. Возможно, не каждому нужно читать Гомера». Но кто возьмёт на себя смелость решать: читать этому ребёнку или нет?

– Нужно брать за пример советское образование, и не поверхностно, как сейчас, а фундаментально: все должны учить всё. Уж кто сколько поймёт и как сможет воспользоваться – д­ругой вопрос. Никто не знает, что из кого получится. Поэтому человек, который говорит: «Этих учим, а этих нет», – преступник. Эйнштейна до 5 лет вообще считали недоразвитым. Таких примеров миллион. Человек, с которым имеет дело учитель, – возможно, будущий Нильс Бор или Иммануил Кант – откуда ты знаешь? Постепенно, естественным путём всё отсеется: кому-то подойдёт не высшее, а ремесленное образование. Может быть, девочка, которая сейчас не дружит с математикой, будет п­лести т­акие кружева, что все ахнут!

Мы не нагружаем и не тренируем свою память. Наоборот, как дурачки, перекладываем то, что могло развивать наш мозг, в телефон.

– Есть шутка: «Интересно, что делают люди, которые в­место «спасибо» пишут «спс», с кучей освободившегося времени?»

– К этому сейчас всё и идёт. Настаёт цивилизация праздно­сти. На вопрос: «Что будут делать люди, которые с помощью новейших технологий освободились от изнурительного труда?» – идеологи цифровизации отвечают: «Займутся творчеством». Но, знаете, нет такой силы, которая убедила бы меня, будто все они станут играть на лютне и писать сонеты. Вероятнее, что они сопьются, сядут на наркотики и будут убивать друг друга, – то есть произойдёт то, что происходило всю историю человечества. Говорят, дескать, искусственный интеллект вызовет к жизни большое количество рабочих мест, появятся новые специальности. Однако захотят ли переучиваться те, у кого сейчас нет времени полностью написать «спасибо»?

– Закончилась ли эволюция мозга?

– Поживём – увидим. Человек – очень молодой вид, которому всего 200–250 тыс. лет. На эволюционной шкале это ноль. А дельфинам как виду 60–70 млн лет. Поэтому ещё не вечер. Мы не нагружаем и не тренируем свою память. Наоборот, как дурачки, перекладываем то, что могло развивать наш мозг, в телефон. Нейрофизиолог Наталья Бехтерева советовала мне выбросить все телефонные книжки, запоминать номера абонентов вживую. Я не выбросила, а вместо этого записываю всё, чтобы не забыть. Кроме того, зачем мне помнить, если всегда есть «окей, гугл», который выдаст тебе всё что хочешь? Но это плохая идея, суррогат.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Валерий Волков[mailru]
    |
    09:02
    24.06.2019
    0
    +
    -
    Первыми,кто интересуется новыми наработками,далеко не альтруисты и благодетели.Вначале была атомная бомба,а потом -электро станция-атомная.Вначале наклепали целофановую тару и наконец,спустя полсотни лет додумались до мысли,что надо подумать об утилизации этой тары в объеме планеты.Поэтому-вначале хапнуть. Жизнь там ,где противоречия.Это-фундаментальная данность.Надо учить,как видеть,различать,оптимизировать.Но нет!Учат так,чтобы не могли разобраться,чтобы набить голову напридуманной чепухой в масштабах государства,мира.Какая может быть демократия среди тех,кто определяет наших по антропологическим признакам.И возникают "новые независимые государства"А почему в свете новых разработок не создавать мир автоматов в человеческом прикиде.Результат?Как в игре людей-шахматистов в поединке с автоматами- шахматистами. Какое спасение?Говорить правду-всегда и везде. Спасибо Черниговской,что она об этом напоминает.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что сегодня известно о состоянии Михаэля Шумахера?
  2. Что такое «Культурный норматив школьника»?
  3. Могут ли лишить прав за обгон в разрешенном месте?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ