5027

Глухая мафия: как мир неслышащих вогнали в ОПГ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Кому лесные законы не писаны 22/07/2020
Борис Ушмайкин / РИА Новости

Глухие люди зачастую бывают доверчивы как дети, и поэтому их легко обмануть.

Грешно, когда этим обстоятельством пользуются слышащие люди. И уж совсем как-то не по-божески, когда глухие, которым по их чиновничьей должности положено помогать своим — таким же, как и они, неслышащим гражданам России, кладут эту помощь, предоставленную государством, в свой карман.

«Глухие воруют у глухих», — характеризуют эту историю те, кто «в теме». Заинтересовались ею и в Управлении по организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД РФ. В январе 2018 г. там возбудили уголовное дело о хищениях в особо крупном размере во Всероссийской организации глухих — ВОГ.

«При аресте молчат как рыбы»

В СССР Обществу глухих начали помогать с момента его основания в 1926 г., безвозмездно предоставляя помещения, льготы и субсидии. При Сталине, Хрущёве, Брежневе и прочих генсеках ему выделяли здания и производственные комбинаты, которые обеспечивались госзаказами. У глухих были свои базы отдыха, санатории и мощная система соцзащиты. «Империя» ВОГ считалась одной из самых богатых организаций инвалидов в мире. А в наследство от СССР ей достались сотни зданий по всей России и большое количество земельных участков различного назначения. Основная часть недвижимости выделялась под предприятия, где работали инвалиды по слуху, а также дома культуры для их развития и адаптации в обществе.

Сегодня в стране 1,5 млн людей с сильными нарушениями слуха, из них около 500 тыс. — это глухие носители русского жестового языка (раньше его называли азбукой глухонемых, что в корне неверно, — это полноценный и уникальный язык, на котором с помощью жестов общаются представители глухого сообщества). Многие годы шли дискуссии о придании ему статуса одного из языков народов России. А ведь глухие — это по сути отдельная непризнанная народность со своими законами и системой выживания. У них всё своё — театры, фестивали, конкурсы красоты и вокально-инструментальные ансамбли.

С глухотой человек рождается либо приобретает её в результате травмы или приёма сильных антибиотиков (кстати, инвалиды по слуху не любят, когда их называют глухонемыми: правильнее говорить «глухие» или «слабослышащие», поскольку практически все они могут говорить вслух и читать по губам собеседника — хотя считывать таким образом устную речь им и нелегко). 70 лет назад сурдологи начали учить глухих детей звуковой речи, а сегодня инвалиды получают от государства не только пенсию, но и слуховые аппараты. Тем же, кто не может ими пользоваться, достаются телефоны с текстовым выходом и телевизоры с телетекстом. Однако такая техника нужна каждому глухому, а на всех у государства денег нет.

При этом почти все глухие не владеют «обычным» русским языком — не могут или плохо способны читать и писать. Что, как говорят специалисты, связано с отсутствием необходимых образовательных технологий и ранней помощи глухим детям. Из 12,5 тыс. членов ВОГ в возрасте до 25 лет почти 11 тыс. не продолжили образование после коррекционных школ. По данным Института коррекционной педагогики, в стране не хватает 10 тыс. сурдопедагогов и ещё столько же дефектологов: их выпускают только в Москве и Петербурге, и в итоге сотня выпускников быстро разлетается по школам и детсадам двух столиц.

Волей судьбы глухие отгорожены от слышащих и с трудом ориентируются в их мире. Поэтому, кстати, неграмотное глухое сообщество легко вовлекается в криминальные схемы и является в этом смысле группой риска.

К счастью, выпускники спецшкол и интернатов могут освоить многие специальности, а 25% глухой молодёжи продолжают учиться после школы. Но только в 7 российских вузах и 12 училищах есть группы для глухих. Не хватает и сурдопереводчиков: их на всю страну 800, а нужно 15 тыс. В российской глубинке положение инвалидов ещё хуже: многие глухие дети там остаются необразованными и, по сути, брошенными на произвол судьбы, потому что мало кто из деревенских жителей имеет возможность возить ребёнка в интернат за несколько десятков километров.

«Глухие очень сплочены и часто всей общиной становятся жертвами мошенников, например сектантов или создателей финансовых пирамид, — рассказывает в книге-расследовании „Всё о моей мафии“ депутат Мосгордумы, журналист Наталия Метлина. — Из личного общения с глухими замечу, что они крайне наивны, очень подвержены чужому влиянию, сильно зависят от своей группы, в большинстве своём плохо образованы, но превосходно чувствуют изменения настроения слышащего собеседника. Использовать слабослышащих в криминале очень выгодно: в случае ареста они не выдают главарей и подельников — молчат как рыбы. Следствие в связи с их речевыми проблемами будет тянуться долго и в конце концов закончится условным сроком, так как подсудимые — инвалиды».

Криминал за ширмой тишины

В перестройку благополучие ВОГ быстро обрушилось. Продукция, которую они выпускали, оказалась неконкурентоспособной, а сотни тысяч глухих и слабослышащих остались без работы. Государство приняло поправки к закону, обязывавшему предпринимателей трудоустраивать глухих, но это никак не изменило их положения. Особенно тяжело оно в регионах, где работу совсем не найти: глухие живут там только на пенсию по инвалидности. Но даже на эти крохи нашлись охотники. А главным способом обогащения преступников стала продажа недвижимости ВОГ.

В середине 90-х государство предоставило Обществу глухих таможенные и налоговые льготы на ввоз из-за рубежа акцизных товаров. Это был продуманный закон, под который «с нуля» организовывались общества инвалидов. Они занимались импортом и экспортом всего, что только можно. Но у ВОГ не было денег на ведение внешнеэкономической коммерческой деятельности. Зато средства были у этнических ОПГ, которые хотели отмывать через Общество глухих свои капиталы да ещё и зарабатывать за счёт льгот. Так началось сращивание руководства ВОГ с бандитским криминалом и как результат — серия заказных убийств.

В частности, в процессе дележа сфер влияния погибли председатель правления Московской городской организации ВОГ Игорь Абрамов (застрелен киллерами в своей машине в сентябре 1996 г.) и председатель Центрального правления ВОГ Валерий Кораблинов (убит выстрелом в голову в ноябре того же года). Организация, которая должна защищать глухих людей всей России, стала, по сути, карманным средством обогащения преступных группировок.

«В начале 90-х представители этнических ОПГ постоянно искали встречи с Кораблиновым. И нашли, — рассказывает Наталия Метлина. — Очень скоро основным направлением деятельности общества стала продажа бензина, водки и сигарет. И очень мало из того, что зарабатывали на этих сделках, шло на улучшение положения самого Общества глухих и его членов. А инвалиды остро нуждались в слуховых аппаратах, иной медицинской технике. Нынешний председатель ВОГ (Валерий Рухледев. — Ред.) сказал мне с ухмылкой: „Да что там Кораблинов заработал — миллиона два, не больше“ (имелись в виду доллары). Ничего себе, подумала я, сущие копейки для председателя Общества инвалидов... Постепенно глухие чиновники начали понимать, что происходит. Жить в обнимку с криминалом они не хотели, а вернее просто боялись. Члены правления ВОГ настаивали на том, чтобы Кораблинов отказался от сотрудничества с бандитами. Но тот был завязан слишком крепко».

В то время ВОГу предлагали криминальные деньги в обмен на льготы по растаможиванию товаров. «Но тогдашний президент общества держался осторожно и никак не реагировал на посулы баснословной прибыли. А в 1996 г. произошло событие, потрясшее всю страну глухих. Началось с того, что Игорь Абрамов получил от государства таможенную квоту на беспошлинный ввоз телеаппаратуры и оргтехники из-за рубежа. За 5 месяцев глухие заработали на этих сделках 1 млн 600 тыс. долл. В обществе инвалидов сразу же повысили зарплату, стали помогать многодетным семьям. Слух о небывалых прибылях дошёл и до организованной преступности. Абрамову предлагали удвоить заработанное — сначала прокрутить эти деньги в своём бизнесе и лишь после этого использовать их по прямому назначению. Коллеги председателя правления Московской городской организации ВОГ рассказали, что он собирался обратиться в милицию. Но не успел».

А затем пришёл черёд и главы ВОГ. 1 ноября 1996-го он вместе женой и водителем выехал со своей дачи на работу в Москву. Когда машина притормозила на повороте, из леса выбежали двое неизвестных в масках и открыли огонь. Получила ранения, но выжила только супруга. Кораблинов умер спустя два часа в больнице. Водитель был тяжело ранен, после чего несколько месяцев находился в коме, из которой так и не вышел. При этом до сих пор убийство Кораблинова остаётся нераскрытым.

«Сплочённость и конспирация»

Дальше — больше (не в плане убийств, а по масштабу незаконного обогащения). В 2003 г. на выборах президента ВОГ победил глухой спортсмен, обладающий многими титулами: самбист и дзюдоист, чемпион и призёр чемпионатов СССР, Европы и мира по самбо и дзюдо, заслуженный мастер спорта СССР Валерий Рухледев (кроме того, он является и почётным президентом Сурдлимпийского комитета России). «Ни для кого не было секретом, что эти выборы были профинансированы всё теми же этническими ОПГ, а в своём предвыборном вояже кандидат раздавал конверты с крупными суммами (около 500 тыс. руб. на человека) председателям региональных отделений общества», — рассказывают следователи. Сразу после прихода к власти он окружил себя слышащими помощниками и изменил устав организации так, что фактически стал её единоличным властителем: даже пленум центрального правления максимум может утвердить какое-то его решение, но не может ничего инициировать.

Президент Всероссийского общества глухих и президент международного сурдлимпийско- го комитета Валерий Рухледев на церемонии закрытия XVIII Сурдлимпийских зимних игр в Ханты-Мансийске, 2015 г.
Президент Всероссийского общества глухих и президент международного сурдлимпийско- го комитета Валерий Рухледев на церемонии закрытия XVIII Сурдлимпийских зимних игр в Ханты-Мансийске, 2015 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Астапкович

По свидетельствам очевидцев, Валерий Рухледев постоянно говорил своему окружению, что его цель — зарабатывать. И в этом действительно преуспел. По схеме этого «бизнеса» многоэтажные здания предприятий и домов культуры (чаще всего расположенные в центре города), принадлежавшие ВОГ, продавались за низкую нерыночную цену по официальным документам, а остальную сумму президенту общества привозили в чемодане наличными. Так же, через наличный расчёт, осуществлялась и сдача помещений в аренду. В результате насколько уменьшилось количество недвижимости Общества глухих, настолько вырос список личной недвижимости у членов семьи Рухледева.

Но этого мало: любая программа, по которой государство выделяло средства инвалидам, тоже шла в дело. Скажем, в рамках программы по созданию рабочих мест для них чиновники ВОГ создавали фиктивные рабочие места с раздачей по 500 руб. самим инвалидам, а оборудование, закупленное для этих мест, продавали через фирмы-однодневки. Известно, что государство выделяет общественным организациям инвалидов целевые субсидии (ВОГ получало их на ремонт собственных зданий). Эти деньги также уходили на однодневки и затем в том же чемодане перемещались в карман предприимчивого руководителя.

Как следует из материалов уголовного дела, с 2003 г. Валерий Рухледев на основании постановления ВОГ и, кстати, согласно Гражданскому кодексу РФ стал «единоличным исполнительным органом общества... обладающим правом распоряжаться вверенным ему в силу занимаемой должности имуществом ВОГ и совершать сделки от имени общества без дополнительного согласования». А затем привлёк к совершению преступлений своих коллег из руководства ВОГ. По его замыслу, они должны были «приискать организации, с которыми ВОГ либо его дочерние предприятия могли заключить фиктивные сделки и перечислить на их счета денежные средства, а также подыскать объекты недвижимого имущества ВОГ, которые можно реализовать третьим лицам».

Иначе говоря, была создана классическая ОПГ, глава которой лично распоряжался платежами по подложным документам, отчуждал имущество глухих и распределял извлекаемый незаконный доход между членами преступной группы, которая, как отмечают следователи, «с момента её создания и начала функционирования характеризовалась стабильностью состава и сплочённостью её членов», а также «постоянством форм, методов, навыков и способов преступных деяний, тщательностью подготовки и планирования преступлений», «высокой степенью соблюдения мер конспирации» и т. д. А её организатор и исполнители, в частности, «путём растраты совершили хищение денежных средств на общую сумму 106 265 352 руб., принадлежащих ВОГ».

Дом на красной пресне

На протяжении 15 лет собственность ВОГ таяла примерно с той же скоростью, с какой росло благополучие семьи его президента. Из 90 предприятий, где работали глухие, у общества осталось лишь 6. Число проданных зданий перевалило за 50 — а это были наиболее ликвидные объекты. Среди самых известных сделок такого рода — продажа социально-реабилитационного предприятия «Пальмира» и предприятия «Слух» площадью соответственно 7 тыс. и 3 тыс. кв. м. в Санкт-Петербурге. По слухам, отданы были эти здания почти даром — за 900 тыс. руб., хотя стоили в десятки раз больше.

На 1 января 2015 г. ВОГ всё ещё имело в собственности помимо 223 зданий, раскиданных по всей стране, 101 земельный участок общей площадью 466 тыс. кв. м. Однако в 2011—2014 гг. Центральное правление ВОГ во главе с Валерием Рухледевым приняло решения о продаже 23 зданий клубного назначения общей площадью 11 тыс. кв. м под предлогом того, что на протяжении многих лет те, дескать, не использовались по назначению, находились в аварийном состоянии и не сдавались в аренду.

В памяти сотрудников центрального аппарата ВОГ свеж самый известный инцидент — загадочное исчезновение пансионата для глухих «Дружба» в Геленджике. Этот пансионат был одной из двух специализированных приморских здравниц общества и находился в самом центре города, на набережной. Но что ещё важнее, весь персонал — и врачи, и обслуга — владели жестовым языком. Пансионат принимал ежегодно по нескольку тысяч глухих — детей и взрослых — для лечения и реабилитации. Однако в 2015 г. его снесли и на освободившемся месте построили самый роскошный на сегодня отель Геленджика «Приморье».

А в конце 2011 г. в Министерстве спорта и туризма РФ узнали о поборах на соревнованиях сурдлимпийцев (состязаниях для глухих и слабослышащих спортсменов). Спортсмены и тренеры утверждали, что за включение в состав сборной страны их заставляли отдавать деньги в открытый руководством Сурдлимпийского комитета России фонд — 10% от заработанных призовых для спортсменов и от 10 до 30% для тренеров. Сам председатель СКР Валерий Рухледев называл это «пожертвованиями на спорт глухих». При этом комитет не принимает участия в подготовке спортсменов: его деньги идут в основном на зарплаты штатных сотрудников, аренду офиса и т. п.

Благодаря всем этим манипуляциям богатство президента ВОГ росло завидными темпами. Сегодня только российская недвижимость Валерия Рухледева предварительно оценивается в 500 млн руб., а ведь есть ещё объекты в США и Швейцарии. По материалам уголовного дела, не являющимся большой тайной, только на ближайших родственников Рухледева записано земли и недвижимости в России ещё как минимум на две такие же суммы. Вот короткая выдержка из постановления Тверского суда г. Москвы от 1 августа 2018 г.: «Суд постановил разрешить наложение ареста на имущество, принадлежащее Рухледевой В. В. (супруге В. Н. Рухледева. — Ред.): зданий площадью 114 кв. м, 391 кв. м и 259 кв. м в г. Долгопрудный; сооружения протяжённостью 491 м в г. Долгопрудный...» — это не считая четырёх арестованных счетов, земельных участков и недвижимости с долевой собственностью 1/2 по 9 объектам. К слову, 500 млн руб. — это как раз стоимость очень хороших датских слуховых аппаратов для всех глухих России.

Дошло и до попытки продажи здания центрального офиса ВОГ в Москве на улице 1905 года, стоимость которого предварительно оценивалась в 1 млрд рублей. Оно осталось у Общества глухих чудом, поскольку Валерия Рухледева успели арестовать. По мнению следователей, президент ВОГ, видимо, хотел сорвать крупный куш и отойти от дел в швейцарской деревушке. Но что-то пошло не так, и «левая» схема не сложилась... За 2 года руководство ВОГ вывели на чистую воду. Следователи рассказывают, что до сих пор пребывают в некотором шоке — список преступлений и тома уголовного дела продолжают расти.

«Ещё осталось что украсть»

Валерий Рухледев был арестован в мае 2018 г. Сегодня он вместе с бывшим главным юристом ВОГ и начальником управления финансов общества обвиняется в хищении 320 млн руб. при продаже и реконструкции зданий ВОГ. И это только доказанные хищения: рядовые члены общества не сомневаются, что оно потеряло в финансовом выражении в десятки раз больше. Кроме того, на тот момент у ВОГ оказалось на многие миллионы рублей долговых обязательств и исполнительных листов, конфликтные и арбитражные ситуации по всей стране.

Интрига тем не менее не исчезла. Находясь в СИЗО, президент ВОГ не терял времени: по вечерам по видеосвязи на жестовом языке обзванивал ключевых людей, пытаясь управлять Обществом глухих по-прежнему и добиться прекращения уголовного дела, которое выросло до 40 томов. Эти усилия принесли плоды. В январе 2020 г. Тверской суд Москвы изменил меру пресечения Валерию Рухледеву — освободил из СИЗО. Под домашним арестом он начал вести активную жизнь — принимать гостей, подписывать задним числом долговые обязательства, обзванивать регионы и требовать деньги, чтобы откупиться от следствия.

Не так давно Валерий Рухледев дистанционно (!) вернул себе контроль над старейшей организацией инвалидов по слуху и продолжает ею управлять, назначив исполнять обязанности президента общества слышащего председателя регионального отделения ВОГ Курской области Александра Качергиса. К слову, он не знает жестового языка, то есть не говорит на родном языке глухих и общается с ними через сурдопереводчика. «У глухих ещё осталось что украсть», — иронизируют в обществе. Во владении ВОГ ещё находятся 191 здание и 1 млн га земли.

В криминальных группировках сообщество глухих воспринимают как тех, кого можно наиболее безнаказанно грабить. Почему бы нет — они же не слышат, и на помощь позвать им трудно. Но даже если и зовут — не слышат их. «На самом деле неслышащих в России гораздо больше, — говорит Наталия Метлина. — Мы и есть огромная страна глухих, где нет места слабым и беспомощным, где царят жёсткие законы — без жалости, понимания и сострадания. Глухие не слышат нас, а мы не слышим их, не стремясь понять проблемы инвалидов. „Не верь, не бойся, не проси“ — таков девиз тех, кто вступает в нашу жизнь в полной тишине. И в этом есть доля истины — не услышат, не помогут и не простят».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы