aif.ru counter
08.07.2015 15:25
19383

За романтикой на край света. Воспоминания строителей БАМа

Владимир Дубровин / Из личного архива

8 июля 1974 года постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР было принято решение о строительстве Байкало-Амурской железной дороги, а уже 23 июля на берегах Байкала высадились первые строители. БАМ был объявлен всесоюзной ударной комсомольской стройкой. О том, как всё начиналось в холодной дикой тайге на северных берегах Байкала, в материале АиФ.ru.

Фото: Из личного архива/ Владимир Дубровин

Виктория Тарасова, строитель БАМа:

Молодёжь ехала сюда по комсомольским путёвкам или по приглашению руководителей строительных предприятий. Вновь прибывшие получали от государства «подъёмные» — два оклада и компенсацию за проезд к месту работы всем членам семьи. Мы приехали на строительство Бурятского участка БАМ, когда нам было уже по 30 лет. Ехали, потому что знали, что работа гарантирована и будет предоставлено жильё. К тому же зарплата была хорошая, а отпуска — длинные. Если не берёшь отпуск 2,5 года, то потом идёшь на отдых на полгода с чеком на новый автомобиль. Эти чеки как раз и были одним из главных мотиваторов приезда на БАМ молодёжи.

Странно было потом читать в центральных СМИ, что БАМ строили заключённые. Рядом не было ни одной зоны, преступность была практически нулевая. Чаще всего вагончики и дома даже не запирались на замки, в засов просто вставлялась палочка, больше для того, чтобы показать, что хозяев нет дома.

Фото: Из личного архива/ Владимир Дубровин

Сюда ехала молодёжь, недавние студенты, приезжали артисты, музыканты. Всем тогда запомнился приезд американского певца Дина Рида, едва ли не в каждой бамовской семье сохранилась большая чёрно-белая фотография этого артиста с гитарой на берегу Байкала. В день концерта шёл дождь, а на стадионе собралось огромное количество людей. И когда он поднялся на сцену, молодой, красивый, весёлый, весь в дорожной пыли, выглянуло солнце. И он запел.

Первым жильём строителей были палатки, но мы их уже не застали. К 1978 году людей начали переселять во временное жильё — вагончики и щитовые дома без удобств. Наш вагончик мы назвали «голубой мечтой» — по цвету обоев, которыми мы оклеили после восстановления доставшееся нам уже сгоревшим жилище. Только вот свободной площади в нашей «голубой мечте» был ровно один квадратный метр, а входная дверь изнутри зимой покрывалась толстой коркой льда.

Вагончики обогревались «паровозами» — автономными батареями с электротенами, ну и печки-буржуйки никто не отменял. Из-за природных катаклизмов, снежных лавин и ураганов часто сносило опоры электросетей. Быстро восстановить их в условиях бездорожья не всегда получалось. Но мы были привыкшими к практически походным условиям, не унывали, всегда наготове были котелок и тренога.

Тогда же стали появляться балки-засыпушки — маленькие строения, где стены из досок, а между досками слой опилок. Появились и щитовые дома без фундамента, этакие полублагоустроенные малосемейки, где всё общее — огород, собаки, дети и туалет на улице.

Фото: Из личного архива/ Владимир Дубровин

Но все эти бытовые неудобства как-то скрадывала доброжелательная атмосфера, созданная приехавшими сюда людьми, она привязывала к этому суровому краю. Конечно, некоторые потом вернулись на большую землю, да и сейчас очередь на переселение большая. В начала 80-х и мы попробовали уехать в Ростовскую область, захотелось в тёплые края от всей этой неустроенности, зимы 9 месяцев в году и вечной мерзлоты. Но прожить на новом месте смогли меньше двух лет, всё бросили и вернулись на Байкал — к чистой воде, к добрым человеческим отношениям.

Это была не просто комсомольская стройка, стройка века, это был интернациональный проект. Сюда ехали люди со всего Союза. И ведь жили все дружно, вместе отмечали все праздники, собирались за одним столом. Тогда нам были незнакомы межнациональная вражда и конфликты.

Фото: Из личного архива/ Владимир Дубровин

БАМ в то время хорошо снабжался и в промышленном, и в продовольственном плане. Всё-таки стройка века, такой проект! Зарплата доходила до 600 рублей, в то время как средняя зарплата по стране составляла 150 руб. Только вот тратить её особо было не на что. В непригодном для проживания жилье были ковры (скорее для тепла), а в шкафах — европейская одежда. Если к этому прибавить местные гастрономические чудеса — омуль, оленину, грибы и ягоды, то люди жили на БАМе, можно сказать, шикарно. В столовых — выпекаемый на дровах хрустящий хлеб и обязательно блюдца с чесноком — от всякой заразы.

А потом пришли лихие 90-е, разваливались предприятия, месяцами не выплачивались зарплаты и пенсии, стали появляться безработные, пьяницы и наркоманы, и, как следствие, росла преступность. Выданные ваучеры вкладывать было некуда, так они и пропали у многих. Как раз на эти годы пришлось окончание срока эксплуатации временного жилья, а о том, что людей надо переселять, как было обещано, на большую землю, государство просто забыло, людям в Москве было не до того. Люди, приехавшие на БАМ на несколько лет, остались здесь на всю жизнь. Один бамовец в то время сказал: «Было ошибкой, что мы сюда приехали. Ещё большая ошибка, что мы не уехали отсюда вовремя».

Фото: Из личного архива/ Владимир Дубровин

Большинство посёлков вдоль БАМа были временными, позже их снесли, людей расселили, а территорию рекультивировали. Тем, кто остался, в то время пришлось нелегко. Ещё сегодня тысячи семей на БАМе живут во временном жилье.

В связи со случившейся перестройкой некоторые объекты, которые входили в план строительства БАМа, были приостановлены и до сих пор остаются законсервированными.

Но это уже в прошлом. Это тогда, много лет назад, наш Северобайкальск был палаточным городком на берегу Байкала, а в 90-х люди проклинали тот день, когда решили приехать сюда. Сейчас это красивый город с пятиэтажными домами и инфраструктурой, раскинувшийся между снежными вершинами Дабана и гладью великого Байкала. 

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество