aif.ru counter
15.10.2019 17:53
27495

Не в гаражах дело. Можно ли было предотвратить убийство Лизы Киселевой?

Игрушки и цветы на месте убийства девочки в Саратове.
Игрушки и цветы на месте убийства девочки в Саратове. © / Алексей Кошелев / РИА Новости

На похороны 9-летней Лизы Киселевой в Саратове пришли сотни людей. Гибель ребенка потрясла горожан. Многие восприняли эту трагедию как личную беду.

Мама погибшей девочки записала обращение ко всем неравнодушным людям, в котором поблагодарила их за участие.

«Дай бог, чтобы это больше никогда в жизни не повторилось нигде»

«Нужно всем держаться, всем крепиться. Главное, какой я сделала вывод, что Саратов оказался наполнен очень добрыми, сильными и надежными людьми, на которых можно положиться в трудную минуту. Я хочу сказать отдельно и каждому спасибо. Пожать руку, обнять и сказать: „Ты был важен, ты был рядом, спасибо!“ Спасибо не только Саратову, но и всей России, потому что мы были сплочены все. Дай бог, чтобы это больше никогда в жизни не повторилось нигде. Такого я бы не пожелала даже врагу... Давайте сделаем подход детей к школе безопасным, потому что это важно, потому что это жизненно необходимо нам всем. Об этом я сообщила саратовским властям, и они готовы в этом содействовать. Я надеюсь, что так и будет», — сказала Елена Киселева.

Мэр Саратова Михаил Исаев распорядился начать проверку гаражно-строительных кооперативов города. Планируется провести их тотальную инвентаризацию, выявить заброшенные, спилить расположенные вокруг кустарники и т. д. По мнению властей и общественников, данные меры должны предотвратить повторение подобных трагедий в будущем.

Гаражи как угроза?

Всякий раз, когда в России происходит резонансное преступление, встают два извечных вопроса: кто виноват и что делать? В истории Лизы Киселевой главными виновниками на данный момент объявлены запущенные тропинки, которыми дети добираются до школ, и правоохранительные органы, не надзирающие должным образом за рецидивистами.

Кое-кто уже назвал тропинку, которой погибшая девочка ходила через гаражный комплекс, срезая путь в школу, «дорогой смерти». Но на самом деле это, мягко говоря, преувеличение. Дорожка, конечно, не первой свежести, но местами даже асфальтированная, она используется местными жителями, взрослыми и детьми, постоянно. В темное время суток там, конечно, может быть не слишком уютно, но Лиза-то шла в половине восьмого утра, когда вокруг было светло и ничто не предвещало опасности.

Возможно, старые гаражи советской постройки действительно пришло время заменить чем-то другим. Но процесс это долгий и не самый простой. А главное — исчезновение гаражей никак на безопасность детей не повлияет. Городская среда остается городской средой. Невозможно это пространство превратить в сплошной плац, лишенный растительности, извилистых тропинок и малолюдных тихих мест. 

Но даже если представить в воображении идеальную картину, где все дети от подъезда дома до входа в школу идут под прицелом видеокамер по открытому пространству, то и это не обеспечивает полной безопасности.

Почерк отморозка

Криминальная хроника полна примеров того, как злоумышленники уводили детей у всех на глазах с территорий школ и детских площадок, не вызывая ни у кого подозрений. 

Печально известный серийный убийца советских времен Владимир Ионесян по кличке Мосгаз совершал свои преступления, проникая в квартиры, где дети оставались в одиночестве.

Следуя логике нынешних предложений, советским властям после «дела Мосгаза» стоило предписать семьям с детьми из отдельных квартир переехать в коммуналки, в которых практически всегда оставался кто-то из взрослых.

Улучшать городскую среду, конечно, полезно, но нынешняя саратовская кампания вряд ли способна предотвратить преступление, подобное убийству Лизы Киселевой. По той простой причине, что в его совершении обвиняется человек, которого саратовские оперативники охарактеризовали как «полного отморозка».

Судите сами. Половина восьмого утра — время, когда на улицах многолюдно. Дети постарше отправляются в школы, родители ведут младших в детские сады, а затем спешат на работу. Вероятность того, что человека, нападающего на ребенка, заметят, очень высока. Кроме того, по мнению следствия, напавший на Лизу Киселеву сделал это в непосредственной близости от своего дома. Это противоречит элементарному здравому смыслу: опытные злоумышленники, наоборот, пытаются действовать подальше от места своего обитания. Более того, обвиняемый не мог не понимать: его как рецидивиста начнут проверять одним из первых. Так оно в итоге и получилось.

Не совесть, конечно, но осторожность и страх перед наказанием должны были остановить злодея. Но не остановили.

Таких нельзя выпускать на свободу. Но их нельзя не выпускать по закону

Биография Михаила Туватина, давшего признательные показания и указавшего место, где был спрятан труп ребенка, впечатляет. С начала 2000-х он регулярно оказывался в поле зрения правоохранительных органов. Сначала мелкое хулиганство и штраф, затем кража и первый срок, потом преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетней, а в 2008 году Туватин получил два года лишения свободы за очередную кражу.

Материалы Энгельсского районного суда Саратовской области знакомят нас с преступлением, за которое Туватин получил свой последний на данный момент срок. В канун Нового года, 31 декабря 2010-го, он вышел из колонии, отбыв наказание, как говорится, «от звонка до звонка». Выпустили его в половине одиннадцатого утра, и вскоре Туватин уже отмечал освобождение в городе Энгельсе, распивая спиртные напитки. Люди вокруг, готовившиеся к самому любимому и доброму празднику, даже не догадывались, какой опасности подвергаются. Около пяти вечера Туватин обратил внимание на девушку, которая шла по улице, разговаривая по мобильному телефону. Он пошел за ней. Девушка заметила, что ее преследует неизвестный, но отреагировать не успела: мужчина схватил несчастную за шею и стал угрожать убийством. Жертва безропотно отдала нападавшему имевшиеся у нее ценности, но Туватину этого было мало. Несмотря на мольбы девушки, подонок изнасиловал ее. После этого Туватин спокойно отправился домой.

Потерпевшая обратилась в правоохранительные органы, и начался розыск преступника. Работу оперативникам облегчил сам Туватин, который 5 января позвонил по украденному сотовому телефону. На следующий день его задержали по месту жительства. Пострадавшая опознала насильника, да он и сам не запирался, заявляя: да, мол, ехал домой, выпил, увидел девушку, захотелось ее ограбить, а потом, уже во время ограбления, решил еще и изнасиловать.

Бывший следователь Роман Граф, который в 2011 году вел дело Туватина, после убийства Лизы Киселевой рассказал в интервью саратовскому ИА «Взгляд-инфо»: «Мы тогда проводили ему экспертизу, и он был признан вменяемым. А то, что он явно ущербный член общества, было понятно, потому что ему ничего было не надо, кроме как совершать преступления такого гнусного характера. И, как мне кажется, суд тогда достаточно гуманно к нему подошел, хотя было понятно, что, если он выходит из тюрьмы в Новый год и совершает такое дерзкое преступление... Уже тогда было понятно, что он не исправится и что ему надо давать максимальное наказание, там в глазах не было разума никакого».

За разбой и изнасилование Михаил Туватин был приговорен к шести годам и шести месяцам тюремного заключения. Отсидев их, он вернулся в Саратов.

И снова звучат обвинения: правоохранительные органы не контролировали опасного рецидивиста. Однако Туватина вычислили как раз в ходе проверки ранее судимых лиц, начатой во время поисков девочки. Так что считать его проживание полностью бесконтрольным нельзя. 

Разумеется, проверка того, как велся надзор за человеком со столь яркой биографией, будет проведена. И если выяснится, что были упущения, то виновные обязательно понесут ответственность. Но контролировать жизнь ранее судимых 24 часа в сутки полиция не может физически. Да и этого не допустят правозащитники, которые назовут подобный контроль «травлей» и «нарушением прав человека». Когда человек, выпущенный из колонии, идет и тут же грабит и насилует, очевидно, что он опасен для общества. Но за совершенное в канун Нового года преступление Туватин отсидел, и держать его за решеткой по закону не было никаких оснований.

Простого рецепта нет

Получается, выпустив этого человека на волю, мы сами как общество обрекли Лизу Киселеву на смерть.

В связи с этим преступлением вновь заговорили о необходимости возвращения в России смертной казни. Проблема в том, что даже такое наказание не спасет, если речь идет об отморозках. Согласитесь, расстрел преступника за грабеж с изнасилованием, не сопряженный с убийством жертвы, многие сочли бы слишком тяжелым наказанием. Но тогда получается, что потенциальный убийца все равно оказался бы на свободе и ходил бы среди людей, пока не совершил бы новое преступление.

На сей раз высока вероятность того, что убийца Лизы Киселевой будет изолирован от общества навсегда. Вот только жизнь девочке это не вернет. «И какой же выход из этой ситуации?» — спросите вы. Это та самая ситуация, когда нет простого рецепта. Нужно повышать бдительность, контроль за потенциально опасными личностями, улучшать городскую сферу и т. д. Но беда в том, что даже эти меры не дают стопроцентной гарантии того, что на пути ребенка не встретится отморозок.

А вот что точно не поможет, так это громкие кампании по сносу гаражей и спиливанию деревьев. Жизнь — очень непростая и крайне несправедливая штука.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество