Примерное время чтения: 7 минут
1799

Предотвращать некому?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Офшорные игры 13/04/2016
Пора полицию вернуть в аэропорты.
Пора полицию вернуть в аэропорты. / Фото: Игорь Харитонов / АиФ

После каждого теракта в воздухе повисает вопрос: кто ответит? Видимо, устав разъяснять, что предотвратить всё невозможно, силовики с законодателями решили перевести стрелки, освободив себя от ответ­ственности.

Громкое «дело Каменщика», по которому через 5 лет после теракта руководители аэропорта «Домодедово» стали обвиняемыми, - первый случай, когда пытаются наказать не террористов, а тех, кто, по мнению следствия, недостаточно им противодей­ствовал. Прокуратура считает обвинение надуманным. А нам, пассажирам, не помешает разобраться, кто же отвечает за нашу безопасность. 

Умыли руки? 

Раньше всё было просто и понятно: «моя милиция меня бережёт». Впрочем, и сегодня в структуре МВД есть главное управление на транспорте, но его в ходе реформ «выкосили» сокращениями. Однако, если где-то убыло, значит, где-то прибыло - форма изменилась, но люди в форме в аэропортах остались. Теперь это сотрудники специальных подразделений или отдельных компаний - част­ных структур. То есть наша безопасность - в руках коммерсантов? 

Всё верно, поскольку ответ­ственность за её обеспечение, в том числе за защиту от актов незаконного вмешательства (в число которых почему-то во­шли и теракты, хотя в мировой практике такого нет), лежит теперь на «субъектах транспортной инфраструктуры» и перевозчиках. Так посчитал Федеральный закон «О транспортной безопасности».  

«Исторически было несколько поворотов сюжета, - говорит Олег Пантелеев, исполнительный директор агентства «АвиаПорт». - Ещё в конце 90-х расформировали досмотровые подразделения МВД в аэропортах, а их функции стали передавать службам воздушных гаваней, правда, тогда ещё государственных. Но после взрывов самолётов в 2004 г. решили вернуть полномочия в МВД. А затем, после теракта в «Домодедово» в 2011 г., приняли противоположное решение».  

Изначально правовая основа безопасности в области гражданской авиации была заложена постановлением Правительства ещё в 1994 году. Обязанности распределились следующим образом: авиационные предприятия и аэропорты обеспечивают технические функции по авиабезопасности, а Федеральная авиационная служба во взаимодействии с ФСБ, МВД, Мин­обороны и т. д. - мероприятия по защите деятельности гражданской авиации от актов незаконного вмешательства (сокращённо - АНВ). Естественно, с тех пор  законодательство менялось не раз, но ответственность государство с себя не снимало. 

После теракта в январе 2011 г. в «Домодедово» появился приказ Минтранса, в котором аэропорты и авиакомпании обязали создать подразделения транспортной безопасности, проводить досмотр физических лиц, в том числе в зоне свободного доступа, и не допускать совершения или подготовки АНВ, в том числе терактов. При этом ни МВД, ни ФСБ согласно данному приказу в мероприятиях по обеспечению транспортной безопасности вообще участвовать не обязаны!

В дальнейшем Минтранс, МВД и ФСБ стали «подгонять» федеральное законодательство под те новеллы, которые они ввели подзаконными актами. На чиновничьем языке это называется «уход от излишнего администрирования», а по-русски - сбрасывание ответ­ственности. Былые обязанности государства стали называть услугами - почувствуйте разницу! 

Более того, физическим и юридическим лицам, которые раньше могли лишь содей­ствовать гос­органам, закон «О противодействии терроризму» в 2013 г. вменил в обязанность (!) «предупреждать терроризм, бороться с терроризмом и минимизировать последствия проявлений терроризма». Не закрыл своим телом бомбу - значит, уже пособник?

Но это теперь, а в январе 2011-го за обеспечение без­опасности и досмотр пассажиров отвечали всё-таки правоохранительные органы. За что же четверо человек ждут суда, причём двое - под стражей? Чем объяснить столь беспримерное упорство Следственного комитета в отношении владельца аэропорта Дмитрия Каменщика? «Предугадать террористический акт - довольно-таки сложный процесс, - объясняет Юрий Торшин, ветеран группы «Альфа». - Это огромная работа спецслужб». А израильские спецы вообще говорят, что террориста-одиночку вычислить практически невозможно. К слову, система антитеррористической защиты всегда базируется на информации (данных разведки, контрразведки, утечках из криминальной среды) и эффективности национальных подразделений по борьбе с терроризмом. Поэтому в определении, которое даёт Международная организация гражданской авиации (ИКАО), АНВ и теракты - несколько разные вещи.

Если выжили - уголовное дело

С 2007 г. ещё никого не привлекли за «непредотвращение» - даже после терактов в московском метро в 2010 г. и на железнодорожном вокзале Волгограда в 2013-м. Хотя право работает так, что ответственность наступает за совершение акта незаконного вмешательства или его подготовку. Неисполнение этих требований грозит уголовной ответственностью с лишением свободы.

«Таким образом, если происходит акт незаконного вмешательства, то он сам по себе неизбежно становится поводом для уголовного преследования сотрудников аэропорта (если им посчастливилось выжить)», - разъясняет правительству Владислав Гриб, председатель Российской национальной ассоциации авиапассажиров (копия документа имеется в распоряжении редакции). Он обеспокоен тем, что в новых требованиях, которые сейчас разрабатываются Минтрансом, сохраняются все недостатки предыдущих.

Аэропорты и авиакомпании тоже настойчиво просят правительство конкретизировать формулировки и поправить законодательство в сторону здравого смысла - пишут письма, участвуют в совещаниях. Их поддержало Минэкономики, усмотрев в ситуации признаки воспрепятствования предпринимательской деятельности. Но формулировки документов пока не изменились. 

«Терроризм - это всё-таки феномен, направленный против государства, а не аэропорта. Он зарождается и формируется не в зале ожидания и даже не на привокзальной площади - далеко за пределами транспортной инфраструктуры, - считает Олег Пантелеев. - Но САБы (службы авиационной безопасности) не занимаются оперативной работой. Без сотрудников правоохранительных органов не обойтись». 

Тем не менее единственное дело «за непредотвращение» возбуждено задним числом против собственника и сотрудников аэропорта, хотя по закону ответственность тогда лежала на государственных органах.  

Где государство? 

Безопасностью авиаперевозок в мире озаботились в 60-е. Приняли несколько конвенций. ИКАО на основании Монреальской выпустила Руководство по авиационной безопасности, где основные задачи возложены на право­охранительные органы. Ну а реализуются они по двум моделям: централизованной - когда государство сохраняет за собой главную ответственность, и децентрализованной - когда оно действует только как орган контроля и надзора, а администрации аэропортов выполняют установленные требования. Из 26 стран, где полёты происходят интенсивно, вторая модель принята только в 6. В остальных  всё на государстве. В Испании безопасность обеспечивает Гражданская гвардия. В жандармерии Франции ещё с 1950-х есть отдельный департамент. В США после терактов 11 сентября 2001 г. в составе Министер­ства внутренней безопасности появилась Администрация транспортной безопасности. По сути это наша милиция на транспорте - в том виде, от которого мы отказались. 

Почему же мы перекладываем ответственность с государства на частные структуры? Конечно, аэропорт обязан иметь систему защиты, однако сама по себе борьба с терроризмом - точно не его функция! А возлагать ответственность за совершённый теракт на соб­ственников воздушной гавани, как это происходит сейчас с Дмитрием Каменщиком и его сотрудниками, - за гранью здравого смысла. Прокуратура не единожды указывала на это Следственному комитету, но «дело Каменщика» так и не прекращают. Более того, людям, которые все годы после теракта никуда не скрывались и сотрудничали со следствием, теперь ограничивают свободу в СИЗО или под домашним арестом. Может, правоохранителям прекратить искать «стрелочников», а законодателям начать серьёзно подходить к вопросам безопасности?

Справка

За теракт ответит собственник? 

В «непредотвращении» теракта, произошедшего 24 января 2011 г. в аэропорту «Домодедово», Следственный комитет РФ обвиняет владельца аэропорта Дмитрия Каменщика и троих руководителей аэропорта «Домодедово» - Светлану Тришину, Вячеслава Некрасова и Андрея Данилова. Последние двое заключены под стражу. А С. Тришиной, матери двух малолетних детей, содержание под стражей отменили только после того, как президент страны отреагировал на обращение к нему бизнес-омбудсмена. 

Между тем взрыв прогремел тогда, когда «усовершенст­вовать» законодательство ещё не успели, а значит, отвечать должны правоохранительные органы. Сразу после теракта СК возбуждал уголовное дело за неисполнение требований по обеспечению транспортной без­опасности, но затем прекратил его за отсутствием состава преступления. Однако уже в апреле 2015 г. возбудили ещё одно дело. 
Генпрокуратура считает незаконными обвинения следователей и настойчиво требует от СК РФ освободить обвиняемых. Но там игнорируют требования органа, осуществляющего согласно закону надзор за соблюдением законодательства... 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах