2904

«Ты посиди со мной!» Выбор сиделки бывает лотереей, цена которой - жизнь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. Недешёвая помощь 01/12/2021
Жизнь учит - не стоит доверять первому попавшемуся объявлению о поиске сиделки.
Жизнь учит - не стоит доверять первому попавшемуся объявлению о поиске сиделки. / Максим Богодвид / РИА Новости

В конце ноября в Петербурге вынесли приговор сиделке — ограничение свободы на 1 год 4 месяца и 50 тыс. руб. в счёт возмещения морального вреда. Женщина избила свою подопечную — 98-летнюю блокадницу. Как застраховаться от подобных «сюрпризов» и кто сегодня решается на этот тяжелейший труд — ухаживать за беспомощными больными?

Дорогие — и не всегда надёжные

Эта дикая история произошла в Петербурге в феврале.

Конфликт между молодой женщиной и её подопечной случился в первый же день её работы — сиделка перебрала со спиртным, начала скандалить, угрожать старушке убийством, а в конце концов просто избила беспомощную женщину. На крики избиваемой прибежали соседи. Сиделку задержали. После того как дело взял под личный контроль Александр Бастрыкин, её отправили в СИЗО, а теперь и вынесли приговор. Правда, ей было зачтено время содержания под стражей, поэтому скандалистку освободили прямо в зале суда.

«Никаких денег не жалко!»

Поиски сиделки — это как поиски супруга: кому как повезёт. И историй, счастливых и печальных, в общем-то поровну. «В один далеко не прекрасный день моя 50-летняя мама потеряла сознание. Мигрень и раньше преследовала её, но тут было что-то странное, — делится опытом жительница столицы Ольга Заруцкая. — Сделали платное МРТ, результаты ошарашили: опухоль мозга. Консультации в Мурманске, где мы жили, нас не очень удовлетворили, поехали в Москву, а потом, собрав все сбережения, — в Германию. Там предложили сделать операцию, ради которой мы продали квартиру (благо у нас была ещё одна — малюсенькая, куда мы и переехали впоследствии).

После операции мама прожила почти год, но внешне и внутренне это был уже совершенно другой человек. Её нельзя было оставлять одну, она не могла включить воду, плиту или чайник. Не могла самостоятельно мыться и даже есть. А мне надо было работать, чтобы было на что купить лекарства, еду, предметы гигиены. Словом, без сиделки — никак! Умные люди сразу посоветовали искать в помощницы человека с медицинским образованием. Потому что требовалось не только умывать и кормить, но и делать перевязки, уколы, понимать состояние человека по движению глаз, рук. Найти такого человека оказалось непросто, но я знала где. Ходила по районным поликлиникам и спрашивала, не ушёл ли кто из медсестёр на пенсию, не нуждается ли в подработке? Спрашивала о медсёстрах на пенсии у знакомых врачей, друзей, в соцсетях. И мне нашли Людмилу Ивановну. Услуги её равнялись практически моей месячной зарплате. Она приходила к 8 утра и уходила только после моего возвращения с работы. Мама её обожала. И мне никаких денег не было жалко, потому что я была спокойна: приступ не пропустят, боль снимут, накормят вовремя, почитают, погуляют. Зарплаты на жизнь уже не хватало, взяла кредит. Но ни о чём не жалею, потому что сделала для мамы всё, что могла, всё, что должна». 

«Избавьте меня от неё»

А Эльвире Колесниковой из Солнечногорска повезло меньше. «Хабиба появилась в нашей жизни через агентство по найму сиделок, — рассказывает Эльвира. — Ей было 50, свекрови, за которой требовался уход, — 93. Хабиба работала „с проживанием“. Нам это было удобно, потому что свекровь никак не хотела переезжать к детям — ей было больно терять положение хозяйки в собственной квартире. Зарплата сиделки составляла 40 тыс., сбрасывались все сыновья свекрови.

Через 10 месяцев свекровь шёпотом попросила нас избавить её от Хабибы. Нет, она не била нашу бабулю, но запугивала, что отомстит, если та что-то расскажет детям. И жила в своё удовольствие: ела всё, что мы приносили в судочках свекрови, отдавала своим детям наши фрукты, принимала гостей, спала полдня или болтала по телефону с земляками. А бабуля сама варила себе кашку, гуляла на лавочке возле подъезда. Когда мы сообщили, что расстаёмся, Хабиба рыдала, визжала, что ей некуда идти. Ещё бы, где бездельнице быстро найти таких же дураков, как мы, кто обеспечит её питанием и проживанием?» 

Куда бежать за помощью?

Насколько развит в стране рынок социальных услуг? Кто и где готовит сиделок? И почему их услуги стоят так дорого?

Чаще всего это происходит внезапно — когда твой близкий, ещё недавно активный, полный сил, со светлым умом человек больше не может обихаживать себя сам, а порой и просто сообразить, кто он и где находится. И члены семьи оказываются перед сложнейшим выбором: ухаживать самостоятельно, искать стационар или нанимать сиделку.

Их считали тунеядцами

Нам, живущим в XXI в., грех жаловаться — у нас в приципе есть выбор. А у наших родителей его не было — вся забота о тяжелобольном человеке ложилась целиком на плечи родственников. Позволить себе нанять сиделку могли единицы — просто потому, что их практически не было. В СССР сиделка нарушала сразу две статьи закона — мало того, что зарабатывала деньги частным образом, так ещё и считалась тунеядкой (так как совместить многочасовое пребывание рядом с больным и какую-то официальную работу было невозможно).

В России сегодня ситуация сложная и, если брать регионы, неоднородная, но она пусть медленно, но улучшается. Рынок сиделок есть, он реально функционирует, и рано или поздно найти человека, навыки и характер которого будут удовлетворять и вас, и вашего подопечного, всё-таки можно.

Цену диктует рынок

Стоят услуги профессионалов — именно профессионалов! — недёшево. Почему? Прежде всего потому, что хороших сиделок элементарно не хватает, а когда спрос в разы превышает предложение, на ценах это отражается не лучшим образом.

Почему же так мало людей идёт в сиделки, если их услуги так востребованы? Потому что тяжело — и морально, и физически, нужен особый склад характера. Надо отдать должное властям — они пытаются придумать способы, которые стимулировали бы людей приобретать эту профессию. Например, в рамках нацпроекта «Демография» существует проект «Содействие занятости», в котором для людей в возрасте 50+ предусмотрена возможность бесплатно получить новую профессию «Сиделка. Помощник по уходу». Де-факто это означает гарантию трудоустройства после обучения. Сам процесс постижения новой профессии обычно проходит в патронажных школах, и готовят там настоящих профессионалов.

К сожалению, не все выпускники этих школ идут работать по специальности. И самым распространённым вариантом на рынке остаётся женщина средних лет, приехавшая (как правило, вслед за детьми) из какой-нибудь бывшей советской республики. Между прочим, ситуация с сиделками — проблема общемировая. В США и странах Европы большинство из них тоже мигранты, в том числе из России и стран бывшего соцлагеря.

Да, есть ещё волонтёры и верующие женщины. Но первые в основном посещают дома престарелых, а вторые работают в больницах и в самих монастырях, и работы у них хватает.

Что может предложить государство?

Один из путей решения проблемы — начавшаяся реформа социальной службы, формирование так называемой системы долговременного ухода (СДУ). Она направлена на поддержку пожилых людей и инвалидов, частично или полностью утративших способность обслуживать себя. Кроме медицинской помощи в неё включены помощь семье, в которой есть такие больные, и даже выделение сиделок и патронаж на дому. Этот пилотный проект проводится с 2019 г., сегодня в нём участвуют два десятка регионов России. А в июне президент Путин поручил правительству в кратчайшие сроки — до конца 2022 г. — определить источники финансирования и внедрить СДУ повсеместно.

«Поэтому, если вы впервые столкнулись с такой бедой, советую первым делом обратиться в органы соцзащиты, где вам смогут предложить определённую помощь, — говорит преподаватель кафедры управления сестринской деятельностью Медицинского института РУДН Лена Андрев. — Но возможности у регионов разные. Да и состояние у больных — тоже. Кому-то достаточно, чтобы социальный работник или сиделка приходили на несколько часов 1–2 раза в день — это даёт неплохую экономию бюджету. В более серьёзных случаях изучите не только рынок сиделок, но и те виды помощи гражданам, нуждающимся в уходе, которые работают в вашем регионе. Например, часто открываются школы, где родственников учат, как правильно ухаживать за такими людьми — это отдельная наука. Вводятся и услуги полустационарного типа. Обычно это группы дневного пребывания, когда родственники могут быть уверены, что их подопечный находится под присмотром в то время, которое они проводят вне дома, на работе. Создаются пункты проката, где можно взять самые разные средства реабилитации».

Можно ли самому стать сиделкой для близкого человека?

Про то, какие чувства при этом испытывает родственник больного, поведал ещё Пушкин: его Евгений Онегин, готовясь «сидеть и день и ночь» с умирающим дядей, уже настроился «вздыхать и думать про себя: когда же чёрт возьмёт тебя!». Как не позволить себе дойти до такого состояния — и при этом реально помогать близкому?

Прежде всего надо научиться «секретным» приёмам работы с так называемыми маломобильными людьми. Как их переворачивать в кровати, поднимать и сажать на кресло, как правильно кормить, мыть и проводить гигиенические процедуры. Этому учат в патронажных школах. Обычно это несколько коротких уроков, возможно и в онлайне. Все эти приёмы можно найти и в интернете и освоить их самостоятельно.

Во-вторых, надо грамотно подобрать средства малой реабилитации — от столовых приборов и посуды, помогающей людям с дрожью в руках, нарушением мелкой моторики, слабостью и деформацией кистей, до подъёмников и спецсредств перемещения больных. Но главное — это предупреждение пролежней. «Обычно сразу стараются приобрести противопролежневый матрас, — говорит преподаватель кафедры управления сестринской деятельностью Медицинского института РУДН Лена Андрев. — Но он не поможет, если пользоваться им неправильно. Ведь человека всё равно необходимо переворачивать каждые 2 часа. Сейчас более эффективным считаются матрасы, принимающие форму тела и уменьшающие давление на кожу. Многим нужны хорошая функциональная кровать и устройства для перемещения человека с кровати на стул или кресло-каталку и обратно. Из средств передвижения в основном используют ходунки или роллаторы. Последние мне кажутся оптимальными.

Чтобы средства малой реабилитации реально помогали, надо их подбирать под нужды конкретного человека и габариты квартиры. Многие устройства смотрятся очень привлекательно, но после покупки остаются невостребованными. Я советую брать их напрокат. Если что-то не подошло (например, каталка не проходит в двери), легко сдать обратно».

Как выбрать хорошую сиделку?

Координатор школы патронажного ухода «Внимание и Забота» Елена Сухачёва советует обратить внимание на такие аспекты.

Где её искать?

Хорошие сиделки обычно переходят от одной семьи к другой по знакомству. Поэтому один из самых надёжных путей поиска — через рекомендации знакомых. Вы сможете лично поговорить с её прошлыми работодателями, узнать, как правильно выстраивать с ней отношения, сколько платить, о чём её уместно просить. Это важные вопросы, если вы нанимаете сиделку впервые. Чтобы найти такого профессионала, нужен как можно более широкий круг общения. Поэтому расскажите о своей проблеме в соцсетях, особенно в профильных группах. Знаю, что очень отзывчивы группы по материнству. Плюс ведите поиски не только среди друзей, коллег, соседей, но и среди знакомых своих знакомых, родителей одноклассников вашего ребёнка. Это работает!

Второй способ — агрегаторы по подбору домашнего персонала. В их базе могут быть и отличные сиделки, которые знают себе цену, и начинающие. Но самим сиделкам эти сервисы не очень выгодны, так как они берут процент от заработка.

Третий путь — через патронажные агентства. Они берут на себя возможные риски, подсказывают, какую сиделку лучше выбрать для конкретного человека, ищут ей замену, если рекомендованная ими сотрудница не подошла, заболела или ещё по какой-то причине не может работать. Это экономит время и нервы, минимизирует риск, что в дом попадёт непорядочный человек.

Что она должна уметь?

Профессиональная сиделка умеет работать со всеми больными. Она знает, как переворачивать человека в кровати, как пересадить на кресло (для этого есть специальные приёмы); как кормить, если нарушен процесс глотания; как избежать пролежней и как ухаживать за ними, если они уже есть. Она должна уметь не только менять подгузник, но и оказывать помощь в любых гигиенических процедурах, ведь у людей могут быть специальные катетеры, гастро- и нефростомы и т. д. И, самое главное, она умеет общаться с такими подопечными деликатно, уважая их достоинство.

Как с ней общаться?

Это очень важный момент! Не нужно делать отношения с сиделкой конфликтными, занимая позицию «мы тебе платим — ты должна всё терпеть». У неё непростой труд. И не забывайте, что у ваших близких из-за тяжёлой болезни характер тоже часто меняется не в лучшую сторону. Поэтому при её конфликте с пациентом старайтесь выслушать обе стороны. Помните, что у сиделки есть личная жизнь и ей тоже нужен отдых, чтобы она стала хорошим помощником вашему родственнику.

Что делать, если сиделка нравится, но многое не умеет?

Если у неё сложились доверительные отношения с вашим близким человеком и вам она тоже нравится, то можно повысить её квалификацию в школе патронажного ухода. Есть два способа, как это сделать. Первый — отпустить туда её на обучение. Второй — пригласить тренера домой, чтобы он обучил её непосредственно на вашем близком человеке.

Кого не стоит брать?

Плохо говорящих по-русски — это затруднит общение и с вами, и в первую очередь с подопечным. Совсем необученных сиделок. Не зная приёмов, нужных для работы с малоподвижными людьми, они могут им только навредить, иногда серьёзно. Если человек субъективно не нравится — это тоже повод для отказа.

Если сиделку не устраивают ваши условия, но выбора у неё нет и поэтому она соглашается, лучше всё же не нанимать её, так как, скорее всего, закончится всё конфликтом.

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Любить как родного

Суть работы сиделки — превратить для её подопечного период дожития в счастливую жизнь.

Эльвира Вервейн, волонтёр с 15-летним стажем, г. Ульяновск:

— С детства всегда пыталась помочь брошенным и покалеченным животным. Повзрослев и выйдя замуж, пройдя через потери близких, стала помогать слабым, брошенным детям в детдомах, особенно ребятам с ограниченными возможностями. По образованию я педагог дополнительного образования. Ещё работая в школе, организовала волонтёрскую группу, чтобы окружить таких ребят заботой и помощью.

Никогда не стеснялась никакой работы. Была санитаркой, нянечкой, сиделкой. А в 45 лет переехала, чтобы устроиться в подмосковный пансионат для пожилых людей и заработать средства для волонтёрства.

В дом к моему нынешнему подопечному — 86-летнему генералу, которому требовался уход после перелома шейки бедра, я попала по рекомендации. Была готова ко всему, т. к. в пансионате для престарелых «познакомилась» и с пролежнями, и с нарывами, а главное — с болью от одиночества.

Говорят, что деньги лёгкими не бывают. Да, работа сиделки не сахар. Бывают разные подопечные: кто-то не спит ночью и постоянно рвётся куда-то, кто-то агрессивен, у кого-то проблемы с памятью. Но к каждому надо найти подход и успокоить. Хорошо, когда семья видит, как ты работаешь, понимает тебя и даёт время на отдых. Бывает эмоционально тяжело, может наступить выгорание. Поэтому, если вы отважились стать сиделкой и хотите этого избежать, станьте своему подопечному другом. Я каждый день спрашиваю дедушку, что сегодня будем делать: читать, рисовать, петь, смотреть новости. У него ясный ум, великолепная память и свой мир, которым он делится со мной. Когда появляюсь на пороге, он улыбается. Меня он научил петь военные и украинские народные песни, я его — рисовать.

Это очень трудно — полюбить подопечного как родного. Но если вы не находите в себе доброты, пожилой человек вам в тягость, вы не готовы по сто раз выслушивать бесконечные рассказы из его прошлой жизни, то лучше за это дело не браться.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах