1100

«Слово „Чужой“ меня убивает». У семьи Будариных 13 приемных детей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Реформа медицины 13/11/2019
В семье Будариных есть собственная эмблема: цветок – символ жизни.
В семье Будариных есть собственная эмблема: цветок – символ жизни. Из личного архива

85 семей из разных регионов страны стали победителями всероссийского конкурса «семья года—2019». Из них 22 — многодетные.

«Крепкая и дружная семья, в которой царят взаимоуважение и гармония, чтут семейные традиции, должна составлять основу российского общества, поэтому так важно проведение подобных конкурсов», — отметил министр труда и социальной защиты России Максим ТОПИЛИН.

13 плюс один

Каждая семья уникальна, и её история достойна не одной странички, а целой книги. Например, семья Будариных из села Каширское Воронежской области, ставшая одной из победительниц в номинации «Многодетная семья». У Елены и Валерия 14 детей, 13 из которых приёмные.

«Мы с мужем оба из больших семей. Моя мама, её сёстры и братья рано остались сиротами, папа тоже какое-то время находился в интернате. Мы выросли на историях интернатских детей, многое знали про их несладкую жизнь. И я уже тогда решила, что возьму ребёнка, — рассказывает Елена Бударина. — Димке, „самодельному“, было 8 лет, когда появилась 10-месячная Танюшка. В декабре ей исполнится 14. Увидели её в доме ребёнка и сразу поняли, что это наша будущая дочка». 

А потом один за другим стали появляться детки. Яну (раньше она была Настей; имя пришлось поменять, потому что в семье оказалось уже три Насти) удочерили в 3,5 года. Сашу — в 12 лет. Сейчас ему 23, отслужил в армии, работает в Воронеже, собирается жениться. А с ним — его брата Андрюшку и сестру Дашу: не делить же семью. Потом пошли погодки Оля с Никитой, после — Маша с Димой, ещё одна Настя... 

«Димка поначалу к нам не хотел, но тут россошанский интернат стали закрывать, и его нужно было переводить в другой. И он засобирался, — продолжает мать семейства. — Думали — на каникулы. А потом из администрации интерната позвонили и сказали, что он к нам насовсем приедет. Сейчас 11-й класс заканчивает».

Знакомые, видя такое дело, начали подкидывать какие-то сообщения с историями разных детей. Бударины отвечали, что хватит им уже детей. Но как-то Елена сама, листая странички с историями детей в интернете, нашла информацию о троих из Тамбовской области. Младшим было тогда 6 и 7 лет, старшей девочке 13. 

«Опять делить семью нельзя, а забрать всех троих, тем более вместе с подростком, никто не хотел, — выяснила она. — Оказалось, детей в семье вообще было шестеро. Старшая девочка выросла, жила самостоятельно, двоих мальчишек забрали в семьи, а моих троих брали под опеку, но вернули в интернат. Взяли и их. Вот так у нас и получилось 13 плюс 1».

У всех приёмных детей Будариных была непростая судьба — многие попали в приют при живых родителях. 

«Сашу мать родила без мужа, потом вышла замуж, родила Дашу и Андрюшку, — вспоминает Елена. — Их отец, подвыпив, попал под автобус. Мама вышла замуж за его родного брата, и дети им оказались не нужны. Младших взяла бабушка. Сашу в интернат определили — нам его и отдали. Ощущение, будто сама родила. Поначалу его тянуло к родной матери, мы его к ней возили. А потом начал сознавать, что только мы — его настоящая семья. Тут и Даша начала проситься к нам. Младших к тому времени тоже в интернат забрали: бабушка старенькая, не справлялась. А через полгода Андрюшка появился».

Настю, которая стала Яной, бросали дважды — сначала родная мать, а потом приёмная. 

«Я с той женщиной общалась, — делится Елена. — Муж старше её на 25 лет, она долго пыталась забеременеть, потом решила взять ребёнка в интернате. Нарядили ей Настюху, научили говорить: „Мама, мама!“ — и она растаяла. Девочка пробыла у неё 2 года. Но, видно, женщина выгорела, а социальные службы вовремя не помогли. Позже она всё же удочерила больную девчоночку, выходила её, потом ещё одного ребёночка. А после сама забеременела и родила. Ну а Настя у нас оказалась». 

Бударины всех детей считают родными. Как и в любой семье, есть среди них папины дочки и мамины сыночки — кто больше тянется к отцу или матери. «Мне иногда говорят: „Лена, какая ты молодец! Я бы не смогла чужого ребёнка взять“. А меня само слово „чужой“ убивает. Они все — наши», — говорит она.

Правда, в начале семейной жизни не всё у Будариных шло гладко. Ещё до появления детей они официально развелись, но общаться продолжали — как друзья. Их хватило на полгода. «Однажды вешаю шторы и говорю: „Валера, у тебя сегодня последний день просить моей руки, завтра у мамы день рождения“, — рассказывает Елена. — Он снимает со стены корзиночку (там зелень какая-то длинная висела), становится на коленку и говорит: „Дорогая, извини, цветов сейчас нет (а было часов 10 вечера), выходи за меня замуж“. И как обвенчали нас, так теперь никто не развенчает. Наверное, для этого мы и были объединены — чтобы детей воспитывать».

Где родился, там и пригодился

Где может жить счастливая семья? Ну конечно, в деревне. Это про Голубенко из Коми. Анастасия и Николай выросли в селе Вомын, после школы учились в Сыктывкаре. А Николай, отслужив армию, отправился ещё и на заработки в Москву. Однако оба вернулись домой. 

«В Москве искал свою половинку, а она здесь, на родине, оказалась», — говорит он. «Жизнь в селе намного лучше для детей. Здесь чистый воздух, экологически чистые продукты, — рассказывает Анастасия, мама троих детей. — Можно не боясь выйти на улицу. Вышел из дома — вставай на лыжи, катайся на санках, играй в снежки. В городе этого нет. Да, там больше возможностей для дополнительного образования. Но в селе мы их сами создаём». 

Анастасия и Николай Голубенко уверены: для детей жизнь в селе намного лучше, чем в городе.
Анастасия и Николай Голубенко уверены: для детей жизнь в селе намного лучше, чем в городе. Фото: из личного архива

Анастасия — одна из создателей школьного краеведческого музея, где учат плетению из лозы и бересты, изготовлению на станке домотканых дорожек, приготовлению национальных блюд коми. 

У Голубенко большое хозяйство — поросята, кролики, индюки, в огороде выращивают фрукты и овощи. Недавно они построили отдельный дом, где оборудовали спортзал. Есть своя мини-пекарня — выпекают хлеб по старинным рецептам, обеспечивают им односельчан и жителей ближайших сёл. На вопрос, каков секрет семейного счастья, Анастасия отвечает: «Как бы ни было трудно, нужно находить компромиссы. Мы всё решаем вместе — садимся за общий стол и обсуждаем».

В их селе молодёжи сейчас много. «Кто здесь родился, старается остаться», — поясняют Голубенко. 

Родовое гнездо

Семья Гавриловых хранит свою историю. Дед главы семьи Евдоким Гаврилов изготавливал кантеле — старинные музыкальные инструменты вроде гуслей (один экземпляр хранится в семье). Играл на них, пел руны — песни наподобие баллад об истории края и страны. И сам вошёл в историю. В «Слове к молодым» знаменитого скульптора Конёнкова есть абзац про братьев Гавриловых из деревни Кинерма, откуда в подарок он увёз берёзовое кантеле. 

«В 1955 г. Конёнкова пригласили в Петрозаводск помочь в оформлении здания нашего музыкально-драматического театра, — рассказывает Ирина Гаврилова. — Он там выполнил очень много работ — скульптуры, фризы, барельефы. А за вдохновением решил поехать в глубинку. Ходил по деревням. В Кинерме встретился с братьями Гавриловыми, Иваном и Евдокимом. Конёнков выбрал Евдокима моделью для трёх своих произведений — двух скульптур и барьельефа». 

До сих пор в Кинерме сохранился родовой дом Гавриловых. Не раз в нём снимали исторические фильмы известные режиссёры из Москвы и Санкт-Петербурга. В самом большом помещении семья организовала домашний музей — в основном там представлена старинная карельская утварь. 

У нынешних Гавриловых, Ирины и Артура, двое детей. «Очень много зависит от главы семьи. На нём держится вся атмосфера. Муж вносит гармонию, спокойствие, надёжность», — говорит жена. И 21 год их совместной жизни — тому подтверждение.

Мнение эксперта

Председатель правления Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, Марина Гордеева: — Во многих регионах уже много лет проводились такие семейные конкурсы. Возникла идея объединить это движение на федеральном уровне. Конкурс — это реальное семейное движение, которое пишет национальную летопись лучших семей России. Победа в нём — не только общественное признание, но ещё и этап личностного, семейного роста победителей. Участники и победители потом становятся инициаторами различных семейных мероприятий у себя в регионах.

Справка
Конкурс «Семья года» организуют Минтруд России и Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. В этом году он прошёл в 4-й раз. Участвовали в нём 3343 семьи, больше всего из Омской, Новосибирской, Мурманской областей и Красноярского края. В финале оказались 353 семьи — победители региональных этапов. В итоге 85 из них получили титул «Семья года—2019» в одной из 5 номинаций: «Многодетная семья», «Молодая семья», «Сельская семья», «Семья — хранитель традиций», «Золотая семья». По итогам издана национальная книга-летопись «Семья года — 2019». В 1-м издании собраны истории победителей, во 2-м — информация обо всех участниках.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество