5294

100 лет СВР. Сергей Нарышкин – о том, как стать настоящим разведчиком

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. И кто виноват? 25/11/2020
Директор СВР России Сергей Нарышкин на открытии памятника в честь отечественных разведчиков всех времён, созданного к 100-летию внешней разведки России.
Директор СВР России Сергей Нарышкин на открытии памятника в честь отечественных разведчиков всех времён, созданного к 100-летию внешней разведки России. © / Фото Пресс-бюро СВР России

В декабре Служба внешней разведки России отметит своё 100-летие. Накануне юбилея директор Службы Сергей Нарышкин специально для «АиФ» ответил на вопросы известного писателя и историка спецслужб и правоохранительных органов Александра Звягинцева.

Самая мужская профессия

Александр Звягинцев: Сергей Евгеньевич, давайте сразу и начистоту – как вы стали разведчиком? Кажется, вы пришли в органы сразу после окончания Ленинградского механического института. В КГБ что, был дефицит радиомехаников?

Сергей Нарышкин: Конечно, меня выбрали не из-за этого, ко мне присматривались ещё в институте. На работу в органы госбезопасности приглашали тогда, да и сейчас, основываясь на выверенных критериях. Главным мотивом было и остаётся чувство патриотизма, любовь к Родине. Но готовность её защищать – это ещё не всё. Кандидата нужно изучить и сделать вывод о его интеллектуальной, психологической, физической готовности нести все тяготы службы.

– А как стать разведчиком сегодня?

– Прежде чем сделать такой выбор, молодому человеку нужно всё обдумать и взвесить. Разведка – трудная, опасная и крайне интересная профессия, становится делом всей жизни, потому к такому решению надо подходить со всей ответственностью.

СВР России сама ищет и подбирает себе кадры. Но для решившего «пойти в разведку» есть возможность ознакомиться с условиями приёма на сайте Службы, изучить все требования и порядок действий. И хотелось бы обратиться к молодым – о выборе профессии, которую я называю «самой мужской»: вы не пожалеете.

Вряд ли можно воспитать хорошего разведчика на примере «супермена» Бонда, ввязывающегося в постоянные столкновения и погони с неоправданным риском, бесконечной стрельбой и сумасшедшими гонками.

– Про разведчиков снято множество фильмов, как советских – «Щит и меч», «Мёртвый сезон», «Семнадцать мгновений весны», «Майор «Вихрь», так и зарубежных – например, «бондиана». Какие, на ваш взгляд, лучше всего передают основные специфические черты в работе разведчиков?

– Названные вами фильмы по праву вошли в сокровищницу отечественного кинематографа. Мог бы назвать ещё и «Вариант «Омега», и «Как вас теперь называть?», и многие другие. В фильмах о разведке нечасто бывают конкретные прототипы, как, например, А. Н. Ботян в фильме «Майор «Вихрь», К. Т. Молодый в фильме «Мёртвый сезон». Чаще главные герои – это собирательные образы.

Многие разведчики выросли, а затем пришли в профессию благодаря знакомству с этими и другими талантливыми произведениями. Многим начинающим удалось повстречаться и поработать с выдающимися предшественниками, которых они видели на экранах. Мне и как оперативному работнику, и уже как директору СВР России посчастливилось познакомиться со многими ветеранами, и эти встречи незабываемы.

Специфические черты в работе разведчика заключаются в профессионализме, надо хорошо уметь и любить то, что ты делаешь. Что же до боевиков, подобных «бондиане»… Вряд ли можно воспитать хорошего разведчика на примере «супермена» Бонда, ввязывающегося в постоянные столкновения и погони с неоправданным риском, бесконечной стрельбой и сумасшедшими гонками. Хороший разведчик использует интеллект. Герой Советского Союза разведчик-нелегал Г. Вартанян говорил: «Где появляется пистолет – разведка заканчивается». Подобные боевики очень далеки от подлинной работы разведчиков.

Разведывательная информация – это взаимодополняемый комплекс из открытых и закрытых источников. Разведка собирает их оперативными, техническими средствами, структурирует и анализирует огромные массивы открытых данных, соединяет всё воедино.

– Приходилось слышать, что на 80% доклады разведки состоят из информации из открытых источников. По этой логике выходит, что оперативные подразделения СВР России существуют, чтобы добыть недостающие 20% из источников закрытых?

– Такое утверждение – это как «средняя температура по больнице». В информсообщениях, аналитических докладах, которые, как у нас говорят, «уходят в инстанции», чисто оперативной информации может быть и немного. Её невозможно подсчитать в процентах. Но она – самая значимая составляющая, ведь именно закрытая информация подтверждает, уточняет, актуализирует материалы, полученные из других источников, и придаёт обобщённому документу иной статус. Именно в этом её ценность.

Разведывательная информация – это взаимодополняемый комплекс из открытых и закрытых источников. Разведка собирает их оперативными, техническими средствами, структурирует и анализирует огромные массивы открытых данных, соединяет всё воедино. Вершина – это прогнозная информация. И завершающий штрих – разведывательная информация должна быть составлена таким образом, чтобы полностью исключить риск выявления её источника. Это аксиома.

– Как новые технические возможности (IT, интернет, спутниковая и мобильная связь и пр.) повлияли на работу СВР России?

– Серьёзно повлияли. Со­временные информтехнологии во многом расширили коммуникативные возможности разведчиков и разведки в целом. Интернет дал возможность получить любую незакрытую информацию из любого уголка мира. Системы автоматизированной аналитической обработки по­зволяют быстро и качественно обработать огромные информационные массивы. Разведчику легко получить информационную подпитку, находясь за пределами страны и не делая долгие запросы в Центр.

Разведка использует и целый ряд новейших техсредств и разработок, о которых вы не упомянули. О некоторых говорить ещё рано. Но ведь и контрразведка противника также использует весь набор современных техсредств, и они тоже постоянно совершенствуются.

– Стало ли легче разведчикам в XXI в. добывать информацию?

– Я бы не сказал. Просто работа разведчика изменяется и адаптируется под новые условия.

О «заклятых партнёрах»

– Могли бы вы сравнить методы деятельности разведок – России и наших «заклятых партнёров»?

– Спецслужбы развитых стран мира используют примерно одинаковый набор средств и методов. Но именно примерно одинаковый. В наборе наших, как вы выразились, «заклятых парт­нёров» и их союзников всегда наблюдался в большей или меньшей степени крен в сторону использования провокаций, неприкрытого шантажа, подлогов, т. е. тех методов, которые не назовёшь джентльменскими даже в специфичной этике спецслужб.

– Как бы вы прокомментировали обвинения в адрес России о вмешательстве в выборные кампании в США?

– Уже ни для кого не секрет ни в США, ни в мире, что пугало «вмешательства» России в предвыборную кампанию там было состряпано с помощью соб­ственных и союзных спецслужб с подачи и в угоду отдельным политическим кланам для использования во внутриполитических разборках. Обвинять других даже без намёка на доказательства вины, прикрывая свои проблемы и, более того, используя обвинения как повод для продолжения санкционных нападок, – верх нечестности и цинизма в политике, создание для себя конкурентных преимуществ в экономике, международной торговле.

Никто не станет отрицать, что в период американской избирательной кампании в России, как, впрочем, и в любой другой стране, с вниманием изучают их внутриполитические расклады, позиции кандидатов на пост президента и в законодательные органы. Это абсолютно правомерно и объяснимо. Для нас небезразлично, как будут строиться наши межгосударственные отношения после выборов. Но Россия всегда придерживалась принципиальной позиции невмешательства во внутренние дела других стран, потому как для нас важны добропорядочные отношения со всеми.

– А как бы вы охарактеризовали действия «партнёрских» разведок против России и её союзников, действительно вмешивающихся во внутренние дела, например в Белоруссии?

– Соседи союзного с нами государства – Беларуси – при нескрываемом подстрекательстве Запада активнейшим образом поддерживают «майданных» организаторов, подпитывают финансово, пытаются разжигать в белорусском обществе русофобские настроения. Их спецслужбы идеологически оболванивают, обучают «уличную пехоту» навыкам протестных акций и др. При этом ничуть не смущаясь своей многолетней практики двойных стандартов во всём. Роль СВР России состоит в том, чтобы помочь и во взаимодействии с органами безопасности Беларуси выявлять и способствовать пресечению попыток кого бы то ни было вмешиваться в дела нашего братского народа.

СВР России многое делает для придания гласности действительно правдивой информации: о политике России, раскрытии тайных замыслов наших противников, упреждающей информации о планируемых провокациях в отношении РФ и её союзников.

«Добро должно быть с кулаками»

– «Холодная война» второй половины XX в. вроде бы давно закончилась, но только не для спецслужб. Всевозможные «шпионские» скандалы с выдворением сотрудников российских диппредставительств, обвинения России в использовании «химоружия» в «отравлениях» Скрипалей, Навального – кто инициирует такие инциденты?

– Действительно, «холодная война» закончилась. Так разве сейчас против России, Китая, Венесуэлы, т. е. стран, проводящих независимую политику, не ведётся настоящих войн – гибридных, санкционных – как их ни назови? Они не «горячие». Пока. Но на Ближнем Востоке, на севере Африки конфликты уже давно переросли в «горячую» фазу. Видимо, международная обстановка может характеризоваться «новой холодной войной», с присущими современным реалиям особенностями в геополитике, экономике, идеологии.

СВР России видит и отслеживает эти процессы, а также участие в них западных спецслужб. Как, впрочем, и другие тревожащие нас тенденции – применение политики двойных стандартов, манипуляция общественным мнением, использование для этого ряда международных организаций, находящихся под плотным контролем наших западных «парт­нёров», таких, например, как ОЗХО. Под «покровительством» последней России предъявили абсолютно бездоказательные и провокационные обвинения в «отравлении» Скрипалей, Навального – чем не повод ввести очередные «союзнические» экономические санкции, в т. ч. по строительству газопровода «СП-2»? А провокация против Сирии с якобы использованием химоружия против мирного населения – чем не повод бомбить правительст­венные войска, ведущие бои с боевиками ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация - прим. редакции)?

– И всё это не без участия СМИ.

– К сожалению, нашим западным «партнёрам» удаётся вовлечь мировые СМИ в «широкое международное осуждение» как России, так и других не подчиняющихся диктату Запада стран. Понятно, не СМИ это инициируют. СВР России многое делает для придания гласности действительно правдивой информации: о политике России, раскрытии тайных замыслов наших противников, упреждающей информации о планируемых провокациях в отношении РФ и её союзников. Надеюсь, ответственные СМИ такую информацию не пропустят, не скроют.

За правдивую историю, за признание великой созидательной роли России во всей мировой истории надо бороться. У объективного подхода к истории много противников. Добро должно быть с кулаками.

– С 2012 г. вы являетесь председателем Российского исторического общества (РИО), до этого были председателем Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории. Как вы относитесь к этим «общественным нагрузкам»?

– Если честно, работу в общественных организациях никогда не считал «нагрузкой» – это форма выражения гражданской позиции. Работая в РИО и комиссии, не перестаю удивляться, сколько рядом замечательных, талант­ливых, целеустремлённых людей с энтузиазмом делают одно общее крайне полезное дело. Россия на протяжении веков остро ощущала на себе атаки фальсификаторов истории нашей страны, народа. Наши «оппоненты» не брезговали ни «научными» подлогами, ни передёргиваниями, замалчиваниями, а подчас и кражами, уничтожением исторических раритетов, архивов. С момента окончания Великой Отечественной и Второй мировой войн прошло уже 75 лет. Из памяти народов со временем многое уходит, а ведь в мире никогда не теряли активности силы, целенаправленно вытравливающие правдивую историю из умов, прежде всего молодёжи. Уже чуть ли не 9 из 10 молодых японцев ошибаются в том, кто же сбросил на их страну ядерные бомбы в 1945 г. На Украине героизируют ветеранов дивизии СС «Галичина» и натравливают молодых националистов на ветеранов войны, боровшихся с нацизмом.

За правдивую историю, за признание великой созидательной роли России во всей мировой истории надо бороться. У объективного подхода к истории много противников. Добро должно быть с кулаками. У народа, который не знает своего прошлого, нет будущего – точнее и не скажешь.

Против фальсификаторов истории

– Осенью во многих странах проходят мероприятия, посвящённые 75-летию начала Суда народов над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Оказывает ли СВР России какую-либо поддержку организаторам этих мероприятий в нашей стране и за рубежом? Ведь архивы разведки – это кладезь «железобетонных» аргументов в развенчивании фальсификаций наших противников.

– Судебный процесс в Нюрн­берге – событие в мировой истории уникальное. Осуждение нацизма в рамках трибунала и в последующей общемировой политической дискуссии произвело такой эффект, что на десятилетия мир забыл о заразности бацилл фашизма. А зря. Сейчас ситуация в мире иная. Нацизм поднимает голову, его приверженцы спокойно разгуливают во многих странах, ведут пропаганду своих идей. И эти идеи приобретают различные формы, не переставая быть крайне опасными.

Вам не напрашиваются аналогии – с декларациями исключительности народа, государства, претензий на безусловное лидерство и стремление вершить судьбы всего мира, ксенофобия на религиозной или национальной почве, практика преследования целых народов, доходящая до геноцида, статус «неполноценного гражданина», если он не той национальности или говорит не на «правильном» языке? А как опасно расшатывание устоев мироустройства – ООН, международного права.

Что же насчёт архивов… СВР России проводит в них огромную исследовательскую работу по поиску документов, которые бы дали возможность скрупулёзно проследить ход исторических процессов, событий предвоенного периода и военных лет. Только с помощью документов можно «воздать по заслугам», а можно и «пригвоздить к позорному столбу» политических, военных, религиозных деятелей, чьи действия в те годы либо были направлены на борьбу с разрастающейся фашистской угрозой, либо на умиротворение агрессоров, т. е. фактически потворствовали фашистской экспансии, да и дополнялись стремлением и себе прихватить от территориального пирога.

Внешняя разведка ещё при подготовке к Международному трибуналу предоставила советскому обвинителю большой объём документальной информации, и он наряду с другими лёг в основу нашей позиции на процессе. В те минимальные сроки подготовки трудно было всё охватить, да и многое оставалось на закрытом хранении.

Сейчас буквально по крупицам подбираются документы, где возможно, они рассекречиваются, бывает – лишь частично. Помогаем готовить публикации и передаём подборки рассекреченных документов по ставшим сейчас злободневными темам. Должен заметить, даже ранее опубликованные документы раскрываются порой в новом свете.

В архивах СВР России ­остаются имена разведчиков и дела об ­операциях, о которых можно будет узнать со временем и изменением разных обстоятельств. О ком-то или о чём-то мир узнает ещё нескоро. Это тоже специфика нашей работы.

Вспомним всех поимённо

– В этом году СВР России рассекретила имена целого ряда разведчиков. А по какому принципу сегодня происходит подобное рассекречивание?

– К рассекречиванию своих сотрудников, даже тех, кто уже ушёл из жизни, мы подходим максимально осторожно. Учитываем всё – обстановку в странах, где они работали и проживали, где проживали и могут проживать сейчас их члены семьи, родственники, близкие. Раскрытие такой информации затрагивает деликатные стороны их жизни и жизни их семей. Надо учитывать и то, что разведка противника может установить людей, которые были источниками информации, и у них, в свою очередь, есть родственники, близкие, для которых могут наступить негативные последствия.

Говорят, разведчик, которого «не раскусил» противник, – настоящий разведчик. В этом есть доля правды. В архивах СВР России ­остаются имена разведчиков и дела об ­операциях, о которых можно будет узнать со временем и изменением разных обстоятельств. О ком-то или о чём-то мир узнает ещё нескоро. Это тоже специфика нашей работы.

У одного из подразделений СВР России есть девиз «Без права на славу, во славу державы». Он отражает суть нашей самоотверженной профессии. Но хотелось бы, чтобы заслуги всех разведчиков, доблестно защищавших интересы Родины, были оценены и сохранились в памяти. Право на славу должно быть.

В дни предстоящих торжеств мы обязательно вспомним всех, чьи имена золотыми буквами занесены на мемориальную доску в Зале истории внешней разведки. Вспомним и тех, кто не снискал высоких наград, но верой и правдой служил Отечеству. В преддверии юбилея на телеэкраны – и вам об этом хорошо известно, поскольку вы приложили свою руку, – выйдут новые документальные фильмы о выдающихся разведчиках, о славных операциях разведки в годы войны и в послевоенный период, выходят и ещё выйдут в свет ряд книг и газетных публикаций. И снова приглашаю всех зайти на сайт СВР России. Там вы найдёте серьёзную подборку документальных и художественных фильмов о разведке, ссылки на разного рода публикации по разведывательной тематике.

– СВР России работает под непосредственным руководством и контролем президента. Всегда ли вы можете доложить напрямую важную и срочную информацию?

– Разведка докладывает президенту актуальную информацию в ежедневном режиме. Президент детально знает проблемы и сложности в деятельности СВР России, от него можно ожидать любой помощи, действенной и своевременной.

– Как вы поступаете, когда докладываете информацию, которая несёт не только положительные оценки или выводы?

– Какие бы документы, с какими бы оценками ни лежали в моей папке, президент внимательно изучает всё. Для него нет нежелательных тем или подходов. Только объективная и точная информация, обдуманное и доказательное личное мнение. В этом плане мне работать легко.

– И последний вопрос: с чего начиналась разведка? Кто и каким нормативным актом её учредил?

– Для нас таким документом является Приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК. Его подписал Ф. Э. Дзержинский 20 декабря 1920 г. Пользуясь случаем, я вам сегодня впервые покажу уникальный алмаз – его масса 116,91 карата. В этих цифрах весьма прозрачно зашифровано число 169, знаковое для нас. Ведь через месяц исполнится ровно сто лет, как под таким номером вышел приказ о создании отечественной разведки. Этот новый алмаз войдёт в экспозицию Алмазного фонда под именем «100 лет СВР России».

Глава СВР России С. Нарышкин демонстрирует историку спецслужб и правоохранительных органов А. Звягинцеву уникальный алмаз, который войдёт в экспозицию Алмазного фонда под именем «100 лет СВР России».
Глава СВР России С. Нарышкин демонстрирует историку спецслужб и правоохранительных органов А. Звягинцеву уникальный алмаз, который войдёт в экспозицию Алмазного фонда под именем «100 лет СВР России». Фото Пресс-бюро СВР России

А вообще, в традициях Гохрана присваивать алмазам имена в честь уникальных событий или выдающихся личностей. В экспозиции Алмазного фонда Московского Кремля уже представлены три уникальных алмаза, связанных с историей нашей внешней разведки. Им присвоены имена великих разведчиков-нелегалов: «Алексей Ботян», «Геворк и Гоар Вартанян», «Алексей Козлов».

                                                                   *   *   *

От имени всех читателей «АиФ» поздравляем С. Е. Нарышкина, всех сотрудников СВР России, ветеранов и членов их семей со 100-летием образования отечественной внешней разведки. Удачи вам и мирного неба!

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы