37096

«Искали русских, а не террористов». Почему стал возможным теракт в Ницце?

Сюжет Теракт в Ницце
После теракта в Ницце, 14 июля 2016 г.
После теракта в Ницце, 14 июля 2016 г. Reuters

Французская Ницца была одним из излюбленных мест россиян в Европе начиная с XIX века. Во время нынешней трагедии, по некоторым данным, в городе могли находиться до 10 тысяч российских граждан.

Два журналиста АиФ.ru, посещавшие Ниццу в 2014 и 2016 годах, делятся своими впечатлениями о мерах безопасности, применявшихся в городе. Андрей Сидорчик побывал в городе в качестве автотуриста, а Степан Чаушьян взглянул на Ниццу глазами специального корреспондента на Евро-2016.

Андрей Сидорчик: «Ницца 2014 года выглядела беззаботным курортом без полиции»

«Наш автомобиль с российскими номерами вызвал интерес только у хозяйки квартиры»

Летом 2014 года я с семьей отдыхал в Ницце, снимая квартиру буквально в паре сотен метров от Английской набережной, где ныне разыгралась трагедия. Несмотря на напряженную обстановку в отношениях между Россией и Евросоюзом из-за событий на Украине, какого-то особо внимания со стороны правоохранительных органов на себе мы не ощутили.

Андрей Сидорчик в Ницце, 2014 год
Андрей Сидорчик в Ницце, 2014 год. Фото: из личного архива Андрея Сидорчика

Наш автомобиль с российскими номерами вызвал интерес только у хозяйки квартиры, сильно удивившейся, что мы совершаем столь дальнее автопутешествие.

Ницца два года назад представлялась местом абсолютно спокойным и безопасным. Если в Париже в это же время можно было увидеть патрули автоматчиков, прогуливающихся под Эйфелевой башней, то в Ницце вообще не наблюдалось присутствие представителей правоохранительных органов.

По легендарной Английской набережной с утра до позднего вечера бродили туристы, чувствовавшие себя совершенно спокойно. Наиболее «криминальным» фактором можно было считать группы темнокожих ребят, которые по вечерам собирались на пляжах и развлекали себя песнями и танцами. Но, хотя некоторые туристы и смотрели косо в их сторону, никакой агрессии с их стороны не было.

«В Ницце два года назад никак не проявлялся «арабский фактор»

В отличие от Парижа или Гренобля, в Ницце два года назад никак не проявлялся «арабский фактор». Если поклонники радикальных исламских группировок и присутствовали в городе, то их не было видно.

Мы были в Ницце в дни, когда в Бразилии проходил чемпионат мира по футболу, но на жизни города это почти никак не сказывалось. Местные кафе предлагали болельщикам коллективный просмотр матчей, но даже в те дни, когда играла команда Франции, любители футбола вели себя пристойно. Совсем иную картину спустя несколько дней мы застали в Гренобле, где выходцы из Алжира в день матча своих любимцев устроили шумные песни, пляски и катание на машинах.

Подводя итог, можно сказать, что Ницца лета 2014 года была беззаботным курортным городом, практически таким же, каким его описывали литераторы XIX века. О каких бы то ни было мерах безопасности речи не шло, поскольку они казались совершенно излишними.

Увы, теперь это лишь воспоминания на нашей планете стало на один мирный уголок меньше.

Степан Чаушьян: «В 2016 в Ницце жандармы искали российских фанатов, а не потенциальных террористов»

«Они даже не заглянули внутрь автобуса»

Свидетелем того, как французские силовики обеспечивали безопасность в Ницце, я стал во время проведения недавно завершившегося чемпионата Европы по футболу. На следующий день после матча сборной России в Марселе, где накануне прошли массовые столкновения российских и английских фанатов, мы и отправились на Лазурный берег.

Степан Чаушьян в Ницце, 2016 год
Степан Чаушьян по дороге в Ниццу, 2016 год. Фото: Из личного архива Степана Чаушьяна

Первая встреча с местными жандармами произошла на подъезде к Ницце. Наш автобус с журналистами, раскрашенный в цвета российского флага, остановили у организованного на шоссе блок-поста.

Всех пассажиров попросили выйти с паспортами, которые собрали и куда-то отнесли, видимо, для проверки личностей. Ни салон автобуса, ни содержимое багажных отсеков, как и самих пассажиров, не обыскивали. Главной задачей жандармов была проверка пассажиров на предмет причастности к беспорядкам в Марселе. При этом они даже не заглянули внутрь автобуса, чтобы удостовериться, что там никто не скрывается. Единственной дополнительной мерой безопасности можно назвать кинолога с немецкой овчаркой, который прошел по периметру автобуса, ища то ли наркотики, то ли взрывные вещества, то ли вообще петарды и фаеры.

В общении жандармы были дружелюбны и даже согласились сделать несколько фотографий с «руссо туристо». Позже кто-то из автобуса сумел выменять футболку с российским флагом на пилотку, которую носили местные слуги правопорядка. Через несколько дней мы узнали, что те же самые жандармы задержали автобус с российскими фанатами, которых впоследствии депортировали из страны.

Степан Чаушьян в Ницце, 2016 год
Степан Чаушьян и жандармы. По дороге в Ниццу, 2016 год. Фото: Из личного архива Степана Чаушьяна

«Главарь «банды» сказал ключевое слово: «Полиция»

Второе столкновение с силовиками произошло неподалеку от печально известной набережной, вблизи официальной фан-зоны Евро-2016. Нас с коллегой остановили несколько накачанных парней без каких-либо опознавательных знаков и сразу начали требовать наши рюкзаки. Подумав, что это какой-то французский гоп-стоп, мы стали оказывать сопротивление. В этот момент главарь «банды» сказал ключевое слово: «Полиция». Он достал из кармана красную повязку с той же надписью. На что мы потребовали удостоверение, ведь такой повязкой мог владеть любой. Полицейский показал какую-то бумажку, после чего начал обыск прямо на улице.

Полицейские забрали наши документы и аккредитации. Мы в этот момент стояли лицом к стене, опершись на нее руками нас обыскивали. Доказать наш статус официально работающей на чемпионате прессы не помогали ни национальные пресс-карты, ни аккредитации УЕФА. Лишь вовремя подоспевшая коллега, хорошо говорившая по-французски, сумела убедить полицейских, что мы действительно журналисты и ничего противоправного не замышляем. Только после этого нас отпустили.

Сначала я подумал, что причиной обыска явилась моя внешность: коротко стриженные волосы и достаточно густая и длинная черная борода. Даже в московском метро на входе мне частенько приходится проходить процедуру досмотра содержимого рюкзака, к которой я отношусь, как и просят, с пониманием. Однако на мой вопрос полицейский ответил, что проверка была обусловлена российским триколором на моей черной футболке. Накануне появилась информация, что российские фанаты собираются приехать из Марселя в Ниццу, чтобы и там устроить беспорядки. Особыми приметами российских фанатов называли черные футболки.

Степан Чаушьян в Ницце, 2016 год
Российские журналисты в Ницце, 2016 год. Фото: Из личного архива Степана Чаушьяна

Третья встреча с правоохранителями случилась во время прохода в фан-зону это были обычные сотрудники безопасности, а не полицейские. Они досконально обыскали меня, потребовав сдать в камеру хранения даже небольшую камеру GoPro, не говоря уже о металлическом моноподе, на который она крепилась.

В итоге могу констатировать, что безопасности в Ницце во время Евро-2016 уделялось повышенное внимание. Вот только жандармы скорее искали российских фанатов, нежели потенциальных террористов.

Оставить комментарий (8)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество