Примерное время чтения: 7 минут
653

Воин Светы. Герой России предлагает ставить памятники жене офицера

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Кто в доме хозяин? 03/04/2024 Сюжет Герои СВО
Герой России полковник Леонид Рыжов.
Герой России полковник Леонид Рыжов. / Марина Волосевич / АиФ

«Мы прославляем офицеров, героев. Но забываем и об их супругах, которые мужественно держат оборону в тылу. Офицерские жёны – отдельная каста. Это особая профессия. Или даже образ жизни. В каждом гарнизоне должен стоять памятник жене офицера», – уверен Герой России полковник Леонид Рыжов.

Леониду 46 лет, и он знает, о чём говорит, – его семейный стаж больше 20 лет. И ему очень повезло.

– Жене Светлане прочили большое будущее в юриспруденции, но я поступил в военную академию. Дальше – смена службы, гарнизона… Словом, виноват – загубил карьеру хорошему юристу (улыбается).

– Светлана не роптала?

– Никаких упрёков! Когда мы собирались расписываться, я спросил: «Ты понимаешь, что такое семья офицера? Это в момент сорваться и уехать в другой гарнизон». Также мы обсудили, кто из нас будет расти… Спасибо Светлане, она всегда меня поддерживала. Офицеры служат, а на плечах их жён всё – дом, хозяйство, дети, сады-школы… Кто-то скажет: многие женщины так живут. Нет! Сравнивать нель­зя. Один гарнизон, второй, третий… Каждый раз надо детей определить, самой устроиться на работу. И не всегда удаётся по специальности. Светлана, например, работала на более низких позициях, чем могла бы.

– А вы ещё часто в командировках, пять месяцев в Сирии провели…

– Да. Раньше очень волновался – думал, как там жена с ребёнком. Когда мы вместе, я вижу её ласковой, нежной, можно даже сказать, слабой. Но когда меня нет, раскрываются другие качества – часто на пределе возможностей. Главная задача офицерской жены – моральная поддержка мужа. Вы представить себе не можете, какая это для меня помощь! Ведь если солдат понимает, что у него дома не всё хорошо, жена недовольна, он начинает думать не о службе, а о том, как решить семейные проблемы. Сейчас, во время СВО, этот момент важен как никогда.

Чтобы стать генеральшей, надо выйти замуж за лейтенанта да помотаться с ним по гарнизонам. Знала  это и Светлана – невеста лейтенанта Олега Щербакова (1993 год, Самара).
Чтобы стать генеральшей, надо выйти замуж за лейтенанта да помотаться с ним по гарнизонам. Знала это и Светлана – невеста лейтенанта Олега Щербакова (1993 год, Самара). Фото: ТАСС/ Никитин Николай

«Гребли руками»

– Вы отправились «за ленточку» в первый день спецоперации. А уже летом 2022-го были удостоены званий Героя ЛНР и Героя России.

– Форсировали реку Северский Донец. Нужно было захватить плацдарм и создать условия для дальнейшего продвижения наших войск и наступления. Выбрали участок для преодоления водной преграды, поставили разведчиков и создали обманный участок, где якобы готовились к форсированию. Разведчики ночью тихо переправились, бесшумно захватили два сторожевых поста противника. В это время начали работать подразделения, которые имитировали деятельность на другом участке. А основные силы переправлялись на надувных и деревянных лодках. Чтобы вёслами не шуметь, гребли руками, небольшими предметами. Перебрались на тот берег, захватили одну улицу, вторую. Только тогда противник очухался. А мы уже перешли в наступление и начали зачищать населённый пункт. Задачу выполнили успешно. Главное – без потерь.

– Присвоение высокого звания было неожиданностью?

– Большей неожиданностью это стало для мамы (отец умер, когда мне было 10 лет). Я старался её не волновать, что-то передавал брату. Мама же обо всём узнала из теленовостей. Тут же прислала СМС: «Это то, о чём я думаю?» Для близких важно, чтобы я сказал по телефону: «Жив, здоров». И они никогда не ставили под сомнение мою профессию. Даже когда в сложные для армии времена сослуживцы уходили на «гражданку», пытаясь заняться бизнесом. Многие потом просились обратно, осознав фразу Александра III: «У России только два союзника – армия и флот». Но не у всех получилось вернуться. Всё-таки офицер и бизнесмен – разные люди. Один строит жизнь и карь­еру ради защиты Родины, другой – ради зарабатывания денег.

– В вашем роду есть военные?

– Только прадед был капитаном, погиб в Великую Отечественную. Родители – ­инженеры, работали на заводе. А меня в детстве привлекала профессия водителя, который садится в машину и мчится далеко-далеко. Романтика! Но… В Козьмодемьянске, где я вырос, слово «офицер» было почти магическим. Воинских частей рядом нет. А мне хотелось быть таким же, как герои фильма «Офицеры» – мужественным, знающим, что такое честь, достоинство, преданность Родине. И честным – в первую очередь перед самим собой.

– Какие-то современные фильмы про военную службу вам нравятся?

– «72 метра», про подводников. «Штрафбат», хотя некоторые и ставят под сомнение показанное. «Грозовые ворота» – там жена пилит старшего лейтенанта за то, что он не может бросить армию. И так бывает… 

После Казанского военного училища я был отправлен в Читу. Там, в кафе, и познакомился со Светой. Высокая, красивая, стройная, она была гражданской, но работала в военной прокуратуре. Когда поженились, я уже носил капитанские погоны. Через год родился сын. А дальше – Челябинская и Иркутская области, Свердловск, Бурятия, Таджикистан…

Когда будет Победа

– Помните, в «Офицерах» Люба жалуется: «Мы привыкли жить одни», – но, увидев шрам на спине мужа, осекается: «Когда едем, Алёшенька?»

– Военный ты или нет, жизнь не бывает гладкой. В ней есть кочки, препятствия, серые и чёрные полосы. Но, если супружеская пара может преодолеть эти кочки, семейная телега не развалится. Значит, семья настоящая.

– Вы полковник, командир бригады. Дома тоже командуете?

– Я так редко вижу жену и сына. Приехал – и давай голос повышать? Ну нет! У нас со Светланой одинаковые жизненные принципы. К тому же она у меня понятливая: то, что не нужно, не выспрашивает.

– Многие люди пристально следят за тем, что происходит «за ленточкой», и желают России скорейшей победы.

– Хотите спросить, когда она будет? Я военный, стратег. Но не Нострадамус. В целом наши тактические и стратегические замыслы зависят от планов выс­шего командования. «За ленточкой» не спрашивают, когда это закончится. Офицеры отвечают каждый за свой участок. За целый фронт никто не скажет. Надо потерпеть. Победа обязательно будет!

– У военных принято говорить, что нельзя недооценивать противника.

– Это древняя мудрость. Кто недооценивает противника, тот уже обрекает себя на поражение. Но силы ВСУ оценивать тяжело. Мы же не с ними воюем, а с НАТО. Если ВСУ сейчас перекрыть поддержку Запада и США, они рухнут.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах