6800

«Ваши дома — мои». Хозяин бывшего колхоза грозится выселить десятки семей

Александр Власенко / АиФ

«Платите или выселяйтесь»

В этом доме, расположенном по улице Энгельса в станице Нововеличковской Краснодарского края, семья Кучмий живёт с 1989 года. Её глава, Георгий Григорьевич, получил заветное жилище от колхоза «Путь к коммунизму», в котором работал механизатором с 16 лет. Такое же счастье на закате существования Советского Союза привалило и десяткам других местных колхозников. Их обеспечивали квадратными метрами по государственной программе социального развития села, призванной стимулировать молодёжь оставаться работать в сельской местности. Поэтому логично, что людям обещали эти дома не на время, а навсегда.

«Как и каждый, кто тогда получил служебное жильё от колхоза, я подписал договор, — рассказывает Георгий Кучмий. — В нём было сказано, что я обязуюсь отработать десять лет, после чего получаю квартиру в собственность. Начальство нам так и говорило. Мол, ребята, это ваши дома, делайте там, что хотите».

Колхозники получили пустые коробки, требующие больших вложений сил и средств. Но они всё равно были счастливы. Вдохновлённые люди начали обживаться и обустраиваться своими силами. Одни просто делали ремонт, другие ещё и постепенно достраивались. За много лет Георгий Кучмий увеличил жилплощадь почти в три раза. Он старался не для себя, а ради детей и внуков. Жилище получилось просторным и уютным, хотя ремонт всё ещё не закончен. Кое-что не доделано внутри, да и во дворе ждёт своей очереди недостроенная беседка. Но теперь мужчина не спешит. Его энтузиазм угас, когда выяснилось, что плоды многолетнего труда могут достаться другим.

Выписка из протокола заседания правления колхоза «Путь к коммунизму».
Выписка из протокола заседания правления колхоза «Путь к коммунизму». Фото: АиФ/ Александр Власенко

«Мне давали 77 квадратных метров, а сейчас общая площадь составляет 205, — продолжает глава семейства. — Вот сколько я пристроил. Нам никто и рубля не дал на ремонт, всё делалось своими руками: окна, двери, полы, отопление и так далее. Но получается, что теперь за это я ещё и должен заплатить. Нам поставили условие: выложить полтора миллиона рублей или выселяться».

Георгий Кучмий проработал на одном месте 32 года, то есть в три раза больше, чем требовалось по договору для получения дома в собственность. А его первые десять лет в колхозе истекли ещё в 1992 году. Примерно тогда же сроки стали подходить и у других людей, получивших жильё. Но беда в том, что в ту пору начались большие перемены, в результате которых «Путь к коммунизму» был реорганизован в акционерное общество «Колос» (впоследствии форма собственности несколько раз менялась). А возглавил «Колос» бывший председатель колхоза Николай Стародуб, с личностью которого станичники и связывают свои злоключения.

За много лет Георгий Кучмий увеличил площадь выданного колхозом дома почти в три раза, а теперь у него ещё и требуют за это деньги.
За много лет Георгий Кучмий увеличил площадь выданного колхозом дома почти в три раза, а теперь у него ещё и требуют за это деньги. Фото: АиФ/ Александр Власенко

«Все договоры сгорели»

Когда уже прошли все положенные по договорам сроки, живущие в колхозных домах люди стали предпринимать шаги для их приватизации. Для этого они обратились к Николаю Стародубу. И в какой-то момент он заявил, что якобы согласен оформить жильё в собственность тружеников.

«Но для этого он попросил нас всех сдать в отдел кадров подписанные с колхозом договоры, которые были у нас на руках, — рассказывает станичница Елена Грабко, муж которой в своё время получил жильё на тех же условиях, что и остальные колхозники. — Когда мы через несколько месяцев снова туда обратились, нам сказали, что всё оформляется. Но ещё через некоторое время нам сообщили, что произошёл пожар, и все договоры сгорели. Получается, исчезли доказательства того, что эти дома нам обещали в собственность. А теперь нам заявляют, что никаких договоров вообще и не было».

Елена Грабко живёт в колхозном доме с сыном, дочерью, зятем и внуками, поэтому все они тоже могут лишиться единственной крыши над головой.
Елена Грабко живёт в колхозном доме с сыном, дочерью, зятем и внуками, поэтому все они тоже могут лишиться единственной крыши над головой. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Из слов людей следует, что они не верят в случайность пожара. Но в любом случае именно после этого начался их общий кошмар, продолжающийся до сих пор. Как говорят станичники, все выделенные колхозом дома Николай Стародуб объявил своей собственностью и стал всячески пытаться либо их «застолбить», либо получить за них деньги. В такое положение попали почти тридцать семей.

«Мой муж работал в колхозе с химией и поэтому заболел, — продолжает Елена Грабко. — В 2002 году он получил инвалидность, а в сентябре 2004 его не стало. А уже в ноябре Николай Стародуб вызвал меня к себе и предложил заключить договор социального найма служебного помещения на своих условиях. О последующей передаче дома нам в собственность там ничего не говорилось. Понимая последствия, я отказалась. После этого меня стали вызывать чуть ли не каждый месяц, заставляя заключить договор».

К подписанию аналогичных бумаг принялись склонять и других бывших колхозников. В качестве альтернативы начали предлагать выкупать жильё по рыночной стоимости.

Елена Грабко и её товарищи по несчастью обращаются за помощью во все инстанции, но в ответ получают только отписки.
Елена Грабко и её товарищи по несчастью обращаются за помощью во все инстанции, но в ответ получают только отписки. Фото: АиФ/ Александр Власенко

«Угрожает и смеётся в лицо»

В случае Елены Грабко история с новым договором получила неожиданное продолжение. Однажды женщина получила повестку в суд. Николай Стародуб от имени «Колоса» обратился к ней с исковым заявлением, в котором потребовал расторгнуть... договор социального найма. Якобы она его всё-таки заключила в апреле 2005 года.

В случае удовлетворения иска семья Грабко окончательно бы потеряла любые права на дом с учетом юридических тонкостей этого процесса. Естественно, Елена заявила, что стоящая в представленной суду копии договора подпись ей не принадлежит. Она потребовала провести экспертизу бумаги на подлинность, но, к её большому сожалению, этого так и не произошло. Истец просто изменил первоначальные требования и изъял документ из дела. В итоге тот суд, по сути, кончился ничем и не изменил положения дел.

Вместе с Еленой Грабко в процессе участвовала и семья Акимовых. Её глава 27 лет проработал в хозяйстве механизатором, занимая первые места в крае по уборке зерна. Немало сил колхозу отдала и Татьяна Акимова. Её стаж намного скромнее только потому, что она родила пятерых детей, за которыми нужно было ухаживать. Но даже то, что она многодетная мать, а её супруг страдает онкологическим заболеванием, не остановило новых хозяев колхозного имущества.

Семьи Татьяны Акимовой и её соседки Нигерхалум Якубовой тоже могут лишиться единственного жилья.
Семьи Татьяны Акимовой и её соседки Нигерхалум Якубовой тоже могут лишиться единственного жилья. Фото: АиФ/ Александр Власенко

«Всё это начиналось постепенно, но с какого-то момента Николай Стародуб вообще перестал стесняться, — рассказывает с волнением в голосе Татьяна Акимова. — Он сказал, что мы не заслужили эти дома и хотим их бесплатно. На нас начали оказывать сильное давление, пошли постоянные напоминания, даже сына из колхоза чуть не уволили из-за этого. А недавно адвокат хозяйства лично мне заявила, что нам дают пять дней на выселение. Мол, платите или убирайтесь. Мы в панике, не знаем, что делать. У нас нет денег, нам некуда идти. А Стародуб теперь с нами даже не разговаривает, он просто смеётся в лицо».

По словам людей, они не только постоянно испытывают моральное давление, но и слышат угрозы из-за колхозных домов.

«Всю жизнь были угрозы: лишим, уволим, выгоним, — говорит Светлана Кучмий. — Николай Стародуб фактически ни с кем не разговаривал по-человечески, а иной раз и посылал куда подальше. Он говорит, что является хозяином всего тут, и, что бы мы ни делали, ничего у нас не получится».

«Пусть платят дети»

На людей давят всеми возможными способами. Например, в 2012 году по Нововеличковской были расклеены объявления о продаже дома Елены Грабко. В нём были указаны телефоны юриста «Колоса». А семью Кучмий как-то пытались обвинять в том, что они якобы исписали всю станицу оскорблениями в адрес руководителя хозяйства. В ход идут и более изощрённые методы убеждения.

«Однажды Николай Стародуб сказал, что и согласен бы отдать нам квартиры, но шестьсот работников хозяйства якобы выступили против этого, — рассказывает Татьяна Акимова. — Но на собраниях этот вопрос даже и не ставился. Извините, но мы живём в небольшой станице и общаемся с людьми».

А пару лет назад их всех вызвали в хозяйство и объявили, что дома якобы заложены и теперь принадлежат банку. Назвавшиеся его представителями люди тогда сказали, что дают всем три месяца на выкуп. Тем, у кого нет денег, они предложили брать кредиты. Слова о том, что многие уже на пенсии, поэтому расплачиваться им нечем, никого не тронули. Бывшим колхозникам просто посоветовали кредитоваться с помощью своих детей или внуков.

Станица Нововеличковская.
Станица Нововеличковская. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Люди доведены до отчаяния и делают всё, чтобы отстоять свои права. Они пишут письма во все инстанции вплоть до Президента РФ, но пока это не помогло. А местные власти заявляют, что они на стороне станичников, но не имеют права вмешиваться в дела сельхозпредприятия. По сути, сейчас людям оказывают только консультативную и юридическую помощь. Но даже лучшие юристы говорят, что решить проблему будет очень сложно, и без долгого судебного процесса тут не обойтись.

Удалось связаться и с самим Николаем Стародубом, но комментировать ситуацию он отказался. 

АиФ.ru просит считать данную публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ и СК РФ.

Смотрите также:

Оставить комментарий (7)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы