aif.ru counter
13927

«Сирота из Бухенвальда». Органы опеки изъяли сирот у родной тети

Лиза сейчас.
Лиза сейчас. © / Из личного архива

Елизавету, страдающую ДЦП в сильной форме, отправили в «Копейский Реабилитационный центр для лиц с умственной отсталостью», двух младших сестер пристроили в новую семью.

Череда печальных событий столкнула лбами челябинских чиновников, органы опеки и попечительства, врачей, уполномоченного по правам ребенка, депутатов и правозащитников, пытающихся разрешить ситуацию в пользу сирот. Дело в том, что Елизавета в ужасном физическом состоянии: ее вес меньше 19 кг, и представленные тетей фотографии из казенного учреждения вызывают опасения по поводу ее жизни.

Наталья Галеева надеется вернуть детей под опеку.
Наталья Галеева надеется вернуть детей под опеку. Фото: Скриншот

Изъяли накануне исполнения решения суда

Началось всё в 2015 году, когда жительница поселка Полетаево Челябинской области Наталья Галеева оформила опекунство над тремя племянницами. Мать девочек лишена родительских прав. Отец отбывает наказание в колонии. Сестры Лиза, Лена и Люба несколько лет жили в доме Галеевой.

До деревенской семьи особо никому не было дела. Все изменилось в 2018 году, когда прокуратура, выступившая в интересах достигшей совершеннолетия недееспособной Елизаветы Кудрявцевой, выиграла суд по предоставлению инвалиду отдельного жилья. Квартиру должны были предоставить в течение пяти месяцев, но с этого момента жизнь семьи разделилась на до и после. Что это — стечение трагических обстоятельств или чей-то злой умысел?

В этой истории масса нестыковок. Одни и те же факты, рассказанные разными людьми с разных точек зрения, выглядят прямо противоположными. 

Вместо выделения жилья сироте ее и двух сестер изъяли из семьи опекуна Натальи Галеевой. Официальная версия такая: органы опеки, несколько раз приходившие контролировать жизнь сирот, столкнулись в очередной визит, с их слов, с творящимся беспределом. За столом в доме Галеевой сидела пьяная компания, в числе гостей — много мужчин, и они распивали спиртное, отмечая освобождение из колонии одного из собутыльников, в холодильнике не было продуктов. Соцработники случайно попали в дом: из него кто-то выходил, и им удалось проникнуть внутрь, когда их не ждали и не готовились. Они составили необходимые документы и приняли решение немедленно забрать из опасных условий всех трех сестер. Младшие девочки пришли из школы, были напуганы, не хотели уезжать из дома, ведь была неопределенность.

Принципиально иную версию озвучивает сама опекун. Она считает информацию органов опеки полностью бездоказательной. По словам Натальи Галеевой, работающей санитаркой в местной больнице, она сразу сказала явившимся незваным гостям, что в доме прямо сейчас идет уборка, потому вещи не на своих местах. И еда в семье всегда есть. «Мы с девочками одну только рыбу в каком только виде ни едим, — плачет женщина в видеоинтервью, записанном правозащитницей Оксаной Труфановой. — И жарим, и парим, и запекаем». То, что семья Галеевой — не асоциальная, а обычная деревенская, подтверждают и многочисленные соседи, от которых в крошечных населенных пунктах, как известно, не скрыть ничего. Никто из них не сказал, что Наталья употребляет спиртное и не заботится о сиротах. Женщина вырастила своих детей и помогает внукам.

«Лизу нужно спасать»

Опекун не оставляла идею вернуть в семью девочек. Самую большую тревогу вызывала у нее, конечно, старшая Елизавета, инвалид детства. Девушку, которой сейчас 19, поместили в интернат для умственно отсталых. Учреждение в регионе на хорошем счету. Те его обитатели, что ходят своими ногами, в принципе, довольны условиями жизни. «А кому нужен в подобных учреждениях глубокий инвалид? — рассуждает в беседе с нашим корреспондентом правозащитник Валерия Приходкина, которая в курсе ситуации и встречалась со всеми сторонами конфликта. — То, что девушка дожила до 19 лет, находясь в таком слабом состоянии здоровья, уже говорит о многом. Значит, не было ей так плохо у тетки, как говорят те, кто ее изъял из семьи. Она и поговорит с ней, и покормит от души, и уход обеспечит. Кто будет так заниматься с лежачим инвалидом в специнтернате? Не ест — и не надо. Поменяли подгузник раз в сутки, и всё». В интернате нет узких специалистов медицинского профиля, кто бы мог обеспечивать должное лечение, уход и реабилитацию Лизы. Тетя обнародовала ужасающие фотографии своей бывшей подопечной, которые она сделала в казенном учреждении. На них — полуживая девушка, с тонкими, как проволока, ногами, с пятнами от пролежней на лице. Наталья говорит, когда увидела Лизу в таком состоянии, заплакала, и та тоже залилась слезами. А ведь еще совсем недавно, перед изъятием опекой, сделан снимок, где девушка выглядит хорошо, насколько это возможно при ее болезни. Взгляд осознанный, никаких пятен, вес более-менее нормальный. Дело в том, что у инвалида большие ортопедические проблемы, а также врожденный дефект системы пищеварения. У тети дома Лиза питалась с ложки протертыми фруктами. «Она очень любит бананы, — рыдает Галеева. — Кто ее в интернате будет ими кормить?» Правозащитница Труфанова в своем посте на странице в соцсети охарактеризовала Лизу «как в Бухенвальде» и высказала предположение, что ее морили голодом в казенном учреждении. Она выступает как юрист в интересах Натальи Галеевой и помогает женщине в ее попытках вернуть детей под свою опеку вновь.

Фотография Лизы до ее изъятия у опекуна-тети.
Фотография Лизы до ее изъятия у опекуна-тети. Фото: Из личного архива

В защиту опекуна и девушки-инвалида выступил депутат Госдумы, писатель Сергей Шаргунов. Так история вышла из местечкового поля и получила общероссийскую огласку. На своей странице в соцсети депутат разместил гневный пост с призывом спасать инвалида, сообщил, что подготовил все необходимые запросы, и закончил его словами: «Это кошмар, в котором надо разобраться, и как можно быстрее помочь страдалице».

Смерть — из-за квартиры?

Когда в ситуацию вмешались общественники, министерство соцотношений, медики, чиновники и уполномоченные по правам ребенка и человека решили создать комиссию и приехать на дом к опекуну Наталье Галеевой. Но проверить условия проживания семьи не получилось: накануне ночью дом полностью сгорел. В пожаре погиб гражданский муж Галеевой, 47-летний Виктор Иванов. Хозяйка находилась на работе на суточном дежурстве.

И вновь — разная реакция на трагедию. Наталья осталась без крыши над головой, документов, вещей, детей и супруга. Депутат Шаргунов в своем посте открыто назвал ситуацию поджогом. Однако пресс-служба Главного управления МЧС России по Челябинской области дала такое предварительное заключение: «На месте ЧП работала испытательная пожарная лаборатория и сотрудники органов дознания. Было установлено, что очаг находился в районе расположения пристроенного к дому курятника. По предварительным данным, пожар возник из-за аварийного режима работы электросети. В данный момент в лабораторных условиях проводится дополнительный анализ материалов, изъятых с места резонансного пожара». Уполномоченный по правам ребенка региона Евгения Майорова еще до выдачи официального ответа в посте соцсети высказала предположение, что проблема может быть в проводке, чем вызвала гнев правозащитников. В комментариях к посту Майоровой «Хорошо, что в доме не было детей. Страшно» начался скандал. 

Фото: Скриншот

«Мы выезжали на место пожара, — говорит одна из правозащитников, Валерия Приходкина. — Ну какой свет может быть ночью включенным в деревне в курятнике? Там и соседи рассказали, что не может быть такого». 

По официальной версии, пламя из курятника перебросилось на дом. Сама Наталья утверждает, что в курятнике был неработающий, сломанный обогреватель. Он не мог быть включенным: им не пользовались.

В огне заживо сгорел мужчина, который был в доме один. По словам все тех же соседей, он пытался освободиться из объятого огнем дома, стучал в окно, но выйти не смог. Прибежавшие на пожар выбили окно, но спасти мужчину не удалось.

А что же дети?

Все стороны конфликта, участвующие в этой страшной истории, заявляют, что выступают в интересах детей. Уполномоченный по правам ребенка региона встречалась с новой семьей младших сестер Лизы. «У меня ноль вопросов, — прокомментировала Майорова ситуацию нашему корреспонденту. — Там отличная семья, девочки рады, называют опекуна мамой, у них тесная эмоциональная связь. Они не хотят возвращаться к тетке».

«Новая семья настроила девчонок против своей родной тети, — говорят на это правозащитники. — Да, Наталья могла попросить их помочь и вымыть Лизу, и перевернуть, и вещи ее выстирать. Конечно, сестрам, которые подростки 11 и 15 лет, совершенно не хочется этим заниматься. Так что с того? Зачем их изъяли из семьи, разлучили с сестрой и родственницей-опекуном? И вообще — девчонкам 11 и 15 лет. Кому они понадобились? Как их так быстро пристроили в семью? Ведь всем известно, что усыновители хотят взять как можно более юных сирот, в идеале до трех лет. И как так быстро оформили все необходимые документы?»

«Наталья — обычная деревенская баба, — говорят соседи. — Ничего плохого про нее не сказать. Живет, как все, работает».

«А не папаше ли квартира понадобилась, который должен освободиться рано или поздно, — зашептали злые языки. — Он лишен родительских прав на среднюю и младшую дочерей, а на Лизу недееспособную — нет. Поди так и норовит оформить опекунство после сестры своей, Натальи».

После поднявшегося скандала больную Елизавету, рост которой всего 132 см, перевезли из интерната в паллиативное отделение челябинской больницы. Решено, что девушке необходимо делать стому — специальное отверстие, которое поможет больной получать питательные вещества. Но ведь она жила столько лет без нее, не теряла так катастрофически в весе.

«У чиновников любого уровня один метод: всё отрицать и обвинять самих жертв»

Именно такими словами прокомментировал ситуацию с сестрами депутат Сергей Шаргунов. И провел многочисленные параллели в стране, когда чиновники выступают против народа. «Сейчас главное — спасти жизнь Лизы Кудрявцевой, которую довели до предсмертного истощения, — пишет парламентарий. — В интернате, где она находилась, в штате даже нет постоянного врача. Её перевели в Челябинск, в нормальную больницу — благодаря нашему общему неравнодушию. Она в тяжёлом состоянии, у неё пневмония, кормят внутривенно.

И квартиру ей обязаны предоставить, выполнить решение суда. И пусть прекратят тратить государственные ресурсы на борьбу с несчастной рыдающей тётей, а лучше помогут. Помогут тёте и племяннице. И я помогу. И мы, те, кому не всё равно, поможем. Новый дом им построим».

Официальный комментарий министерства соцотношений региона гласит, что девочек забрали у опекуна из-за ненадлежащего выполнения ею обязанностей. Ситуацию с самочувствием Елизаветы держат на контроле, но выездная проверка учреждения, где она содержится, выявила «отдельные недостатки в части оказания реабилитационных услуг, в связи с этим 11 января 2020 года в учреждение выедет комплексная межведомственная комиссия, которая оценит деятельность медицинского персонала по уходу за пациентами отделения «Милосердия».

Поездка состоялась в минувшую субботу. Комментариями поделилась на своей странице в соцсети все та же правозащитник Оксана Труфанова. Она пишет, создалось впечатление, что над обитателями дома-интерната «поработали»: слишком часто они повторяли фразу, что у них «все хорошо». Правозащитник отмечает и некоторые проблемы с документами, касающимися медицинских обследований Лизы. По ним невозможно понять, когда же девушке стало так плохо: «И как вишенка на посленовогоднем торте: сотрудницы отдела опеки и попечительства Сосновского района принесли совершенно волшебное по юридической сути решение того же Сосновского районного суда, который постановил выдать Лизе квартиру, — "О порядке изменения выдачи квартиры"». По словам юриста, чтобы получить обещанную квартиру, Елизавете нужно стать дееспособной, обслуживать себя самой, что в принципе невозможно при ее диагнозе. Юрист призывает инициировать проверку не только администрации и опеки Сосновского района, но и суда.

«Я разворошила осиное гнездо, здесь слишком большие деньги крутятся, — комментирует ситуацию Наталья Галеева, — неизвестно еще, останусь ли я жива сама».

Будет ли выделена Елизавете злополучная квартира, не понятно. Кто будет ее опекуном, если таковой вообще появится, тоже вопрос. Не ждут ли подобные проблемы сестер инвалида по достижении ими совершеннолетия? Как и где жить дальше несчастной Наталье Галеевой? Ситуацией заинтересовался следственный комитет.

У этой истории пока нет конца.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы