aif.ru counter
19.09.2019 00:07
5275

«Мы как прокажённые». Онкобольного сочинца лишили единственного жилья

Андрей и Наталья Мартыновы.
Андрей и Наталья Мартыновы. © / Андрей Мартынов / Из личного архива

Ночь Андрей и его жена провели на улице. Спали на том самом матрасе: идти было некуда. Такая ночевка — стресс и для здорового человека. Мартынов — онкобольной. Несколько лет назад у него обнаружили рак легкого, прооперировали. Он прошел более 20 курсов терапии, но лечение продолжается.

Дом у моря

В начале 2005 года Андрей и Наталья Мартыновы решили купить участок в Сочи, куда они приехали из Кирова с сыном. По объявлению нашли подходящие пять соток с домиком. Их продавала ветеран войны Нина Головенчик. Правда, у хозяйки был только договор аренды. Она рассказала, что получила эту землю во владение от местного совхоза, но документы на право собственности не сделала. На это не было денег. Супруги согласились дать женщине задаток в 15 тысяч долларов на оформление всех бумаг, чтобы потом завершить сделку. По настоянию хозяйки юридическими вопросами занимались её знакомые риелторы, которые «производили хорошее впечатление». Она не подозревала, что это только видимость.

Мартыновым негде было жить, и Нина Головенчик разрешила им сразу вселиться в продаваемый ей дом по адресу ул. Нижнеимеретинская, 1. Риелтор Прудников пообещал супругам за четыре месяца оформить участок под ИЖС. Периодически он показывал копии якобы уже оформленных бумаг. Когда подошло время, Прудников сказал, что всё готово, остаётся только сдать документы в юстицию для регистрации права собственности. Но тут у мужа Нины Головенчик случился третий инсульт. Для его лечения она попросила отдать ей оставшуюся часть денег за участок. После жалостливых уговоров Мартыновы согласились и помогли спасти человека. Только после этого вскрылся подвох.

  Супруги и представить не могли, чем обернётся их мечта о жизни в Сочи.
Супруги и представить не могли, чем обернётся их мечта о жизни в Сочи. Фото: Из личного архива/ Андрей Мартынов

«В июне 2005 года мы договорились идти сдавать документы в юстицию, но Прудников исчез, — рассказывает Андрей Мартынов. — Я начал подозревать, что здесь что-то не так. С кадастром, который мне вручил Прудников, пошёл к знакомому в земельный комитет. И там по номерам выяснилось, что эта земля вообще в другом районе. Оказалось, что нам морочили голову. Они и Нину Антоновну обманули, взяв у неё 15 тысяч на оформление документов. А сами изготовили фальшивый кадастр и фальшивое постановление администрации, чтобы вводить нас в заблуждение. Я не ходил ничего проверять, пока не появились симптомы мошенничества».

Он обвинил риелторов в обмане и присвоении денег, но доказать это так и не смог. Через полтора года в полиции выдали заключение об отсутствии состава преступления. Всё списали на гражданско-правовые отношения и посоветовали разбираться в суде. Но Андрей Мартынов ещё надеялся самостоятельно всё оформить и убедил Нину Головенчик переписать на него доверенность. Чтобы завершить сделку, нужно было сначала оформить право Головейчик на участок, собрать документы. Мужчина начал бегать по архивам, обивать пороги администрации. 

Дело шло медленно, а вскоре возникла новая проблема. Сочи выбрали олимпийской столицей, и там наложили мораторий на оформление любых земельных участков. Но худшее ждало супругов впереди.

Уже много лет Мартыновы фактически живут на чемоданах.
Уже много лет Мартыновы фактически живут на чемоданах. Фото: Из личного архива/ Андрей Мартынов

Олимпийский фактор

По мнению Андрея Мартынова, местные чиновники могли облегчить их задачу и помочь без проволочек решить все проблемы. Но вместо этого они столкнулись с полным непониманием и административными препонами. 

В 2007 году суд признал все постройки на участке Нины Головенчик самовольными и подлежащими сносу. По словам Андрея Мартынова, это решение фактически стало клеймом, из-за которого его никто не хотел даже слушать. Но он не сдавался. Был шанс всё уладить с помощью исторической справки о выделении земли Нине Головенчик, которая могла стать правовым основанием для денежной компенсации. В 2010 году помочь с этим обещали представители «Олимпстроя» и бывшего губернатора Кубани Александра Ткачёва. Чиновники из Краснодара приезжали решать проблемы переселенцев, устроивших тогда голодовку. Но выяснилось, что все архивы до 1985 года исчезли. Их вроде бы уничтожил пожар.

Также Мартынов по совету юристов пытался через суд доказать, что Нина Головенчик пользуется землёй больше 15 лет. При таком сроке закон давал ей право приватизировать участок. Он нашёл свидетелей, документы, но на первом же судебном заседании выяснилось, что доверенность на имя Андрея Мартынова аннулирована. 

«Выяснилось, что к Нине Антоновне приходили сотрудники администрации, — продолжает Андрей Мартынов. — Они её уговаривали и стращали. Мол, вы инвалид второй группы, прикованы к постели, зачем вам земля, оставьте эту затею. Говорили, что в противном случае отберут доплату к пенсии от муниципалитета. Видимо, пообещали ей квартиру как ветерану войны с правительственными наградами. В конце ей подсунули бумажку, продиктовали текст, и она всё подписала. Но после этого у Нины Антоновны что-то ёкнуло, и она рассказала всю эту эпопею нам со знакомым на камеру. Так что есть видеосвидетельство того, как её обработали».

Против супругов сыграл ещё один фактор. Обсуждаемый участок оказался в том месте, где решили строить Олимпийский парк. В итоге всё кончилось тем, что в 2011 году дом по улице Нижнеимеретинской снесли и Мартыновы остались без крыши над головой. Они перебрались в старую «Газель», которую дал знакомый, и призвали на помощь журналистов. Когда в СМИ поднялась шумиха, раздался звонок из администрации Сочи. 

«Видимо, откуда-то сверху позвонили главе города Анатолию Пахомову, и через три дня после сноса дома тот пригласил нас к себе, — говорит Андрей Мартынов. — Он разговаривал демонстративно вежливо. Сказал, что они решили нам помочь и выделить земельный участок взамен того, что изъяли под Олимпиаду. Пахомов при нас вызвал главного архитектора Сочи Олега Шевейко и поручил ему заняться нашим вопросом».

Им пообещали в собственность семь соток на улице Белых акаций. Но участок ещё нужно было оформить, поэтому супругам дали комнату в маневренном фонде: пансионате «Нептун». Туда временно селили многих из тех, у кого изъяли землю под Олимпиаду. Мартыновы ждали и жили надеждой, оформление участка действительно шло. А потом возникла очередная проблема.

Почти все вещи Мартыновых опечатали в «Нептуне».
Почти все вещи Мартыновых опечатали в «Нептуне». Фото: Из личного архива/ Андрей Мартынов

Проклятие «Нептуна»

По словам Андрея Мартынова, он сделал весь пакет документов на обещанный им участок, оставалось только нанести его схему на карту города. Требовалась подпись Олега Шевейко, но в 2013 году его неожиданно сняли с должности. А новый главный архитектор отказался подписывать бумаги под предлогом того, что земля находится в пятисотметровой зоне от полигона ТБО. Андрей Мартынов тщетно доказывал, что это ошибка. Работа по выделению участка остановилась. 

Жилищные проблемы других «олимпийских» переселенцев из «Нептуна» постепенно решались, и комнаты пустели. В итоге под крышей старого пансионата остались только Мартыновы. Последние три года они жили там без водопровода.  Для получения электричества пришлось купить генератор, а после штрафа за его использование супруги протянули кабель от соседей и платили им втридорога. 

А потом у «Нептуна» сменился собственник: город передал здание Сочинскому государственному университету. В конце 2016 года Мартыновы узнали, что суд заочно постановил выселить их без предоставления другого жилья. Попытки супругов опротестовать это решение ничего не дали. К ним пришли приставы. Жалобами и уговорами от них долго удавалось отбиваться, но в начале сентября жизнь Мартыновых в «Нептуне» подошла к концу. 

Акт о выселении Мартыновых без предоставления другого жилья.
Акт о выселении Мартыновых без предоставления другого жилья. Фото: Из личного архива/ Андрей Мартынов

Приставы пришли неожиданно и сразу стали менять замки. Они сказали Андрею быстро собираться и освобождать комнату. Потом он услышал голос примчавшейся с работы жены, которой успел позвонить. Её не пускали в здание, и Андрей решил спуститься. Когда он вернулся, комната уже была заперта и опечатана вместе с вещами. 

«Оказалось, жену не впускали, чтобы выманить меня и закрыть дверь, — говорит Андрей Мартынов. — Я сказал, что отказываюсь уходить. Взял в соседней комнате матрас и лёг на него перед нашей дверью. Но меня прямо на матрасе вытащили из здания. Нам пришлось ночевать на улице».

К утру они замёрзли без тёплых вещей, и к тому же Андрею нужно было принять лекарства: Мартынов прошел больше 20 курсов радио- и химиотерапии, продолжает лечение и сейчас. Пришлось проникнуть в запертое жилище: в «Нептуне» всё старое, и двери легко поддались. Следующую ночь Мартыновы провели в своей комнате, но потом опять приехали приставы, выселение повторилось. С вещами, которые смогли унести, муж и жена оказались на улице.

Последняя надежда

Мартыновы рассказали о случившемся журналистам. Новость о выселении на улицу онкобольного человека стала резонансной. Власти Сочи приняли меры, вскоре появились сообщения о том, что проблема решена. Якобы людям предоставили жильё в районе Мацесты. Но всё оказалось не так просто.

По словам Андрея Мартынова, в предложенной им квартире невозможно жить из-за её плохого состояния, сырости. 

В администрации Сочи заметили, что изначально обещали сделать в квартире ремонт. На днях его закончили. В квартире полностью обновили стены и потолки, поменяли плитку, установили сантехнику, светильники и выключатели. И готовы передать ее семье, если один из супругов устроится в муниципалитет: иначе нет правовых оснований, чтобы заселить их в служебное жилье.  

Как понял глава семейства, придётся заниматься физическим трудом, например, подметать улицы. Но супругам уже за шестьдесят, у каждого свои болячки, и к тому же у обоих уже есть работа. Андрей — водитель, а Наталья — продавщица.

Для Андрея Мартынова есть еще одно препятствие.

 Стена квартиры, предложенной Мартыновым в Мацесте.
Стена квартиры, предложенной Мартыновым в Мацесте. Фото: Из личного архива/ Андрей Мартынов

«В Мацесте сероводородные источники, там везде этот запах, — объясняет Андрей Мартынов. — А первое, о чём предупреждают врачи при моей болезни, — это что противопоказаны солнечные лучи и сероводород. Даже моя супруга начала там кашлять, а я тем более. Такая перспектива совсем не радует. Хватит того, что я заработал онкологию из-за нашей эпопеи. С 2005 года столько крови выпито и нервов потрачено. Моя болезнь возникла на нервной почве, у меня только такое объяснение. Я не курю с пионерского возраста, проблем с экологией в Сочи нет». 

Они сказали чиновникам, что не могут там жить. В мэрии заметили, что это уже не первый вариант, от которого семья отказывается:

«Администрацией города Сочи Мартыновым был предложен ряд компромиссных вариантов, в том числе земельные участки в Адлерском районе города Сочи, но последовал отказ. Помимо этого, Мартынову было предложено трудоустроиться в муниципальную организацию с дальнейшим размещением семьи в общежитии, но и от данного предложения Андрей Мартынов отказался».

В мэрии подчеркнули, что Андрей Мартынов не относится к категории льготников, и они вообще не обязаны помогать ему с жильем. «Тем не менее, власти города ищут законный путь решения данного трудного вопроса», — подчеркнули в администрации. 

Мартыновы с такой трактовкой не соглашаются.

«Это, мягко говоря, неправда, — говорит Андрей Мартынов. — Все, что предлагали, непотребное, это невозможно освоить. Например, сулили участок под локатором в районе аэропорта. А потом оказалось, что это санитарная зона, там высокочастотное излучение. У всех проблемы порешали, кроме Мартыновых. Как будто на нас какое-то проклятие, будто мы прокажённые. Всю жизнь искалечили из-за клочка земли».

После отказа жить в Мацесте семью на 10 дней поселили в гостинице. Срок истекает в середине сентября, а дальше — неизвестность. Других приемлемых для семьи вариантов местные чиновники не предлагают. Вещи из «Нептуна» вывозить некуда, их начали разворовывать. 

Из-за всех перипетий Андрей Мартынов не может продолжить лечение, хотя есть угроза рецидива. В том же лёгком у него нашли новые очаги болезни, и ещё летом нужно было лечь на химиотерапию. 

Но история привлекла внимание властей края. На днях их представитель встречался с Андреем Мартыновым и пообещал поискать правовые основания для выделения жилья. Но супруги уже почти потеряли всякую надежду.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество