Примерное время чтения: 6 минут
811

Чуть не лишился глаза и руки. Исповедь зацепера

/ vicspacewalker / istockphoto.com

Подростков, увлекающихся зацепингом, не так мало. Их не пугает, что почти каждую неделю приходят сообщения о погибших или о тех, кого приходится вытаскивать с того света. Житель подмосковного Железнодорожного Кирилл занимался зацепингом пять лет. Aif.ru молодой человек рассказал, зачем это делал.

Это уже не удивляет

«Вот я дебил был! — говорит парень. — Иногда бывают моменты, когда думаешь: „В 15 лет я чуть не потерял глаз. В 16 — сильно сломал руку. Как такое могло быть?!“»

Зацепинг — это способ передвижения на поезде, при котором человек цепляется к вагонам снаружи за различные поручни, лестницы, подножки и др.

22 мая на крыше электрички обнаружили тело 14-летнего мальчика. Он залез на крышу вагона во время посадки пассажиров на станции Железнодорожная и получил удар током.

А неделей ранее на станции Электроугли 15-летний мальчик забрался на крышу, стал раскачивать токоприемник и получил удар током в пах. Медики спасли ему жизнь, но руку, через которую пошел разряд, пришлось ампутировать.

«Меня такие новости не удивляют, — продолжает Кирилл. — И, если будете делать публикацию, я смогу ответить на многие вопросы кроме одного: „Зачем ты это делал?“»

Легко отделался

Сейчас Кириллу 25 лет. Зацепингом он занимался с пятнадцати до двадцати лет. За это время ему чуть не выбило глаз, он сломал руку, ушиб колено, растянул голеностоп, получил сотрясение мозга. И то, считает, что отделался легко.

«Я учился в школе в Реутове и ездил туда на поезде. Утром было много пассажиров, я не всегда помещался в вагон. И тут я увидел зацеперов. Стало интересно, тем более, я всегда любил железную дорогу, — делится Кирилл. — Стал изучать, как это делают. У меня был знакомый, который этим занимался».

Вскоре он поехал в свой первый рейс. Первый раз ехал сзади поезда и мыслей не было забираться на крышу. Держался за поручни.

«Сначала ездил в школу. Затем, немного освоившись, в Москву. Изредка — далеко в область, иногда на грузовых составах. Это нравилось мне все больше и больше», — вздыхает Кирилл.

Чуть не лишился глаза

Катался Кирилл в основном один, реже — со знакомыми. Говорит, что в основном компании для экстремальных прогулок у него не было. Вскоре он узнал, что зацеперы бывают разные. В основном, это подростки. Реже встречаются дети 11-12 лет. Пару раз Кирилл видел мужчин лет сорока. Похоже, у них не было денег заплатить за проезд.

«Мне нравилось чувствовать себя не таким, как все, — объясняет он. — Это адреналин, это кураж и страх. Одно неверное движение — и ты сорвался. И шансов отделаться небольшими ушибами нет».

Примерно через полгода после начала поездок он стал забираться на крышу поезда. Говорит, что старался не лезть к реостатам (бочонки на крыше вагона, при движении поезда сильно нагреваются) и не шатать пантографы (токоприемник).

«Примерно через год мы с другом решили съездить в Москву. С утра пришли на вокзал, забрались на крышу, поехали. Как только отъехали, мне прилетела окалина с пантографа электрички в глаз, — вспоминает Кирилл. — Глаз стал болеть, чесаться и сразу же покраснел».

В итоге, он пришел домой, надеясь, что само пройдет. Попытался промыть водой — не вышло. Ночью уснуть не мог. Утром родители заметили покрасневший глаз. Кирилл соврал им: «Я не знаю, что мне попало в глаз».

«К утру начала раскалываться голова, глаз было трудно открыть. Родители отвезли в больницу Балашихи, — вспоминает Кирилл. — Пришел врач, ввел мне анестезию и с помощью иглы от шприца извлек окалину. А после он сказал, что если бы мы затянули, я мог бы потерять зрение или лишиться глаза».

Не буду никогда

И даже после этого он продолжил заниматься зацепингом. В 17 лет рядом со станцией Черная он упал и сильно сломал руку. И, восстановившись, снова полез на поезд.

«Хирург говорил, что это был очень неудачный перелом. Еще немного, и мог вовсе потерять руку», — вздыхает Кирилл.

Когда Кириллу было 18, на станции Железнодорожная его с друзьями увидел сосед и все рассказал родителям. Они ругались, мама плакала.

«Она кричала: „Я всю жизнь отдала тебе, а ты так рискуешь жизнью!“ — говорит Кирилл. — Я слушал, кивал и не понимал, о чем это она. Меня затянула опасность и жизнь на адреналине».

И он продолжил кататься, но уже втайне от родителей. Говорит, что его это затягивало.

«Все время кажется, что с тобой-то точно ничего не произойдет. Рано или поздно произойдет, и зависит это исключительно от удачи», — говорит наш собеседник.

Примерно в 20 лет, говорит Кирилл, он перерос зацепинг и у него появились другие увлечения и любимая девушка. Стал приносить удовольствие скейт, захотелось купить машину.

«Я знаю, что больше кататься не буду никогда, — говорит парень. — Могу сказать, что моя история еще счастливая. Ведь я легко отделался. Но в руке до сих пор чувствуется слабость и я жалею о подорванном здоровье».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах