429

«Олимпиада важнее людей»: жертве наводнения в Крымске отказывают в лечении

Гуля Жунисова. Фото Алины Меньковой

«Я привязал дочек простынями к кроватям»

Сейчас семья Жунисовых — супруги Бинали и Айнур и три их дочери — Гулфаируз, Назли и Инжу — живут в хуторе недалеко от Крымска.

Две маленькие девочки бегают по дому босиком, играют в прятки. Младшая прячется на кухне за газовой трубой.

«Назли, не ломай газовую трубу! Тебе что играться нечем?», — смеется отец девочек Бинали.

Дочки Бинали и Айнур: Слева младшая Инжу, справа старшая Назли Дочки Бинали и Айнур: Слева младшая Инжу, справа старшая Назли. Фото Алины Меньковой

Наводнение застало семью в двухэтажном доме. Вода прибыла в 9 часов вечера, когда девочки уже спали.

«Я укладывал девочек спать на втором этаже и заснул с ними. Проснулся от сильного стука по потолку первого этажа, спустился вниз, а там вода до потолка — плавают стулья, вещи, телевизор. Я ринулся наверх, и привязал дочек простынями к кроватям. Вода отступила, но через минуту мгновенной холодной волной заполнила второй этаж. Я выбрался с детьми на крышу и сидел там несколько часов, пока вода не ушла», — вспоминает Бинали.

Одну из подушек Бинали хранит до сих пор, как память о спасении в ночь трагедии Одну из подушек Бинали хранит до сих пор, как память о спасении в ночь трагедии. Фото Алины Меньковой

До наводнения у Жунисовых была теплица, она приносила основной доход — выращенные овощи супруги продавали на рынке. Но все хозяйство смыло водой.

Сейчас Жунисовы живут в небольшом доме в поселке Безводный - там нет даже водоснабжения. На всю округу - один крохотный колодец, и тот - далеко от дома.

«Мне дают гормоны, и я потолстела»

«Основная наша проблема не жилье, не работа, а состояние Гулфаируз. Оно ухудшается», — грустно говорит Бинали.

Бинали со старшей дочерью Гулфаируз Бинали со старшей дочерью Гулфаируз. Фото Алины Меньковой

«Мама! Мама пришла!» — младшие дочери встречают его жену Айнур у порога. Она привезла продукты с рынка.

Старшая дочь — Гуля — ее не встречает, она сидит на диване, уткнувшись в телевизор. И так каждый день. С момента наводнения в Крымске она практически не ходит. Единственное ее окошко в мир — это интернет. Но он не заменит живого общения со сверстниками. В школу девочка не может ходить — учителя сами приходят к ней. В сентябре Гуля пойдет в восьмой класс.

Пока мама Айнур кладет продукты в холодильник, который семье Жунисовых подарили волонтеры, спрашиваю у Гули, какие школьные предметы ей больше нравятся. Она не хочет отвечать, тогда я рассказываю о своей любимой литературе, и смущенная девочка отзывается:

«А я люблю биологию. А дома иногда вышиваю!»

«Покажи что-нибудь!»

«Показать?», — Гуля находит в себе силы взять костыль.

Мне становится неловко, что забыла про ее костыль: «Да сиди, не надо!»

«Пусть встает, врач сказал ей надо больше ходить!» — возражает Бинали.

Гуля приносит вышивку. Садится на диван и снова смотрит в экран телевизора. Разговорить ее очень трудно, все время молчит. Сестры пытаются с ней играть, но Гуля не реагирует. Видно, что глубоко внутри девочка сильно переживает. Сейчас ей 14, самое время впервые влюбиться, встречаться с друзьями, кататься на велосипеде, смотреть на звезды. Но Гуля просто смотрит в телевизор...

«Сейчас мне дают гормоны, я из-за них потолстела», — наконец произносит она и снова «уходит в телевизор».

Гуля в 6 лет заболела остеомелитом Гуля в 6 лет заболела остеомелитом. Фото из личного архива семьи

Хронический остеомиелит правой большеберцовой кости начался у Гули еще в 6 лет. Тогда она просто ушиблась. Мать не придала значения обычной шишке на ноге. Вот когда шишка начали расти, Айнур забила тревогу.

Гуля с мамой Гуля с мамой. Фото из личного архива семьи

Олимпиада важнее людей

В Астане Гуля лежала два года в аппарате Елизарова, но это не помогло. Потом Гуле поставили в ноги спицу. Во время наводнения в рану попала инфекция, и болезнь обострилась — начала гнить кость. Нога гноится почти год.

«Месяц назад нам почистили гной в краснодарской больнице, удалили спицу. Спасибо Павлу Астахову! Хотя бы в этом он помог», — улыбается Айнур. До вмешательства детского омбудсмена ребенка вообще отказывались принимать врачи.

«Мы до сих пор не получили гражданство. В администрации мне сказали, что решат это только после Олимпиады. Но нога дочери не может столько ждать!»

В новом доме пока прописана только Айнур, детей она не может прописать, потому что нет вида на жительство.

«Палка о двух концах. Из-за того, что у нас нет гражданства, мы не можем сделать операцию дочери. Из-за этого мы не получили материальной компенсации после наводнения, как другие жители Крымска».

Айнур рассказывает, что главное для нее на сегодня поставить на ноги старшую дочь Айнур рассказывает, что главное для нее на сегодня поставить на ноги старшую дочь. Фото Алины Меньковой

Каждый день Айнур утром и вечером делает перевязки дочери, говорит, для ребенка это мучительно больно. но необходимо.

Жунисовым помогают волонтеры. «Спасибо им, — говорит Айнур. — Вот, Екатерина Боскис из Москвы нам очень помогала и помогает до сих пор. Именно она пыталась достучаться до больниц, чтобы сделать дочери бесплатную операцию. Но и в ней нам отказали, хотя сначала были согласны. Когда выяснили, что у нас нет гражданства сказали, что мы можем рассчитывать только на платную операцию. Стоит она 600 тысяч рублей. Екатерина открыла счет, куда сейчас люди со всей России перечисляют средства для Гули. За неделю мы собрали почти половину. Мы так рады, не ожидали, что столько человеческих сердец откликнется на нашу беду».

Гуля прошла уже 10 операций, но самая главная — еще впереди. Она пройдет в Кургане: девочке в ногу вживят искусственную кость. Но только если хватит денег — средства на операцию сейчас собирают по всей России, на бесплатную помощь в этой семье уже не надеются.

Один колодец на весь хутор

Говоря о волонтерах, семья смущается: говорят, что хотели бы сами заработать на лечение дочери, но единственный источник заработка смыло наводнением, а все средства сейчас уходят на выживание.  Гуля с семьей живут  в хуторе Безводный. Его подарила семье Русская православная церковь.

«В этом доме 12 лет никто не жил. Когда мы въехали, здесь глина на полу лежала, мыши бегали, воняло. Все, что есть, своими силами сделали. Я провел газ, позже появилось отопление. Правда, транспорт до Крымска ходит редко. Утром и вечером. Жена ездит за продуктами каждое утро», — рассказывает Бинали.

Название хутора «Безводный» говорит само за себя — в хуторе в домах не проведено водоснабжение, а на всю округу один колодец. И он находится далеко от дома Жунисовых.

Бинали 59 лет, машины у него нет, носить ведра с водой ему тяжело. Воду семья экономит «на необходимое», детей купают раз в 10 дней в бане.

«Я построил баню, но вот только без воды в ней и не попаришься! Здесь 10 метров земли, а под ней песок. Сделать колодец стоит 150 тысяч рублей, откуда у нас такие деньги? На работу официально меня не берут, пожилой уже, шабашками подрабатываю — я сварщик, тысяч 9 в месяц выходит. А так сижу с детьми, жена на рынке торгует, если получит в день триста рублей — хорошо».

Пока Айнур торгует на рынке овощами и рассадой, дома с детьми остается муж Бинали Пока Айнур торгует на рынке овощами и рассадой, дома с детьми остается муж Бинали. Фото Алины Меньковой

Если бы была вода, то Жунисовы построили бы теплицу и наладили свой маленький бизнес. Бинали рассказывает, что в администрацию Айнур обращалась не раз с просьбой о помощи.

«Говорили, предоставят двухтонную бочку, но все осталось на словах!»

На огороде у Жунисовых могло бы расти все, но без воды овощи засыхают На огороде у Жунисовых могло бы расти все, но без воды овощи засыхают. Фото Алины Меньковой

«И здесь бы огород принес доход, все-таки 10 соток земли! Вот прошли дожди, и огурчики созрели. Айнур сразу на рынок. Но сейчас если будет жара, то все снова засохнет!», — сетует Бинали.

Баня Жунисовых Баня Жунисовых. Фото Алины Меньковой

У Жунисовых есть собака по кличке Черный. Она злобно рычит.

«Мясо для собаки мы не покупаем. Сами не всегда его едим. Даем псу то, что девочки не доедают».

В собачьей миске лежат остатки моркови.

Назли гладит собаку Назли гладит собаку. Фото Алины Меньковой

«Люди после наводнения помогали, и едой, и одеждой. Мне все нравится здесь: в доме высокие потолки, три просторные комнаты, волонтеры кровати в детскую отдали. Если бы только вода была. Мы бы встали на ноги. И подняли бы дочь».

Страница Гули Жунисовой на сайте благотворительного фонда: https://predanie.ru/blago/147630/

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах