aif.ru counter
6989

Сын донецкого полка. История подростка-разведчика из ДНР

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Опасные игры 24/01/2018
Сергей Шимонаев.
Сергей Шимонаев. © / Фото: Андрей Незваный / АиФ

История «сына полка» Сергея Шимонаева началась в 2014 году, когда в Иловайск вошли украинские военные. Тогда на блок-пост совсем еще молодого ополчения ДНР пришли двое: крепкого телосложения мужчина лет пятидесяти пяти и невзрачного вида мальчуган. Мужчина рассказал, что они с внуком ушли из Иловайска, потому что не хотели жить «под украинской армией». Из города они не просто ушли: после захвата их домов осознанно пошли воевать против ВСУ. Прямо на блок-посту мужчина попросил зачислить себя в подразделение. А вот внука — отправить к родственникам в Макеевку. 

Тут — внезапно для самого деда — парень уперся. Наотрез отказался уезжать в Макеевку и тоже потребовал зачислить себя в подразделение. Уговаривали и дед, и военные, но не помогало ничего. Сергей требовал сделать его солдатом: «Куда дед, туда и я». В конце концов бойцы поняли, что переубедить парня невозможно. Если прогонят — неизвестно, куда пойдет и что может случиться. Поэтому пошли на хитрость: в ополчение зачислили обоих. Так Сергей стал бойцом Вооруженных сил ДНР. Ему тогда было 12 лет. 

Конечно, отправлять подростка на передовую никто и не планировал. Хитрость военных заключалась в том, что если варианта «не принять» в свои ряды подростка нет, то надо сделать так, чтобы он был как можно дальше от реальной опасности. Сергея отправили проходить курс молодого бойца. Там обучали обращению с оружием, уставу, службе. Специально для него пошили сапоги и форму маленького размера. Вместе с формой выдали и прозвище: Снайпер. Не потому, что готовили его к такой роли, а потому, что во время обучения он все старался улучить возможность пострелять из снайперской винтовки. 

Фото: из личного архива Сергея Шимонаева

После обучения Сергея «определили» на блок-пост в тылу, подальше от передовой. Там он помогал бойцам, которые проверяли документы у водителей. Но работало это недолго. Парень не оставил мысли воевать. Тем более что на передовой было жарко, шли жестокие бои, а там был дед. «На фронт» просился неоднократно, уговаривал командира разведгруппы (офицер с позывным «Купол») взять его с собой. 

— Приходил и говорил: товарищ командир, я не хочу здесь больше находиться, возьмите меня с собой в разведку, — вспоминает Купол. — Ему отказывали: мол, ты сам не понимаешь, куда лезешь, там очень опасно, могут убить, а можно и на растяжке подорваться. Даже не упрашивай, не могу я тебя взять.

Все изменило сообщение с передовой. Подразделение, в котором служил дед, было направлено на помощь окруженной группе бойцов. Но по дороге попало в засаду. Новость о том, что дед, с которым были так близки, погиб, и взрослого может подкосить. Бойца Шимонаева не подкосила. Разве что, по словам сослуживцев, он теперь гораздо меньше улыбается, стал задумчивым и замкнутым. И через какое-то время опять пришел к Куполу. 

Фото: АиФ/ Андрей Незваный

«Я больше здесь не останусь, хочу за дедушку мстить. Откажете — пойду к другим, но буду воевать». После обучения парня записали в разведгруппу. 

Иловайск на тот момент наполовину контролировался ополчением. Ситуация постоянно менялась. Прилегающие населенные пункты переходили из рук в руки. Была полная неразбериха: где свои, где подразделения ВСУ, неясно, что происходит в городе, какими силами располагает противник. Мобильная связь глушилась, раций катастрофически не хватало. Разведданные доставляли «старым проверенным способом»: с гонцом.

Фото: из личного архива Сергея Шимонаева

Первым рейдом, в который взяли парня, была вылазка в село Покровка. Задача: пробраться на окраину села, посчитать технику и вернуться незамеченными. Вышли ночью налегке, почти без оружия. От конца лесопосадки до начала села — около 500 метров открытой местности. Их проползли. Уже забравшись в кустарник у самого села, увидели двух часовых, охранявших военную технику. Тут чуть не сказался подростковый характер. Автомат Сергей с собой не брал, но вспоминает, что рука машинально схватилась за гранату. Пришлось прямо в кустах объяснять, что боец в первую очередь должен выполнить боевую задачу. А нервы нужно оставить «на потом». Сергей получил тогда один из главных уроков для разведчика. И сделал все правильно: он сдержался, группа выполнила задание и благополучно вернулась в свое расположение. Наука срабатывала: группа работала эффективно. За несколько выходов почти не было потерь, работали без шума. 

А потом кольцо вокруг украинских войск в Иловайске замкнулось. По просьбе Москвы вооруженные силы ДНР предложили украинским частям покинуть город во избежание лишнего кровопролития. Условие было одно: выходить без оружия и боевой техники. Сами солдаты и офицеры были согласны. Не соглашалось украинское командование. Киев и командование на местах то отрицали сам факт окружения, то обещали деблокировать части с помощью мощного прорыва. Бойцы вспоминают, что прорыва не дождались ни они, ни окруженные украинцы. Блокированным частям сдаваться запретили, это стоило жизни простым солдатам. 

Фото: АиФ/ Андрей Незваный

Перед штурмом города разведчикам была поставлена задача исследовать промзону. Сергей тогда сам настоял, чтобы ему разрешили туда отправиться одному и «в гражданке». У танков и стоянки бензовозов с топливом его остановили постовые ВСУ. 

— Що тут робишь?

— Слава Украине, — ответил Сергей. 

— Героям слава, молодец, хлопец. 

Предложили даже сесть за пулемет и поцелиться в «сепаров». Когда он потом рассказывал об этом в штабе, ему не могли поверить. Задача опять была выполнена: количество техники, огневые точки были выявлены. За этот выход подросток был награжден медалью. 

Служба в разведке остановилась, когда Сергей получил осколочное ранение руки: во время обстрела мина угодила в окоп. Родной Иловайск освобождали уже без него. Бойцы таки смогли «отодвинуть» парня от самой опасной работы. В город вернулись мама и бабушка Сергея, он становился главным в семье. Командир дал новый приказ: вернуться в восстановленную школу и хорошо учиться. 

Фото: АиФ/ Андрей Незваный

Сейчас Сергею 15, он оканчивает школу. Что будет делать дальше, знает точно уже несколько лет. Войдет в военное училище. А с однополчанами встречается постоянно. И обязательно — 29 августа, в день освобождения родного Иловайска, за который погиб дед.

Оставить комментарий (2)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество