aif.ru counter
5602

Скорая помощь отверженным. Фонд доктора Лизы собирает лекарства бродягам

Сюжет Простые герои
Среди тех, кто пришел к Лизе поесть, люди самые разные.
Среди тех, кто пришел к Лизе поесть, люди самые разные. © / Екатерина Изместьева / АиФ

Полицейские проверки

Её фонд «Справедливая помощь» занимает небольшое подвальное помещение на улице Пятницкой, в нескольких шагах от метро Новокузнецкая. На входе нас встречает охранник. Всё помещение — кухня, подсобка и большая комната, разделённая перегородкой. Везде коробки с вещами, медикаментами, предметами гигиены, игрушками, провиантом. «Вот это всё принесли простые люди, — начинает наш разговор Лиза. — Хоть время и недоброе, как сейчас говорят, но тем не менее вот уже вторую зиму я не покупаю продукты для своих бездомных сама. Мне их приносят абсолютно разные люди. Это может быть и бизнесмен, а может быть и бабушка, которая живёт на свою пенсию, которая несёт в фонд банку сгущёнки или остатки куриного супа. Колбасу и хлеб поставляет мужчина, которого я, если честно, и не знаю. Просто люди стали более отзывчивые. Сознание меняется, и отношение к тем, кому труднее, чем тебе, — тоже», — продолжает Лиза.

Помогать тем, от кого отказались все — таков девиз фонда. Телефон у Лизы и её помощников не умолкает ни на минуту. Люди звонят по разным вопросам. Минимальная задача помощников — выслушать.  Максимальная — решить проблему. «Бывают очень запушенные случаи. Особенно это касается бездомных или тяжелобольных. Зачастую бездомными оказываются старики, которых собственные дети выжили из квартиры. Или они по глупости своей остались без жилья. Это неважно. Важно помочь. Пока юристы будут разбираться с проблемой, восстанавливать документы, надо найти жильё», — рассказывает помощница Лизы Светлана.

«Справедливая помощь» — частный фонд. Елизавета Глинка не работает на гранты и не сотрудничает с чиновниками. Как признаётся сама Лиза, пробивать чиновничью стену она устала. Её до сих пор поражает, почему в министерствах, которые должны помогать нуждающимся людям, работают те, кто ненавидит этих людей. «Я хотела стать максимально независимой от государства. Я не сотрудничаю с чиновниками. Сама с ними на контакт не иду. Только если чиновники сами пригласят. Я не открываю филиалы фонда по России, я работаю здесь, в Москве, и делаю то, что могу», — рассказывает Лиза.

Ящик для пожертвований
Ящик для пожертвований. Фото: АиФ / Екатерина Изместьева

В фонд доктора Лизы может обратиться любой нуждающийся из любого города России. Письмами с просьбами о помощи завалены все столы. «Вот эту коробку с памперсами мы отправляем в подшефный детский дом в Ульяновск. Вот баул, вот сумки — собираем посылки малоимущим людям. Люди многого не просят: одежду, обувь, игрушки и компьютеры», — показывает помощница Елизаветы Глинки Светлана. Светлана — PR-специалист в фонде. Пришла к Лизе после акции «благотворительный стриптиз». И осталась. «У меня случай был, после которого я убедилась, что такие фонды нужны. Девочка 18 лет поругалась с мамой и ушла из дома. Бродяжничала. В фронд пришла, потому что ей бродяги сказали, что тут можно одеться, обуться и покушать. Мы с ней поговорили. Оказалось, что мама и отчим нашей бродяги живут рядом со мной. Начали переговоры. Они продлились два месяца. Девочка вернулась домой. А потом пришла к нам с новым сотовым телефоном, одетая, как куколка. Довольная. И заявила: «Маме я не всё простить могу, но я вернулась». После её слов я несколько дней в эйфории была», — продолжает Светлана.

Деятельность фонда многие люди не понимают. «Как это так, кормить отбросы общества! — возмущаются горожане и те, чьи офисы расположены рядом с доктором Лизой. — Непонятно кто к ним ходит!». И строчат жалобы в правоохранительные органы. Полицейские на эти жалобы реагируют. То отпечатки пальцев придут снимут, то облаву устроят. В конце сентября была очередная проверка. Лиза кормила больных с психическими отклонениями, когда в фонд вошли люди в полицейской форме и с оружием в руках. «Они до смерти напугали моих больных. У меня есть парень Валера, у него уровень развития 5-летнего ребёнка. Так он теперь всех с пистолетами рисует. Боится, что его убьют», — говорит Лиза.

Письмо бывшего подопечного Лизы, сейчас послушника в монастыре
Письмо бывшего «подопечного» Лизы, сейчас — послушника в монастыре. Фото: АиФ / Екатерина Изместьева

Волонтёры. Работа по принципу военной медицины

В помещении фонда идёт подготовка к кормлению бездомных. Мужчины собирают коробки с лекарствами. Женщины нарезают бутерброды на кухне. Многие, услышав о Лизе, загораются желанием помочь. Приходят. Выдерживают не все. Отсеивается. Некоторых Лиза просит уйти сама. «Я всегда говорю волонтёрам: если вы хотите решить свои проблемы здесь, в фонде, вам это не удастся сделать. Потому что здесь надо помогать и забывать о своих проблемах. Вам тяжело, а людям, которым мы помогаем, хуже, чем вам. Бывали такие, которые приходили самоутверждаться за счёт больных людей.  Есть такие волонтёры, которым нужно больше помощи, чем моим больным. Есть такие, слишком впечатлительные, таким нельзя заниматься тем, чем я занимаюсь, — продолжает Лиза.

Сергей — студент, волонтёрит у доктора Лизы с лета. «Возникло желание помочь людям, пришёл, не разочаровался», — кратко рассказывает Сергей.

Студент-волонтёр Сергей помогает кормить отверженных на Павелецком вокзале
Студент-волонтёр Сергей помогает кормить отверженных на Павелецком вокзале. Фото: АиФ / Екатерина Изместьева

Всегда рядом с Лизой те, кому она помогла. Татьяна Ивановна варит на кухне кашу и режет яблоки на компот. Красивая, статная женщина со страшной судьбой. У Татьяны рак. Недавно была операция. За год Татьяна похоронила сына и старшую дочь. С Лизой Татьяна познакомилась в Бурденко, когда в реанимации между жизнью и смертью находилась вторая дочь Татьяны. «Мои две девочки и зять ехали в машине и попали в аварию. Зять отделался испугом. Старшую дочь похоронила, вторая в реанимации в Бурденко лежала. Я после похорон старшей своей девочки пришла в больницу, стою у окошка, плачу. Подошла Лиза, спросила: «А вы почему вся в чёрном? Ваша дочь жива. И будет жить». Так добро это сказала, я поверила. Помогала Лиза и тогда, когда я сына хоронила. И когда я диагноз узнала. Сейчас дочка пошла на поправку. Теперь моя очередь помогать», — рассказывает Татьяна Ивановна.

С волонтёрами фонд работает по принципу военной медицины: помощники с Лизой находятся там, где нужнее. Определённых обязанностей в фонде нет. Сегодня вещи перебирают, а завтра кашу варить будут.

Среда. Павелецкий вокзал. Бродяги

К семнадцати часам на Павелецком Лизу уже ждут отверженные. Толпа, человек 60, выстраивается в очередь к грузовику, из которого  Лиза будет раздавать еду: гречневую кашу в пластиковом контейнере, чёрный хлеб, бутерброды и чай.

Каждый, кто пришёл получить еду от Лизы, — отдельная история. В очереди и рабочие из Средней Азии, и бывшие зеки, и бабушки, которым не хватает денег на пропитание, и совсем опустившиеся бродяги. Есть и иждивенцы. Они выделяются из толпы: хорошо одетые, с довольными лицами.

Один из помощников доктора Лизы, Николай, напоминает собравшимся правила: «Проходим только с одной стороны, не толкаемся, мусор выбрасываем в пакеты». Получив порцию, можно встать в конец очереди и подойти ещё раз. И так, пока заготовленная еда не кончится. Ещё помощник объявляет бродягам, что есть человек, готовый сделать предложение по жилью и работе. Подходите. Пока проходила акция, к мужчине насчёт работы подошло два человека. Просто поболтать.

Люди приносят Лизе необходимые лекарства
Люди приносят Лизе необходимые лекарства. Фото: АиФ / Екатерина Изместьева

Отдельно от толпы стоит мужчина. Назвался Сергеем. Историю свою рассказывать не хочет. «Доктор Лиза — это самый человечный человек, который есть на свете. Она делает великое дело», — говорит Сергей.

А вот журналистов бродяги не любят. От камер отворачиваются и всё время просят не снимать. «Боятся, — поясняют сотрудники «Справедливой помощи». — Многие из них — хорошие актёры. Постоянно врут. Особенно про то, что дома у них никого не осталось. А сами боятся, чтобы их родные по телевизору не увидели».

Раздав еду, Лиза начинает приём больных: обрабатывает и перевязывает раны, раздаёт лекарства и предметы гигиены. Со стороны кажется, что для бродяг она своя. Смеётся, разговаривает на понятном для них языке, даже строга бывает. Но это только манера поведения. «Дистанцию  держу, — признаётся Лиза. — Они сами её устанавливают. Как бы мы их ни кормили, ни лечили, мы всё равно всегда останемся чужими. Для меня они, может, и сделали какие-то исключения, но это не значит, что я своя». Есть то, чего в отношении к отверженным Лиза Глинка никогда не позволит: жестокость и насилие. 

«И зачем только это делает. Иждивенцев кормит. А сейчас они пойдут в метро или на вокзал и ограбят нас», — недовольно говорят проходящие мимо люди.

На недовольство ни Лиза, ни её помощники внимания не обращают. «Остаётся терпеть. В социальных сетях всем, кто меня ругает, раньше писала: «Оставьте для меня личное пространство, в котором я могу делать, что хочу». Но теперь и это бросила. Просто игнорирую», — делится Лиза.

Как признаётся доктор Лиза, всех своих подопечных любит. Для многих из них, независимо от нации, возраста и социального статуса, Лиза — «мама». Самые благодарные из Лизиных «детей» — заключённые. Они ей письма шлют. Стихи слагают. А ещё боятся, что Лиза может уехать в Америку. Но уезжать Елизавета Глинка не собирается. Своих «детей» она не бросит. Сейчас у доктора Лизы самая «жаркая» пора. С наступлением холодов больных становится ещё больше. «Справедливой помощи» нужны лекарства и тёплая одежда. Кто хочет помочь, приходите в фонд:

Адрес: Москва, ул. Пятницкая, д. 17/4, стр. 1

Телефоны:

  • для тех, кому нужна помощь +7 (495) 743-07-76
  • для тех, кто хочет помочь сам +7 (964) 626-36-38
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы