aif.ru counter
09.01.2019 00:02
3847

Кому молятся на Украине. Верующие оказались в центре политических игр

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. Долговая кабала ЖКХ 09/01/2019

Почему так и что будет дальше, мы обсудили с председателем Синодального отдела по взаимоотношениям церк­ви с обществом и СМИ Русской православной церкви Владимиром Легойдой.

Церковь вне политики

Юлия Тутина, «АиФ»: Мероприятие на Украине, получившее название «объединительный собор», прошло под председательством Порошенко на английском языке с 4 иностранными представителями Константинопольского патриархата. Как же народ Украины не видит, что это вовсе никакого отношения к реальной национальной идее не имеет?

Владимир Легойда: Во-первых, я думаю, что народ Украины видит гораздо больше, чем хочется думать украинской политической власти. 20 декабря у стен Верховной рады состоялся молебен о невмешательстве власти в дела Церкви, в нём приняли участие сотни верующих канонической Украинской церкви. 20 декабря Рада приняла закон об изменении названия канонической Церкви Украины. Это прямое нарушение прав человека и конституции, конституционного права на свободу совести и религиозных убеждений, поскольку через изменение самого названия религиозной организации по политическим мотивам идёт прямое вторжение в её дела.

Итак, украинское государство пытается заставить Церковь поменять своё название по политическим мотивам, тем самым вмешиваясь в её внутренние дела. Я не знаю примеров, когда государство заставляло религиозную организацию называться так, а не иначе. Декларируемая причина – что руководящий центр религиозной организации находится за пределами Украины в государстве, которое совершило военную агрессию против Украины. Но это тоже не так, потому что Украинская православная церковь – это часть Русской церкви с правами широкой автономии и её центр находится в Киеве, об этом написано в нашем церковном Уставе, поэтому это полное игнорирование церковной само­идентичности. Кроме того, повторяю, люди на Украине всё видят. У нас модно стало говорить про пропаганду на российских каналах, но могу сказать: если вы посмотрите украинские телеканалы, то увидите, что это порядково другой уровень массированного информационного воздействия, где практически невозможно произнести слова «Россия» или «Русская церковь», не добавив, что это страна-агрессор или Церковь-агрессор. Это не может не влиять на человека, потому что, как известно, нет людей, которые не поддаются на манипуляции, вопрос только в мощности и тонкости этой манипуляции. Но я думаю, что всё это неспособно фундаментально изменить представления о нашей общей истории и близости наших народов, особенно зрелых, трезвомыслящих людей.

Оставаться с паствой

– Рада принимает закон об отчуждении собственности Украинской православной церкви. Но это прямой путь к погромам и бойне. Это делается специально?

– Это делается, безусловно, специально. Почему этого не видят? Думаю, видят, но игнорируют, о чём мы многократно говорили. А недавно в очередной раз прочитали в докладе Госдепа США о том, что в России нарушаются права человека. Почему же грубейшее нарушение прав человека на Украине игнорируется? О причинах, по которым это не замечает Госдепартамент, можно догадаться, но почему же это игнорируют международные правозащитные организации? Там, например, находятся: Human right watch, Freedom house и пр. Именно поэтому патриарх Кирилл отправил письма в том числе и в Организацию Объединённых Наций. Мы рассчитываем на то, что будет какая-то реакция. Пока её нет.

– Другие поместные православные церкви не поддержали появление новой структуры. Не прислали поздравления и из Ватикана. Да, честно говоря, странным выглядит и то, что Варфоломей сам 15 декабря в Киев не пожаловал… Может ли быть, что после избрания нового президента эта «церковь Порошенко» развалится?

– Я не занимаюсь прогнозами, поскольку это дело неблагодарное, а лишь могу сказать, что связь этой новой организации с действующей властью Украины не то чтобы очевидна, она никем не скрывается и открыто провозглашается. Как справедливо отмечено в вашем первом вопросе, собор прошёл фактически под председательством президента Порошенко, который всячески демонстрирует вовлечённость в процесс создания этой структуры и фактически этим процессом руководит. С точки зрения прав человека и светскости современного государства ситуация невообразимая: невозможно представить, чтобы сегодня в любой демократической стране президент принимал участие в религиозном действии. А уж если бы это произошло в России, то все правозащитники с утра до вечера говорили о слиянии церкви с государст­вом. Как будет развиваться ситуация, сложно сказать, но в любом случае нас в первую очередь беспокоит положение нашей Церкви и верующих, которые подвергаются всё возрастающему давлению, что нарушает базовые нормы современного демократического общества и подрывает представления о светскости.

– Беспокоит и судьба священников Украинской православной церкви: их вызывают на допросы в СБУ, обвиняют в госизмене, квартиры обыскивают. А дальше что? Не могут же они в Россию переехать – они же граждане своей родной Украины.

– На Украине попираются все общепризнанные демократические принципы и нормы. Мы знаем, что некоторые священники уехали из страны из-за угрозы их жизни. Но всё же любой пастырь до последнего старается остаться с паствой. Для большинства украинских священников не стоит вопрос переезда. Да и как он может стоять? Священники – граждане Украины, и многомиллионная паства Украинской церкви граждане Украины. Почему же они должны со своей родины уезжать – в Россию или куда-то ещё?

Чудеса творим мы сами

– Мы с вами общаемся в рождественские дни. Современный мир такой циничный. Как научить детей верить в чудеса и помогать ближним?

– Чудом в христианстве называется любое действие Бога в мире, оно необязательно должно нарушать естественный ход вещей. Представление о чуде как о чём-то, что непременно нарушает законы природы, не является христианским. Главная ценность и главное чудо, которое есть в христианстве, – это Сам Христос и Его Евангелие, которое помогает нам преодолеть жестокость этого мира и научиться любить.

Но научиться любить – это не как научиться стрелять или читать: вчера не умел, а сегодня научился. Обучение любви – это долгий путь. Любовь – наука, которую человек постигает всю жизнь. Каждый день мы совершаем нравственный выбор между собст­венным «я» и ближним, решаем, сделать что-то для себя любимого или для того, кто рядом. Прижимаем своё эго или потакаем своим капризам и слабостям.

Христианство говорит нам о Христе как об образце жертвенной любви, примере, к которому призван стремиться каждый христианин. И мы, стараясь уподобиться Ему, должны быть примером окружающим нас людям, не «правильными» словами и нудной дидактикой, а делом. И наши дети могут научиться от нас чему-то хорошему, только если будут видеть, как мы себя ведём по отношению к другим людям, а не только говорим, как нужно это делать.

– Неудобный вопрос: с развитием Интернета туда хлынули не только дети, но и все «чистые душой». Чего стоят ботинки с пришитыми логотипами иностранных брендов от тверского священника. А нужно ли присутствие Церкви во Всемирной паутине и если да, то в какой мере?

– Присутствие Церкви нужно и в паутине, потому что там есть наша паства. Но мы призваны не быть уловленными пауком. Евангелие говорит нам: где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них (Мф. 18:20). Соответственно два или три человека, говорящие, свидетельствующие об Истине Христовой, – они и есть присутствие Церкви в виртуальном мире: от Фейсбука и Твиттера до ВКонтакте и Одноклассников.

Что касается скандальных ситуаций, в том числе и упомянутой вами, то замечу, что у аудитории современных медиа сильно снижен уровень критического восприятия информации. Увидев фотографию, потребитель не будет разбираться, что там на самом деле.

Как профессионал могу сказать, что раньше бремя проверки информации лежало на журналистах. Многие годы студентам журфаков и тем, кто приходил на работу, говорили, что они обязаны проверять факты. Сегодня информационное поле таково, что проверять факты остаётся нам с вами – читателям, зрителям, слушателям. Поэтому я призываю наших уважаемых читателей не ста

новиться жерт­вами желания мгновенного пере­поста всего, что попадается им на глаза, с криками «ужас!» или «как замечательно!». Можно привести пример – трагедия в Кемерове, когда в Интернете писали о том, что власти преуменьшают количество погибших, что потом оказалось откровенным фейком.

В современной реальности не стоит торопиться с критическим осуждением. Собственно, в этом нет ничего нового, потому что, как говорит нам Евангелие: «Всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев, ибо гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1:19).

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество