Примерное время чтения: 6 минут
5655

Хочу в тюрьму! Почему Марина Овсянникова пробивается в «узницы режима»?

Марина Овсянникова.
Марина Овсянникова. Reuters

В 1998 году состоялась премьера картины Аллы Суриковой «Хочу в тюрьму!». По сюжету фильма главный герой, обычный российский механик, невольно оказавшийся втянутым в криминал в России, решает спрятаться от проблем в тюрьме. Но не в отечественной, а в европейской.

«Наказание до 10 лет»

Что-то вроде этого сюжета можно наблюдать сейчас от экс-сотрудницы Первого канала Марины Овсянниковой. Женщина прилагает титанические усилия для того, чтобы оказаться за решеткой.

Как сообщил РИА Новости адвокат Овсянниковой Дмитрий Захватов, ей предъявлено обвинение по делу о фейках про ВС РФ: «Ей предъявили обвинение по пункту “д” части 2 статьи 207.3 УК РФ, которая предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы... Поводом для возбуждения дела послужил пикет на Софийской набережной Москвы».

Напомним, уроженка Одессы 14 марта ворвалась в студию программы «Время» на Первом канале во время прямого эфира с плакатом. 

Спустя несколько секунд Овсянникову вывели из студии. Впоследствии суд оштрафовал ее на 30 тысяч рублей.

Историю с восторгом прокрутили в западных СМИ, а саму женщину взяли на работу в немецкое издание Die Welt. 

Фото: http://www.youtube.com/

«Московская мерзость»

Но, к большому разочарованию «борцов с режимом», новой героини из Овсянниковой не получилось. Хуже того, со своими обязанностями на новом месте она элементарно не справлялась.

Кроме того, не успела она начать работу в Die Welt, как радикалы из украинской диаспоры в Берлине вышли на митинг, требуя ее увольнения. Их логика проста — тот, кто работал на российском ТВ, хорошим быть не может по определению. Никакие объяснения, акты покаяния и выход на проукраинский митинг не помогали — проживающие в Германии украинцы продолжали относиться к ней враждебно.

Еще хуже получилось с визитом Овсянниковой на Украину — там ее и вовсе охарактеризовали как «агента ФСБ». «Что она делает в Украине? Это хороший вопрос. Потому что, очевидно, стоит уже пересматривать правила, по которым в Украину пускают россиян. На вопрос надо отвечать: что в немецких медиа делает эта журналистка и зачем ее пускали в Украину», — возмущался министр культуры Украины Александр Ткаченко.

Даже визит на родину в Одессу прошел не слишком удачно. Официальный представитель Одесской областной военной администрации Сергей Братчук охарактеризовал Овсянникову как «московскую мерзость». 

В интервью немецкому изданию Bild женщина заявляла, что от нее отвернулась вся семья — мать, муж и сын, и только с дочерью она продолжает общение. Еще в июне Овсянникова уверяла, что в Россию не поедет, так как боится «мести режима».

«Госпропаганде ничего не понадобилось делать, чтобы дискредитировать Овсянникову. Со всем этим прекрасно справилась она сама»

Но в начале июля она тем не менее прилетела в Москву — по ее собственной версии, чтобы отсудить у мужа права на дочь.

Даже Ксения Собчак высказалась на сей счет довольно язвительно: «Конечно, за детей надо бороться, но заявления Овсянниковой становятся все более напоказ героическими: “Когда я прилечу в Москву, то не буду трусливо прятаться и молчать. Власти выгодно, чтобы все протестующие уезжали за границу. Их намеренно выдавливают из страны. Возможно, меня арестуют прямо в аэропорту”. А если арестуют, Марина, вы уверены, что это сделает вас хорошей русской? Ну и еще одно наблюдение: госпропаганде ничего не понадобилось делать, чтобы дискредитировать и саму Овсянникову, и ее поступок. Со всем этим прекрасно справились она сама, либеральные активисты, украинские активисты, которые устраивали ей бойкот».

За прилетом Овсянниковой следили западные СМИ, но они были разочарованы — никто женщину в аэропорту не хватал и в наручники не заковывал.

Но дальнейшее поведение дамы убедило, что ни с какой дочерью она воссоединяться не хочет. Судя по тому, как резко она приняла решение о возвращении в Россию, ей ясно дали понять, что рассчитывать на дальнейшую помощь она может только в качестве «узницы режима Путина».

«Я вообще не понимаю, зачем мы здесь собрались»

На самом деле для того чтобы получить срок за фейки, надо проявить немалое старание. Первый случай, как правило, карается предупреждением или штрафом, второй — штрафом, и только затем дело может дойти до уголовного преследования.

С Овсянниковой именно так и происходит. После возвращения она стала устраивать очередные «перфомансы», и в июле 2022 года Мещанским судом была оштрафована на 50 000 рублей за публичное распространение фейков о действиях ВС РФ.

В соцсети в отношении данного приговора женщина написала следующее: «Считаю, что приговор должен быть оправдательным. Вот что я сказала судье по существу предъявленных мне обвинений: “Я вообще не понимаю, зачем мы здесь собрались и тратим свое время. Все, что сейчас происходит — настоящий абсурд. Вы выхватили мою фразу из интервью в защиту Ильи Яшина. За что вы меня судите? Считаю, что этот судебный процесс полностью сфабрикован. Он организован с целью запугивания”».

А что еще с ней делать?

Если человек поставил перед собой задачу во чтобы то ни стало сесть в тюрьму, то ему очень трудно в этом помешать. В России многие требовали уголовного наказания для Овсянниковой еще после ее прыжков в прямом эфире, однако с ней поступили более чем гуманно. И это, кажется, разочаровало тех, кто курировал данный проект. И вот теперь экс-редактор Первого канала пытается пролезть в «узницы совести», как в старом анекдоте — хоть чучелом, хоть тушкой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах