aif.ru counter
193

Встреча по просьбе читателей. Как живете, доктор Локшин?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 11/07/1987
Арнольд Локшин.
Арнольд Локшин. © / Рудольф Кучеров / РИА Новости

Судя по редакционной почте, интерес к судьбе американского ученого доктора Локшина и его семьи очень велик у советских людей. Напомним, что в октябре прошлого года американский биохимик доктор Арнольд Локшин вместе со своей семьей вынужден был уехать из США в результате кампании травли, организованной против него американскими спецслужбами.

Доктора Локшина мы застали в его рабочем кабинете во Всесоюзном онкологическом центре.

КОРР. В октябре исполнится год, как вы живете в Советском Союзе. Как протекает процесс привыкания к новым для вас условиям жизни?

Д-р ЛОКШИН. Легче, чем предполагали мы, и в тысячу раз легче, чем это предсказывали в западной прессе после нашего отъезда из США. В газете "Хьюстон пост", например, была напечатана статья, в которой в мрачных тонах описывалось то, что ждет нас в СССР. Среди разного рода нелепиц содержалось и такое утверждение: в Советском Союзе нашим детям не разрешат пользоваться плавательным бассейном.

Конечно, нам было бы гораздо труднее, если бы не помощь со стороны Красного Креста. Начну с того, что языковой барьер - серьезная проблема. Всем нам была предоставлена прекрасная возможность учить язык.

Были и другие проблемы. Мы, например, не имели ни малейшего представления о том, как нам в СССР решать многие из бытовых вопросов. Ведь в разных странах они решаются по-разному.

КОРР. Недавно на Западе был пущен слух, что вашу жену Лорен уволили из Агентства печати Новости, где она якобы работала...

Д-р ЛОКШИН. Лорен пока еще нигде не работала, хотя ей было сделано много предложений. Она бы с удовольствием пошла работать, но сделать это пока не позволяют различного рода бытовые проблемы и главным образом дети. В первый год нашего пребывания здесь Лорен должна побыть с ними: ведь нашим детям еще надо привыкнуть к новой для них обстановке.

КОРР. А где сейчас учатся ваши дети?

Д-р ЛОКШИН. Дженнифер - на подготовительном отделении Московского университета, Джеффри ходит в обычную школу, а Майкл - в детский сад.

КОРР. Какие проблемы испытывает ваша семья в быту?

Д-р ЛОКШИН. У нас нет сейчас каких-то особых бытовых проблем.

КОРР. А кто ходит в магазин за покупками?

Д-р ЛОКШИН. Когда ходит Лорен, а когда - я. Иногда мы поручаем это Дженнифер.

КОРР. Какую разницу вы ощутили в организации торговли в СССР по сравнению с США?

Д-р ЛОКШИН. В США, если у вас много денег - а это очень важный момент, - то вы можете купить все что угодно, быстро, не выстаивая в очередях. И обычно это товары высокого качества. Но вся беда в том, что многие люди там не имеют этих денег. И потому высококачественные продукты им попросту недоступны. Моя жена говорит, что здесь она не видела на улице еще ни одного человека, по внешнему виду которого можно было бы сказать, что он голодает. А в США это серьезная проблема.

Но у вас есть, конечно, и отрицательные моменты, если сравнивать с США. Здесь, чтобы сделать необходимые покупки, нужно обойти много магазинов, а это отнимает время.

КОРР. А если положить на одну чашу весов проблемы, с которыми вы столкнулись здесь, а на другую чашу - проблемы, с которыми вы сталкивались в США, что перевесит? Вы не жалеете о том, что уехали из США?

Д-р ЛОКШИН. Можно говорить о жизни в США вообще и можно говорить о жизни конкретно нашей семьи там. Это разные вещи. Вы знаете, какова была наша жизнь: мы оказались в крайне серьезном положении, вполне возможно, что и меня, и Лорен могли бы убить. В телемосте с нашим участием, который, наверное, помнят советские телезрители, я сказал Филу Донахью: "Мы предпочитаем жить в СССР в однокомнатной квартире, стоять пять часов в очереди за продуктами, нежели подвергаться постоянным преследованиям, как это было с нами в США".

Если какой-то сорт хлеба мы не можем купить в булочной, это не заставит нас изменить свое решение. Ни в русском, ни в английском языке не найти такого слова, чтобы объяснить неравнозначность этих проблем. Можно ли сравнивать тот факт, что я не могу купить для ботинок шнурков нужного цвета, с тем, что моя жизнь в опасности. Это же разные вещи.

Жизнь в СССР нам очень по душе, несмотря на те или иные проблемы. Но если я скажу, что здесь все прекрасно, что здесь все совершенно, то это будет неправда, Так же как глупо говорить, что в Соединенных Штатах все плохо.

Хотя должен сказать, что в США многие продолжают считать, что жить в Советском Союзе невозможно, тем более после Соединенных Штатов. До сих пор в американской прессе появляются статьи, в которых предрекают, что мы здесь долго не протянем и вернемся. Например, мой бывший шеф Дж. Стейлин на страницах журнала "Лайф" высказал такое мнение: могу побиться об заклад, что Локшин скоро вернется в США, напишет книгу о Советском Союзе и заработает все те капиталистические деньги, которые он так презирает.

Но я, конечно, никогда не напишу такую книгу, какую хотели бы видеть Стейлин и его друзья из ФБР.

КОРР. Вы упомянули о телемосте "Семья Локшиных разговаривает с Америкой". В своих письмах многие из наших читателей выражают возмущение резким тоном ведущего этой программы Фила Донахью, самой атмосферой телепередачи. Многие задают вопрос: почему семью Локшиных не защищал от нападок, например, наш ведущий телемостов В. Познер?

Д-р ЛОКШИН. Мы сами не захотели чьей-либо защиты. Мы не причинили американскому народу никакого зла. Кроме того, мы американцы и хотели сами, напрямую, без посредников общаться с американцами.

Другое дело, что мы тоже были возмущены поведением Фила Донахью. Когда его помощница вела с нами предварительные переговоры о проведении телемоста, она обманула нас. Она обещала, что это будет очень спокойная программа, что Фил Донахью не будет задавать никаких провокационных вопросов. Она сказала, что как мать четверых детей понимает, что такое травмировать детскую психику - я имею в виду присутствовавших на передаче наших детей. Она добавила, что это понимает и Фил Донахью, так что будьте спокойны. Заверила, что у нас будет достаточно времени, чтобы обдумать ответы.

Но, как оказалось, это был психологический трюк, уловка. Мы совершенно не были готовы к тому, что на нас сразу же будет обрушен поток вопросов отнюдь не доброжелательного характера.

Чувствовалось также, что вопросы были не случайные, они были заранее заготовлены. Более того, Фил, не давая нам договорить, все время торопил публику: "Еще вопросы, еще, еще..." Это явно было рассчитано на то, чтобы подавить нас, загнать в угол, деморализовать.

Потом, нужно учитывать еще и такой момент. Нам задавались в основном вопросы, на которые трудно было ответить сразу - четко, коротко, односложно. Нужно было подумать, обстоятельно изложить все, как было. Я считаю, что эта передача стала продолжением той психологической войны, которая велась против нас в США.

КОРР. Стало известно, что вашу семью и сейчас не оставляют в покое. Мы уже писали, что 1 июня вы встречались с представителями американского посольства в Москве и выражали свой протест против незаконных действий американских спецслужб, препятствующих вашим контактам с родственниками, оставшимися в США.

Д-р ЛОКШИН. Да, мы передали письмо американскому послу, где указали, что ФБР препятствует тому, чтобы мать Лорен звонила нам, препятствует почтовой переписке. В частности, я так и не получил некоторые научные труды, которые мне сюда были посланы. До сих пор Лорен не дают возможности получить деньги за работу, которую она закончила еще год тому назад. Люди из ФБР привыкли мешать жить другим. Они не могут остановиться даже тогда, когда это уже не имеет смысла.

КОРР. А какова судьба вашего имущества, оставленного в Хьюстоне? Получили ли вы компенсацию за дом, машины, компьютер?

Д-р ЛОКШИН. Все, что мы заплатили за дом, для нас безвозвратно потеряно. После того как мы уехали, мать Лорен съездила в Хьюстон и попыталась кое-что продать. Но ее поставили в такие условия, что она почти ничего не смогла сделать. В результате мы получили очень незначительную сумму.

КОРР. А какая у вас сейчас зарплата?

Д-р ЛОКШИН. 500 рублей. Это стандартная зарплата для заведующего лабораторией в научном центре, где я работаю.

КОРР. Вы сказали, что не собираетесь возвращаться в США. Тогда почему бы вам не принять советское гражданство?

Д-р ЛОКШИН. Это политический вопрос. Американские власти наверняка хотели бы, чтобы мы сменили гражданство. Но нас беспокоит то, что в США этому шагу могут дать неправильное истолкование. Если мы откажемся от американского гражданства, американским народом это будет истолковано как измена. Я знаю, что говорю, так как прожил сорок семь с половиной лет в США и достаточно хорошо изучил американцев. Мы готовы обсуждать с народом США наши проблемы независимо от того, согласятся они с нами или нет. И мы пытаемся это делать. Мы написали письма и статьи во все американские газеты и журналы, которые выступали с нападками на нас. Но ни одно из наших посланий не было опубликовано.

Что касается наших детей, то их жизнь будет проходить в Советском Союзе и они сами решат за себя. Но я думаю, что они будут советскими людьми.

КОРР. Хотя уже прошло около года со времени публикации на страницах "АиФ" интервью с вами, в редакцию до сих пор приходят десятки писем от читателей, которые интересуются жизнью вашей семьи и передают вам самые наилучшие пожелания.

Д-р ЛОКШИН. Я очень тронут отношением к нам советских людей. Мы не можем выразить словами нашу благодарность тем, кто сделал все, чтобы мы чувствовали себя как дома. Например, семья Кушнеревых, которые являются вашими читателями, прислала нашим детям сделанные своими руками замечательные подарки. А другая ваша читательница, О. Косинова из г. Жуковского, подарила Лорен томик стихотворений А. С. Пушкина. Позвольте через ваш бюллетень передать пожелания счастья всем советским людям.

Беседу вел П. ЛУКЬЯНЧЕНКО

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы